Пользовательский поиск

Книга Жемчужины бесед. Содержание - Рассказ 26

Кол-во голосов: 0

– Пусть царь прикажет, – стал умолять попугай, – поставить в саду, рядом с тем деревом, царский шатер, пусть собственной рукой сорвет плод и даст какой-нибудь скотине. Если она околеет, то тогда я воистину потеряю всякую надежду на драгоценную жизнь. Но если же плод окажется сладким и вкусным и подаст весть о жизни вечной, то государь убедится в верности и искренности своего покорного раба, в моей невиновности.

Такое предложение падишаху понравилось, он приказал разбить в саду царские шатры, спустился из дворца и сорвал с дерева плод. Потом он приказал привести дряхлую старуху, которая только по лени не сходила в могилу. Если бы этот плод оказался таким же, как и прежний, то о смерти старухи никто не пожалел бы. Ей дали отведать плод, и дряхлая старуха, живой труп, превратилась в двенадцатилетнюю деву, осень старости для нее обернулась весной юности. Следующий плод съел сам царь, а потом велел дать и другим. И все они стали вечно юными, обрели новую жизнь. И хотя царь сначала усомнился в искренности намерений попугая, однако в конечном итоге убедился в его верности и преданности и оказал ему многие милости.

Доведя рассказ до этого места, попугай сказал:

– О Мах-Шакар! Ты оценишь меня и убедишься в моей преданности, когда счастливая и довольная вернешься со свидания с возлюбленным.

Мах-Шакар проворно стала повязываться поясом расторопности, чтобы навестить возлюбленного, но тут:

Сквозь лазурь неба проглянуло утро,
Повсюду гордо заиграло солнце.

ПОВЕСТЬ о сыне везира, о купце, о деревянном попугае, который умел говорить

Жемчужины бесед - i_012.jpg

На девятую ночь, когда позолоченный павлин солнца полетел в сад запада, когда темно-синий попугай неба прибыл из Хинду-стана востока, Мах-Шакар, выступая словно куропатка, сжигаемая желанием лицезреть возлюбленного, томимая стремлением увидеть любимого, мечтая посетить дом утешителя, пришла к попугаю и попросила разрешения отправиться на свидание.

– Да, – отвечал попугай, – на этот раз нет никаких препятствий и помех. Конечно, надо спешить озарить келью друга лучами твоего света и сиянием радости и превратить ее в цветник. Я же, твой покорный раб, этой ночью не стану рассказывать никаких историй, не стану нанизывать жемчужины сказаний. Вот только хотел сказать вкратце несколько слов в назидание и наставление. Они пригодятся тебе при свидании с любимым, не дадут споткнуться при встрече с ним. Я скажу эти слова, надеясь, что ты выслушаешь их сердцем и во всем последуешь им, ибо они – заглавное предложение жизни и основа всех обычаев благовоспитанности.

– Не премину выслушать, – отвечала Мах-Шакар, – я знаю, что бы ты ни посоветовал, все это ради моей пользы и для успеха дела.

– Суть моих наставлений та, – сказал попугай, – что, когда ты, моя госпожа, встретишься с любимым, когда сердце твое обрадуется беседе и общению с ним, тебе не следует что-либо жалеть ради него, ты должна по мере своих сил стараться угождать ему, быть покорной, словно слуга и раб, и соглашаться со всем, что приятно ему, не проявлять небрежения в служении и смирении, ибо, по законам любви и дружбы, возлюбленная – заместительница супруги, во время неудач и невзгод подруга заменяет супругу, как сказано:

Не всегда опьянение исходит от винограда возлюбленной,
Ибо тростниковый сок также опьяняет.
Если нет розы, заменит ее благоухание мускуса,
Светильник посреди ночи послужит солнцем.

Однако мой завет тебе: ни за что не разглашай тайны твоего сердца, не открывай секрета твоих дум. По мере возможности таи их и всячески усердствуй в сокрытии, ибо нет доверия дружбе в наше время, нельзя полагаться на любовь и товарищество в этом мире.

Таи свою повесть, чтобы не знал о ней никто,
Будь он из племени Джибраила или из рода Иблиса.[158]
* * *
Не говори другу тайны, если сможешь,
О враге же нечего и поминать – знаешь сам.
Настанет день, когда друг станет врагом,
И тогда тебе придется раскаяться в словах.

А то как бы тебе не пришлось раскаиваться и сожалеть, как тому сыну везира, который поведал жене историю о говорящем деревянном попугае, а она доверилась монаху, своему любовнику. Из-за этого сын везира и жены лишился, и всего состояния.

– А как это случилось? – спросила Мах-Шакар, и попугай начал.

Рассказ 19

В собраниях занимательных сказаний повествуют, что некий богатый купеческий сын поехал в другой город по делам торговли и продал там по хорошей цене ткани и иные товары. Он получил прибыль один к одиннадцати, и мошна его переполнилась монетами, кошелек стал тугим, так что он накупил товаров, ходких в родном городе, сложил вьюки. И вдруг его осенила мысль, что если он не купит и не повезет в родной город какой-нибудь диковинки, которой нет ни у кого, то не будет отличаться от других купцов, и не превзойдет их. Раздумывая об этом, он остановился перед каким-то редкостным товаром, и вдруг некий прохожий сказал ему:

– У нас в городе живет столяр, великий мастер. У него есть талисман, при помощи которого он в урочный час вырезает из дерева говорящего попугая.

Купеческий сын был изумлен и поражен, ибо даже живой говорящий попугай – и то великое чудо, так что же говорить о деревянном! Он потратил много денег, пробыл там достаточно долго, пока не заполучил диковинку. Потом он вместе с караваном двинулся в родной город. Когда он вошел в дом и отдохнул от дорожной усталости, то велел жене беречь попугая и доверил ей, что попугай умеет говорить.

Жена купца водила шашни с сыном везира, а жена того была любовницей монаха, жившего в келье в окрестностях города. О таких людях, как сын везира, опытные мужи сложили следующие стихи и нанизали жемчужины мысли:

Тот, кто стучится в дверь брата,
Услышит стук и в свою дверь.
Не переходи никому пути, ибо сам не выпутаешься из беды.
Не рой яму другому, ибо сам угодишь в нее.

«Как часто тот, кто роет яму, сам падает в нее».[159] И вот однажды купеческий сын на собрании, где был и сын везира, заговорил о деревянном попугае. Присутствующие удивились, и всем захотелось увидеть попугая и послушать его.

Сын везира, полностью уверенный, что жена купеческого сына, его любовница, ни в чем ему не откажет, тотчас отправил к ней слугу, и тот принес попугая. Он тут же велел столяру вырезать копию игрушки. Как только она была готова, сын везира отправил ее назад. Подлинного же попугая сын везира поручил своей жене и поведал ей тайну. Потом он вернулся на собрание, громогласно стал опровергать слова купеческого сына и заявил, что деревянный попугай не может разговаривать. Но тот продолжал настаивать на своем, и дело дошло до заклада. И вот сын везира говорит:

– Если деревянный попугай заговорит, то я уступаю тебе дом, жену и состояние. А не заговорит, – все твое будет моим.

Поскольку и тот и другой настаивали на своем, то они побились об заклад и на том успокоились. Они установили срок в один день и разошлись по домам в ожидании, какую же шутку сыграет с ними на другой день кукольник-небосвод, какой лик явит милосердное небо:

вернуться

158

Стихи принадлежат Абу-л-Ала Маарри (см. Макарим ал-ахлак, с. 187)

вернуться

159

Калила и Димна, с. 154

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru