Пользовательский поиск

Книга Жемчужины бесед. Содержание - Рассказ 78

Кол-во голосов: 0

Рассказ 70

Хранители преданий повествуют, что жил в городе Термезе бездетный купец. Лоно жены купца было бесплодным, как солончак, так что семена его рода не давали ростков. А он целыми днями мечтал о сыне, не спал по ночам, раздавал много милостыни, приносил много жертв.

И вот, наконец, всевышний и всеславный господь мощью своею одарил его в преклонные годы красивым сыном по имени Убейд, как одарил в свое время Ибрахима – да будет мир над ним – вестью: «И возвестили мы ему весть об Исхаке-пророке».[368] Отец был безмерно рад и воздал в благодарность богу многочисленные славословия, прочитал много молитв. Он растил сына в ласке и холе, берег его словно зеницу ока.

Когда ребенку исполнилось одиннадцать лет, когда росток его стана вытянулся, купец отослал способного мальчика к учителю и не жалел денег на его обучение и воспитание. Его наставник всячески о нем заботился и пекся, проявил похвальное усердие, чтобы научить его наукам и знаниям. Отец каждый миг находил на челе сына приметы счастья, читал на его лице знаки благоденствия и приносил в жертву жемчужины и самоцветы этих стихов:

Отцу, у которого есть такой потомок, как ты,
Матери, у которой есть такой сын, как ты,
Солнце светит из ворота кафтана,
Лунный свет сияет с порога.

И вот, когда Убейд совсем подрос, выучился читать и себя держать, ему сосватали луноликую деву, справили все подобающие обряды, исполнили принятые обычаи. Новобрачные стали предаваться любовным утехам и утолять сердечную склонность. Убейд так привязался к жене, что ни на минуту не мог покинуть ее покоев, даже чтобы оказать должное почтение родителям. Он забросил и торговые дела, совсем забыл о правилах веры. Купец был очень обижен и уязвлен тем, что сын так отдалился от них, он глубоко страдал и даже раскаивался, что женил сына, упрекая его и увещевая. Но ничто не помогало и не действовало.

И вот однажды к купцу пришел его близкий друг, которого он знал с детских лет и которого очень любил, и стал расспрашивать его о делах. Купец отвечал:

– Что говорить о делах моего сердца тому, кто не может исцелить его.

Но друг возразил:

– Нет, надо обязательно поведать и раскрыть тайну, которая у тебя на сердце. Быть может, мне удастся развязать тугой узел твоих невзгод, найти лекарство твоему недугу.

Купец, слыша от друга такие речи, тотчас рассказал о том, как сын помешался на любви и полностью посвятил себя жене.

На это друг ответил:

– Разумеется. И никто в мире сейчас не может отвратить его от нее, ибо он еще молод, в объятиях его – красавица, кругом – все блага мира и под рукой – все желаемое. К тому же он еще не изведал жизни, не вкусил ни горячего, ни холодного. Удивительно было бы, если бы он отказался от такого наслаждения и бросил бы такую благодать. Ведь великие мужи сказали: «Если тот, кто достиг своих желаний, отвратится от них, – он дурак»!

Но у меня есть пара попугаев, очень умных, ученых, весьма красноречивых и речистых. Они могут представить правду в обличье кривды, выдать грех за добро, рассказывают чудесные истории, повествуют долго и занимательно. Если ты разрешишь, то я велю поселить птиц в комнатах твоего сына. Будем надеяться, что своими удивительными притчами и увлекательными рассказами они отвратят его внимание от молодой жены, выведут его из состояния, в которое впал. Быть может, им удастся склонить его отправиться в поездку по торговым делам. Тогда благодаря их наставлениям наваждение пропадет.

– Вот самое подходящее решение, самый уместный выход! – воскликнул купец. – Но сначала расскажи мне подробнее о попугае и самке, о том, какие они творят чудеса, какова их история, откуда они попали к тебе.

Рассказ 71

Однажды я сидел на крыше своего дома, – начал друг, – и читал разные книги, поскольку говорят: «Лучший рассказчик – книга».[369] Также сказано: «Книга – лучший в мире собеседник».[370] Я отбирал тонкие мысли и выискивал удачные выражения. То я останавливал внимание на какой-то мысли, то запоминал какую-нибудь пословицу. И вдруг прилетели попугай и его самка и сели на карнизе дома. Они стали беседовать со мной и сказали:

– Сначала выслушай повесть о нашей сердечной боли, а потом прими нас на службу!

Я поразился словам птиц и ответил.

– Что ж, поскорей говорите, что у вас на душе. И они заговорили:

– В некоем городе, в некоей обители мы были людьми, мужем и женой, слугами хозяина обители. Мы в совершенстве владели искусством музыки, играли подобно Барбеду. От напевов наших флейт, от звуков струн в досаде ломала ногти Нахид, а Утарид, несмотря на свое совершенное владение каламом, лишался сознания от зависти. А монах, наш хозяин, за сорок дней и ночей лишь один раз выходил из своего храма и прислушивался к нашим песнопениям и обращал душу к нашим напевам. Наши песни заменяли ему наслаждение от мирских яств и напитков. Он радовался им всего лишь час, а потом снова удалялся в келью и порывал узы, связывавшие его с людьми. И вот однажды ночью отшельник вышел наружу и захотел послушать нас. Но нас не оказалось на месте, поскольку мы уединились ради любовных утех в другом уголке. За то, что мы пренебрегли своими обязанностями и не исполнили его желания, он проклял нас в молитве и отвратил от нас свое сердце. В тот же миг всеславный и всевышний творец лишил нас своей милости и изменил наш облик. Муж стал попугаем, а жена – попугаихой. Коль скоро судьба распорядилась так, и рок так решил, мы склонили головы перед волей Аллаха, приняли сердцем его приказание и сказали:

Судьба предопределена, чему быть, того не миновать. Разве помогут унижение и смятение? Предопределяет Аллах то, что хочет. Что толку беспокоиться? Ведь воля – у Аллаха.

Вот потому-то мы и говорим на людском языке. А иначе разве могли бы птицы разговаривать? Но хоть мы теперь обратились в такое состояние и оказались в таком обличье, однако мы не можем пребывать среди животных, наши сердца не могут раскрыться перед ними, наши души не находят покоя среди диких зверей. Нас всюду подстерегают когти сокола или орла. Мы боимся, как бы они не напали на нас и не причинили нам вреда. Все наши знания и наш ум не значат для хищных птиц ровным счетом ничего, наша сообразительность и прозорливость для них не стоят и гроша. Вот уже многие годы мы летаем по небу в поисках мудрого, разумного и ученого мужа, которому мы могли бы служить, а сами нашли бы свое счастье в общении с ним. Все наши знания и разум мы принесли бы в жертву такому мужу. Мы видим, что ты посвящаешь свое время изучению книг и чтению свитков, мы читаем на твоем челе приметы любознательности и твердой веры, потому-то мы и прилетели, чтобы служить тебе всем сердцем и душой, сочли это своей обязанностью. Мы надеемся, что остаток нашей жизни будет протекать подле тебя, что мы никогда не расстанемся с тобой. Ведь мудрецы сказали: «Пробыть один час с мудрым, но бедным мужем лучше, чем прожить целый год в обществе богатого невежды».

И вот когда я выслушал до конца их печальную историю, то счел своим долгом отнестись к ним с уважением и взял их к себе. Беседы с ними для меня – великая отрада во всех моих бедах и затруднениях. Когда на меня низвергаются бедствия и горести, то их мнение для меня – огромная помощь и содействие. Таковы птицы, о которых я говорил тебе.

Купец, услышав рассказ о попугаях, очень удивился, счел большим одолжением внимание и ласку друга, похвалил его за сочувствие.

Не теряя времени, птиц посадили в клетку, принесли в дом купца и поставили там, где были покои Убейда. А птицам уже сообщили о состоянии Убейда, и они знали, что он всецело посвятил себя новобрачной.

вернуться

368

Коран, XXXVII, 112

вернуться

369

Калила и Димна, с.7

вернуться

370

Калила и Димна, с.17

95
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru