Пользовательский поиск

Книга Жемчужины бесед. Содержание - Рассказ 56

Кол-во голосов: 0

В ту самую ночь, которая для девы была длинная и ужасная, как Судный день, долгая, словно ночь для влюбленного и больного, под царским дворцом напевал песни некий юноша с приятным голосом, сверля жемчужины ладов алмазом мелодии. От его напевов пробуждался и приходил в волнение дремлющий соблазн, а глаза недремлющей судьбы смыкались под эти звуки. Желание видеть лицо юноши, который, точно души влюбленных, был почти рядом с ней, находясь на расстоянии двух фарсангов, поселилось словно сороконожка в ушах дочери раджи, и она лишилась чувств. Сжигающая сердце мелодия, палящая душу песня пробудили ее, а сладостная музыка будто даровала новую жизнь ее телесной оболочке, которая пребывала в спокойствии, словно спящий, а ведь «сон – брат смерти».

Поскольку красавица знала этот мир и была мастерицей в делах любви, поскольку обладала исключительно тонкой натурой и нежным сердцем, она не в силах была слушать пленительную мелодию, была не в состоянии внимать игривой песне. Немедленно она, точно суфий, пустилась в пляс и вышла из дворца, кружась в танце, и тайком, незаметно двинулась к певцу. Как степную серну, ее опутали горестные тенета мелодии, ласкающей слух газелей. И она решила: «Если пожертвовать жизнью – то только ради этого певца. Если отдать свое сердце – то только этой мелодии. Ведь у диких и домашних животных есть и пропитание и подножный корм, они удовлетворяются только едой и сном. Чем же лучше скотины человек, который не вкушает ни радостей духа, ни тела? Хотя этот певец и не ровня мне, но, коли он достойный и пылкий мужчина, я непременно отдам ему сердце, раскошелюсь перед лавкой его желаний. Да кем бы и каким бы он ни был, воистину, он лучше моего несчастного мужа». Затем она пошла дальше, кинула взор на сладкоголосого певца и увидела алчного человека, с гноящимся телом, азартного игрока порочного бродягу, с одеждами, изорванными в клочья, словно ее сердце, выброшенного из родного дома, словно идол. Красавица из благородства не стала обращать внимания на его внешность, на его лохмотья, а поступила согласно выражению: «Взыскуй лишь нравственных качеств, дарованных Аллахом. Воистину Аллах смотрит не на ваши формы, а, напротив, на ваши сердца и помыслы».[242] Она любезно приветствовала его и произнесла:

Твой пленительный голос так услаждает мой слух,
Что я готова отдать душу за чарующий голос.

– О юноша! – сказала она. – Я почивала в рубашке неги и одеяниях роскоши, возлежала на ковре счастья и престоле величия, как вдруг из гнезда природы высоко взлетел твой голос и полонил пташку моей души, покоившейся в цветнике тела и гнезде телесной оболочки. И вот он привел меня, простоволосую, сюда, захватив в десницу событий, и я лелею надежду

Остаток своей жизни пройти счастливо с тобой.
Отныне я буду служить тебе и проведу с тобою всю жизнь.

Юный певец, увидев живое сокровище, обретя во мраке черной ночи живую воду, возликовал, обрадовался, и они вдвоем покинули город, взявшись за руки.

Прошли они некоторое расстояние, небольшую часть пути, и красавица сильно утомилась. Наконец они достигли озера. Больших и широких дорог они избегали, опасаясь встретиться со знакомыми и вообще с людьми. Однако на том озере не было ни челна, ни лодочника, чтобы переправиться, и они остановились в недоумении. Певец сказал:

– Я умею неплохо плавать, даже мастер в этом деле. Давай мне твои золотые украшения и драгоценности, я сначала переправлю их на тот берег. А потом вернусь, посажу тебя на спину и поплыву. Для меня это не составит труда, да и тебе будет легко.

Луноликая по простоте души и легковерию не заподозрила ничего дурного и отдала ему все свои драгоценности и наряды.

Певец же, переплыв на противоположный берег, поддался бесовскому соблазну и наваждению шайтана, пламя коварства запорошило его бесчестные глаза, он впился в платья и драгоценности зубами корысти и подумал: «Я – бедный человек, а она – дочь раджи. Какое может быть дело у нищего к шахам? Какое отношение имеет Рыба к Луне? Кто бы ни встретил нас, отберет ее у меня, и тогда и мне и ей будет угрожать опасность.

Не оставайся со мной, ибо люди станут завидовать,
Если в руке у бедняка увидят жемчужину.

К тому же она – чужая жена и не может быть моей законной супругой. От нашего брака и близости не будет радости и благоденствия никому из нас, нас ожидает лишь несчастье в обоих мирах. Да разве уживется богатая с бедным мужем? Если же я украду у нее золото и одежды, в этом нет греха, так как я беден и крайне нуждаюсь: «Нужда оправдывает недозволенное».[243] В случае необходимости недозволенное становится дозволенным.»

Приняв такое решение, он закинул суму на плечо и пошел восвояси. А красавица, проливая из глаз кровавые слезы, осталась на берегу озера, потрясенная и пораженная.

Наконец разбойник утра снял с ушей и шеи невесты неба ожерелье Млечного Пути и жемчужины светил, оголил и обнажил грудь и плечи царицы неба, содрав чадру рубинового цвета и разноцветную накидку, вор солнца утренним ветром разорвал темную завесу ночи бритвой сверкающих лучей, стер, словно геометр чертеж, звезды на небе. А бедняжка все оставалась там, беспомощная и слабая, лишившись мужа и упустив возлюбленного, потеряв драгоценности, столкнувшись лицом к лицу с позором и бесчестием, не зная, чем прикрыть наготу. Тогда она побежала к озеру и бросилась в воду, желая укрыть в тине свою душу и тело, превратив пену и мусор на поверхности воды в украшения и драгоценности для себя. То пиявки в воде, словно цепи, прикрывали ее наготу, то волны шароварами окутывали ее, то облекала она тело прозрачной водой, ибо окутывала волосы тиной с черепахи. Порой она заимствовала чешую у больших рыб, чтобы прикрыть грудь. Словом, дошла она до того, что больше нечем ей было одеться и не во что нарядиться. Опасаясь, что ее увидят нагой, она не могла выйти из воды. Она ждала того часа, когда меняла судьбы и ювелир рока украсят лавку неба золотом звезд и самоцветами светил, чтобы скрыть свое положение, ибо «Ночь – покров для влюбленных», и тайком вернуться к себе домой.

И вдруг она увидела шакала, который, держа в пасти добычу, пришел к озеру. А шакал заметил рыбу, которая билась на мелководье у самого берега. Он оставил то наличное, что было у него в пасти, и побежал за дирхемом, обещанным в долг. Рыба же подпрыгнула и опустилась в воду. Оглянулся шакал, а его добычу уж унес другой зверь. Раздосадованный и огорченный, шакал остался без ничего. И тогда он произнес стихи:

Позабыв о наличном, бежать за обещанным в долг
На пустой желудок – вот поистине глупость!

Сказал всевышний Аллах: «Шайтан обещает вам бедность»,[244] и эти слова полностью подтверждают то, что случилось с шакалом.

Дочь раджи, видя, что шакал лишился и того и другого, убедилась в коварстве и неверности мира и судьбы, стала укорять зверя в таких выражениях:

– Ну и дурак же ты! Упустил то, что было у тебя в руках, и погнался за сомнительным, от которого и следа не осталось. Это столь же далеко от мудрости и сообразительности, сколь близко к глупости и дурости.

Если ты погнался за малым в надежде на большое,
То боюсь, что и малое убежит от тебя.
Некто ради хлебной похлебки нарушил пост,
Выловил хлеб – тут и горшок разбился.
Ешь в меру, не гонись за большим,
Считай удачей малое, что есть у тебя.
вернуться

242

Мифтах ан-наджат, с. 308

вернуться

243

Рисалат ал-алиййа, с. 297

вернуться

244

Коран, II, 268

45
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru