Пользовательский поиск

Книга Жемчужины бесед. Содержание - ПОВЕСТЬ о радже Камру, о попугае-лекаре и о том, как он вылечил раджу

Кол-во голосов: 0

Когда третий юноша завершил рассказ, вход в пещеру открылся совсем, и правдивые друзья вышли наружу. Они спаслись от такой напасти благодаря искренности и правдивости.

– Если за вами числится какое-либо преступление, – продолжала Хуршид, – то расскажите о нем, не откладывая.

Все трое стояли пораженные, не зная, как быть. Ведь скрыть правду означало остаться при своих болезнях, а рассказать ее значило опозорить себя. Но поневоле каждому из них пришлось поведать о своих поступках.

Когда Хуршид убедилась в искренности их слов, она простила их, приняла во внимание стыд и срам, которые они пережили, и воздела руки к небу в молитве. Всеславный творец в благодарность за подвижничество и добродетель Хуршид даровал им полное исцеление. А Хуршид, в свою очередь, открылась им со словами: «Нет нынче вам укора».[332] Они же стыдились не столько друг друга, сколько самой Хуршид. Затем они все впятером остались в той келье, предпочтя подвижничество и отшельничество всем благам мира, до последних дней своих поклонялись богу, а когда настала пора умереть, то сложили пожитки и со спокойным сердцем покинули этот мир.

– Знай же, о Мах-Шакар, – заключил попугай свое повествование, – смысл этого рассказа в том, что в большинстве случаев красота подвергает красавицу опасности гибели, как об этом я рассказал в повести о Хуршид. И рассказ этот – поучительная притча.

Попугай все еще продолжал рассуждать, когда караван утра пришел в движение, а отшельник небес высунул голову из кельи востока.

ПОВЕСТЬ о трех везирах раджи Махлара, о Хамидуне, сыне великого везира, о Сайяре, дочери второго везира, о том, как они полюбили друг друга

Жемчужины бесед - i_007.jpg

На тридцать вторую ночь, когда золотой шатер царя планет свернули и убрали в сокровищницу запада, когда серебряный трон луны установили на лазоревом ковре неба, Мах-Шакар пришла к попугаю, стала спрашивать разрешения, советоваться с ним, следует ли ей пойти к возлюбленному, чтобы обрести свою судьбу в саду свидания с ним. Попугай сначала вознес молитвы за нее и воздал ей хвалу, а потом сказал:

– С моей стороны нет никаких возражений тому, чтобы глаза моей госпожи озарились несравненной красотой любимого, чтобы соловей стал гостем розы. Напротив, твой верный слуга всем существом жаждет и желает этого, мечтает и думает об этом. По своей верности я всегда молил об этом, по своей преданности испрашивал это. Точно так же, как сын везира Хамидун и сын брахмана достигли своего желания и цели, пусть исполнится и желание моей госпожи, пусть осуществится ее мечта.

Мах-Шакар спросила его:

– А у какого раджи был везиром отец Хамидуна? Кто такой сын брахмана? Как осуществились их мечтания? Расскажи-ка об этом.

– Ради счастия госпожи, – ответствовал попугай, – я поведаю эту историю о любви, но при условии, что, когда я закончу ее, госпожа не станет мешкать и тотчас отправится к любимому.

– Так и будет, – пообещала Мах-Шакар, – а ты расскажи эту повесть.

Рассказ 58

– Я слышал от хранителей сказаний, – начал попугай, – что в одном из городов Индии жил раджа по имени Махлар, великодушный и ученый. У него было три везира, и каждый из них обладал совершенством ума, обширными знаниями, мудростью и сообразительностью. Хотя третий везир возрастом и умом во многом уступал другим везирам, был ниже их по происхождению, тем не менее, он был доверенным лицом раджи, который по большей части советовался именно с ним, и раджа повсюду расхваливал его решения и поступки.

В один прекрасный день старший и второй везир вели беседу друг с другом. В силу взаимной приязни и дружбы они поклялись, что если у них будут дети и если по воле судьбы у одного родится сын, а у другого – дочь, то они сочетают браком эти две жемчужины власти. На том и порешили, заключили договор и скрепили его клятвой.

И вот счастливая судьба и ход времени свершили так, что в один и тот же день по благодатному стечению обстоятельств у старшего везира родился сын, и его нарекли Хамидуном, а в доме второго везира родилась девочка, которую назвали Сайярой. Родители растили их самым лучшим образом, не могли нарадоваться на их красоту. Два плода на ветви владычества, две жемчужины из моря власти росли и процветали в светлицах милости их матерей и покоях воспитания отцов, словно кипарис и можжевельник, обретали крылья и оперялись. Они учились в одной школе, у одного и того же учителя. И еще прежде, чем два великих мужа, как они уже давно порешили, сочетали их законным браком и заключили брачный союз по закону, их сердца полюбили друг друга, словно Маджнун и Лейли,[333] Вамик и Азра.[334] О любви ведь сказано:

Страсть твою в пору юности
Считай огнем и водой.

То дева брала уроки привязанности у скрижали сердца шаха, то луна запечатлевала письмена страсти на страницах ума солнца, то красавица учила задачи влюбленности в школе удивления, то пленительница писала пером любви в книге смущения. А Хамидун непрестанно размышлял о ее достоинствах и переворачивал страницы с описанием ее совершенства.

Он вручил сердце ее красе.
Она унесла его сердце, но не унесла жизни.
Она лицезрела его лик,
Отдала ему сердце, но не удовлетворила его желания.

Так они продолжали любить друг друга и не могли глаз сомкнуть, не вспомнив один о другом. Когда они достигли совершеннолетия, когда стали смотреть на мир оком ума, их отцы решили сочетать солнце и луну счастливым союзом на небе брака, положить лал и яхонт вместе в ларец брачного союза. Так они и сделали. По расчетам мудрецов определили день бракосочетания и первой брачной ночи и отвели несколько дней на подготовку торжества.

Но у третьего везира, который был более близким к радже и более доверенным, накануне умерла жена, и он стал просить раджу в таких выражениях:

– Мой дом украсится и будет благоустроен лишь тогда, когда второй везир выдаст за меня свою дочь и соизволит назвать меня своим зятем. Ибо нет никого равного мне или превосходящего меня происхождением. К тому же я – верный и преданный слуга своего раджи.

Поскольку раджа премного благоволил и был благосклонен к третьему везиру, он одобрил его выбор, дал согласие на его просьбу. И тотчас отдал приказ второму везиру, строго-настрого повелел ему отменить первое решение и выдать дочь за третьего везира.

Отец девушки не мог противиться приказу своего повелителя или же возразить хотя бы слово. Ведь мудрецы молвили: «Спорить с приказами повелителей или противоречить их воле – чистейшая глупость и полная дурость».

Рабу остается только повиноваться приказу,
Мячу остается только подчиняться чоугану.

И он поневоле, вовсе не желая того, подчинился, скрепя сердце дал согласие назвать его зятем, а первоначальное намерение потеряло силу, уговор был расторгнут.

Был назначен уже день свадьбы, определили час и день. Бедняга Хамидун ходил с разбитым сердцем, был так огорчен и поражен, что удалился в степь. У него был названый брат, сын брахмана. То был его преданный и искренний друг, и Хамидун увлек его с собой. Несчастный влюбленный разжег огромный костер и хотел от горя сжечь себя, сгореть, подобно мотыльку, из-за разлуки с огнеподобным лицом Сайяры.

– Берегись, не делай этого, – сказал ему сын брахмана, – и не произноси более таких речей. Ведь влюбленный в разлуке с возлюбленной каждый час горит пламенем, страждущий любви каждый миг плавится словно золото.

вернуться

332

Коран, XII, 92

вернуться

333

Лейли – героиня популярного на Востоке арабского предания о любви Кайса и Лейли, разлученных родителями. Влюбленный Кайс теряет от любви разум, и его начинают звать Маджнуном, т. е. «безумным». По некоторым версиям легенды, Лейли была некрасивой, но Маджнуну казалась прекраснее всех. Выданная замуж за нелюбимого, она продолжала хранить верность Маджнуну.

вернуться

334

Вамик и Азра – легендарные влюбленные, любовь которых окончилась трагически. Азра часто упоминается в литературе как образец красоты. Сюжет предания восходит к пехлевийской литературе, однако пехлевийская запись утрачена. В литературе на новоперсидском языке история Вамика и Азры была обработана поэтом Унсури (ум. в 1040 г.), а затем (в 1049 г.) поэтом Фасихи из Джурджана. На этот сюжет написаны также поэмы турецкими поэтами Бихишти (XV в.) и Ламеи (XVI в.).

80
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru