Пользовательский поиск

Книга Жемчужины бесед. Содержание - Рассказ 44

Кол-во голосов: 0

Плотник, готовый от любви стругать собственное тело, говорил:

– Это я вырезал кумира, это я заложил основы, и она моя!

Ювелир, лицо которого от страсти к деве пожелтело, словно золото, рад был пожертвовать и златом, и жизнью, он воскликнул:

– Это я одарил невесту золотыми украшениями – значит, она должна достаться мне!

Аскет забыл сорок лет воздержания, готов был отдать всю свою святость за единый взор красавицы, он твердил:

– Эта дева обрела жизнь и душу только благодаря мне, моей молитве. Мои права больше, по шариату[130] и тарикату она принадлежит мне.

Портной же опустился в колодец раздумий, вышел на улицу глупости, размахивая руками и ногами, он заявил:

– Красота и золото – это роскошь. Ведь главное выполнил я: надел на нее одеяние невесты. Кто же может быть ее мужем, кроме меня?

И вот между ними разгорелось пламя вражды, поднялся дым распри. Они стали обвинять друг друга, забыли о давней дружбе и взалкали крови из-за ничтожной женщины.

Влюбленный плотник сказал:

– Ювелир и портной – всего лишь мастеровые. Им причитается за услуги, ибо украшения невесты и одеяния красавиц покупаются за деньги, и только. С какой стати должна достаться им сама красавица, утоляющая душу? Аскет же – благочестивый человек, он давно уже отказался от земных наслаждений, надев шапку отказа от мирского. Что за дело ему до таких кумиров? Удел дервишей – это самоотречение и отказ от благ этого мира. Значит, красавица должна быть моей.

Жаждущий ювелир извлек золото слов из тигля сердца в таких выражениях:

– Аскет и плотник для этой девы все равно, что отец и мать, ибо она обрела жизнь благодаря их усилиям и поступкам. Как же она может стать им женой и супругой? А как смеет претендовать портной, когда я здесь? Это я отлил золотые украшения, а ведь великие мужи сказали: «Без золота не будет никакого дела, без серебра не достигнешь никакой цели, не вкусишь плода лика и красы любимой».

Несчастен тот, у кого нет золота,
Кто не ведает о лике красавицы.

Преученейший муж Харири также нанизал жемчуга на эту тему:

Как прекрасны свежесть и юность ее!
И сколько полных месяцев в ее кошельке!
Клянусь творцом, который сотворил ее такой совершенной.
Если бы не страх перед творцом, я сказал бы, что она сама – творец.

Бедняга аскет с разбитым сердцем и слезами на глазах сказал:

– Плотник вырезал кумира, но какое имеет отношение ваятель к поклонению? Его доля – только взирать, не более. Златокузнец и портной – всего-навсего ремесленники. Пусть и получают плату за свой труд. Да, и платье, и золотые украшения сребротелой красавице необходимы. Коли они не поленились, то им и заплатят по заслугам. А красавица станет моей подругой.

Бедный портной, видя постыдную распрю, дрожа от страха, сказал:

– Хотя нас, портных, и считают глупыми и невежественными, но все-таки и я по мере своего разума и своих скудных познаний скажу несколько слов и вступлю на путь этого спора, дозвольте мне это.

– Говори, что желаешь, – ответили друзья, и портной начал так:

– Эта красавица, если судить справедливо и праведно, должна достаться только мне. Однако ж, если судить по усердию и старанию каждого, то она принадлежит всем. Любому из нас принадлежит определенная доля. Но ведь человека нельзя делить и распределить, так чтобы каждый взял себе часть. К тому же мужество и благородство, вера и набожность не дозволяют владеть одной долей. Ведь и в других делах соучастие во владении порицается и осуждается, в данном же случае это предосудительно от начала и до конца. Если вы хотите, чтобы между нами не возникла вражда, давайте бросим жребий и разыграем красавицу. Или попросим прохожего решить дело миром и примем его решение.

Друзьям понравилось предложение портного. Они все еще обсуждали его, когда появился путник, и они пригласили его решить их тяжбу. Все они по очереди рассказали о том, что случилось, попросили его выступить судьей и решить, чьей женой и супругой должна стать дева. Но путник, узрев совершенную красоту и несравненное лицо, безумно влюбился в деву, сам превратился в спорщика и претендента.

– Она моя законная невеста уже в течение многих лет, – стал говорить он. – Все эти драгоценности и украшения подарил ей я. Недавно она разгневалась, покинула меня и скрылась. Много претерпел я в поисках ее, до сих пор путешествую.

Я многие годы странствовал в поисках возлюбленной,
Возлюбленная у себя дома, а мы странствуем по свету.

– Слава Аллаху, – продолжал он, – я вновь обрел лицо любимой, лик возлюбленной. А что за бредни вы плетете, какие небылицы выдумываете? Зачем вы глумитесь над верой, нагромождая ложь? Во имя чего вы затеяли эту распрю в такой день? Может быть, вы хотите коварством и хитростью, уловками и проделками овладеть чужой женой?

Друзья только дивились его словам, раскаялись в своих деяниях и сказали:

– Уважаемый! Это ты затеял здесь свару. Постыдись же и не тешь себя пустыми надеждами.

Но путник поднял шум пуще прежнего и стал настаивать на своем, рьяно осыпая их новыми обвинениями. И вот все пятеро, обступив кумир, словно нимб луну или лепестки плод, отправились к начальнику стражи города и изложили ему суть тяжбы.

А тот был большой женолюб. Как только увидел красавицу, воспылал страстью к ней, из его рук выскользнули поводья самообладания и бразды самообуздания. И он подумал стихами:

Я видел целый город, жители которого сошли с ума из-за любви к ней,
И сам оказался в их числе.

Потом он повернулся к ним и сказал:

– Эта женщина – жена моего старшего брата. Она шла из одного селения в другое. Ей повстречались разбойники, ограбили ее дочиста, а моего брата убили. А ведь она его жена, и мы давно о ней не слыхали. И вот, слава Аллаху, я напал на убийц брата и нашел его жену. Ведь великие мужи сказали: «Несправедливо пролитая кровь никогда не дремлет». Теперь я всех вас убью в отместку за смерть моего брата и воздам вам по справедливости за его жену и детей.

И шихне.[131] велел отвести четырех друзей вместе с путником к кадию[132] Каждый из них рассказал, что случилось. Тот кадий был человек веселого нрава и влюбчивый, так что чоуган бровей красавицы погнал вперед мяч его сердца. Он повернулся к деве и молвил:

Я брожу от дома к дому и из улицы в улицу в разлуке с тобой,
О разоряющая очаги всех жителей мира! Где ты?

А затем он вопросил:

– Что за напрасные препирательства? Чего ради вы так шумите? Уже давно эта раба божья обошлась со мной вероломно и похитила изрядную сумму денег и много драгоценных каменьев. Это моя младшая жена, она сбежала из-за постоянных придирок и недоброжелательства моей старшей жены. Благодарение Аллаху, истина восторжествовала! Я заплатил за эту женщину выкуп и теперь обрел ее, свою законную собственность. Вам же полагается плата за труд. Получите награду и возвращайтесь восвояси.

Пока шла эта тяжба, спорщики только дивились, как дело непрерывно поворачивается в разные стороны. Вокруг собралась большая толпа любопытных. А красавица продолжала безмолвствовать, не проронила ни единого слова. Она глядела на спорящих, каждый миг поражая их стрелами взоров и копьями ресниц, и они все больше влюблялись в нее, теряли голову.

В собравшейся толпе каждый зевака судит в меру своего разумения и познаний. Одни принимали сторону странников, другие склонялись в пользу встречного путника, были и такие, которые старались помочь шихне, а иные усердствовали в поддержку кадия. Большая часть людей склонялась в пользу шихне и кадия. В этот момент портной обратился к толпе с такими словами:

вернуться

130

Шариат – (от арабского шариа – «ясный путь») совокупность всех религиозно-правовых и обрядовых норм ислама.

вернуться

131

Шихне – полицейский чин в средневековых городах Ирана

вернуться

132

Кадий – мусульманский судья, выносивший решения по гражданским делам на основе исламского права

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru