Пользовательский поиск

Книга УБИЙЦЫ И МАНЬЯКИ. Содержание - ЗМЕЯ У СЕРДЦА

Кол-во голосов: 0

Иван Ильич позвонил дважды. На пороге выросла дородная тетка.

— Тебе чего?

— Мне бы… это, — оглянувшись для пущей убедительности, понизил голос, — отдохнуть маленько.

Женщина окинула его с ног до головы, посторонилась.

— Платить как будешь?

— Нормально, — заверил. — И чтобы помоложе.

Она что-то пробормотала, завела его в комнату. Ждать пришлось недолго — перед Иваном Ильичом хозяйка разложила фотографии.

— Эта, — ткнул пальцем в до боли знакомый профиль. — За эту я хорошо заплачу.

Юлька увидела отца слишком поздно. Поздно — чтобы что-то предпринять. Он стоял за дверью, когда она вошла. Гримаса ужаса перекосила ее лицо, и она отшатнулась. Иван Ильич с силой схватил ее за плечи и наотмашь ударил по лицу. Она не издала ни звука. Больше не бил. Сдернул с дочери ремень и накинул на шею.

…Через несколько минут знакомое уже такси остановилось возле близлежащего РОВД.

"Я задушил свою дочь, — написал он твердой рукою в дежурной части и, помедлив, добавил — проститутку…!"

("Частный детектив", 1995, N 17)

ЗМЕЯ У СЕРДЦА

— Смотри, вот они, — он толкнул дружка в бок, указывая взглядом в сторону соседнего подъезда, из которого только что вышли женщина и мальчик-подросток с собакой.

— Ага, она точно спешит на работу, — отозвался тот, увидев, что женщина, распрощавшись с сыном, заспешила к остановке автобуса. — Вот, черт, пацан еще с собакой гулять будет.

Мальчик действительно около двадцати минут прогуливал во дворе собаку, забавлялся с ней, ни о чем не подозревая. Дружки терпеливо дождались, пока он, наконец, направился в подъезд, выждали для страховки еще немного, и один из них, удобнее перехватив в руке увесистый сверток, решительно выдохнул:

— Пошли…

Спустя примерно полчаса детишки, играющие во дворе, увидели что-то для них необычное: два парня-осторожно пробирались по крыше высотного дома к входу, ведущему в со-седйий подъезд. Еще чуть позже в дверь квартиры, куда заходил мальчик, позвонила его возвратившаяся из школы сестренка. "У друзей, наверное, Димка", — решила она, когда никто не ответил на ее звонок, и, беззаботно помахивая портфелем, спустилась во двор.

А еще через три часа в квартиру зашел хозяин, вернувшийся с работы. На полу зала в беспорядке валялись выброшенные из ящиков вещи. "Ограбили", — мрачно констатировал он и открыл дверь в комнату сына… Дймка, его 14-летний сын, лежал на полу в неловкой позе. С перерезанным горлом и двумя ножевыми ранами в сердце.

Прибывшие на место преступление члены оперативно-следственной группы были поначалу немало озадачены: из практики знали, что квартирные воры, даже застигнутые хозяевами на месте преступления, редко отваживаются на крайние меры. Избить, попугать, связать и затолкать в ванную, да, но убить, тем более ребенка — невероятно.

Может, они боялись быть впоследствии опознанными мальчиком?

Уже к вечеру эта версия получила довольно убедительное подтверждение: девочка-школьница, скучавшая у окна своей квартиры, очень хорошо рассмотрела двух странных парней на крыше.

— Да, среднего роста. Один — светлый, второй — темный. С каким-то свертком в руке. Да, после двух часов я их видела, — уверенно утверждала девочка.

В тот же вечер сотрудники милиции стучались в дверь одного из подозреваемых. К сожалению, опоздали. Что и позволило убийцам еще довольно длительное время не только дышать воздухом свободы, но и натворить немало черных дел.

…Игорь, Галина и Татьяна несколько лет работали вместе в одном из кафе в центре Минска. Потом Игорю наскучило ремесло бармена, и он уволился, занялся челночным бизнесом да подвизался в какой-то фирме поваром. Женщины остались. Все трое изредка встречались. И если с Галиной Игорь болтал с удовольствием, то Татьяну — недолюбливал. Острая на язык женщина всегда находила возможность уколоть его, подсмеяться, уязвить. Между тем, Игорь знал, что умеет она не только языком молоть, но и весьма практично относится к жизни, подрабатывает где только можно, все тащит в дом.

Об этом ему по большому «секрету» поведала Галина, которая, как оказалось, тоже недолюбливала Татьяну. Внешне она это никак не показывала, ходила у нее в лучших подружках, но чувство зависти явно мешало ей жить спокойно. Поэтому в разговорах с Игорем она на чем свет честила женщину.

Нина, подружка жены Игоря, свела его со своим знакомым, неким Андреем. Разыскиваемый оперативниками Молодеч-но, тот подался в столицу, где чувствовал себя довольно уверенно. На беду, кончились деньги, в долг набрал более 400 долларов, а перспектив расчета с должниками — никаких. Ничем не помог новому знакомому и Игорь, у которого тоже с финансами было не густо.

— Эх, — с досады разоткровенничался Андрей, — дерьмовые дела. Вот раньше я пожил. Две хаты, одну в Молдове, вторую в Питере «выставил», барахло загнал — гудел на всю катушку. Да и в Москве, — он доверительно понизил голос, — восьмерых афганцев замочил, все шито-крыто, а денежек — полный карман. Не худо бы и здесь квартирку взять. Да только без наводки не сунешься. Брать, так уж хату «упакованную», чтобы было за что рисковать.

Слова Андрея запали, видимо, Игорю в душу, и тогда он впервые подумал о Татьяне и ее богатой квартире.

Тема получила продолжение на праздновании дня рождения сына Галины, когда Игорь, потягивая шампанское, вдруг спросил:

— А ты ничего живешь. А как Танькина квартира?

— О-о, — с завистью протянула хозяйка. — Моя ей в подметки не годится. Шмотки, мебель и, главное, золото — она деньги свободные в него вкладывает. Бо-о-гатая…

Ослепленная завистью, разогретая шампанским, хозяйка не только назвала адрес подружки, но и подробно рассказала, где та хранит деньги, где золото, когда приходит с работы муж, в какую смену учатся двое детей.

— Может, ей денег за наводку отстегнуть? — предложил Андрей, услышав рассказ Игоря и поняв, что может выгореть неплохое дельце.

Игорь равнодушно махнул рукой: обойдется, мол. И дружки стали детально прорабатывать план налета на квартиру. Зная, что в ней всегда есть кто-то из детей, решили действовать открыто, совершить грабеж Запаслись увесистым разводным ключом и самодельным ножом.

Словно коршуны, несколько дней кружили вокруг дома, следили за тем, когда уходят и приходят домой мальчик и девочка, когда появляется муж. Разведали пути отхода, решив после ограбления по крыше перебраться в соседний подъезд.

Своего часа все же дождались. Вошли в квартиру и вышли из нее с карманами, набитыми кольцами, цепочками, перстнями, прихватив также понравившуюся кожаную куртку. Но каково же было удивление Игоря, когда, позвонив вечером Нине, он узнал, что у него дома уже была милиция. В панике выбросил в озеро нож и все ценности, лихорадочно метался по темному берегу, поджидая Андрея. Узнав о таких непредвиденных обстоятельствах, тот только сплюнул:

— Влипли, надо рвать когти. И быстрее. Но денег-то нету. Ладно, дай мне телефон Гальки, есть кое-какая мыслишка.

Галина, слышавшая, как Татьяне позвонили на работу и сказали о гибели сына, прекрасно понимала, чем все это может кончиться. Телефонный звонок подтвердил ее худшие опасения:

— Это — Андрей, дружок Игоря. Ты в курсе, что мы были вынуждены «замочить» пацана? Ты — соучастница убийства и покрывать мы тебя, если что, не будем. Так что бери триста баксов и гони к ресторану «Нарочь». Нам нужно скрыться. Не придешь — хуже будет.

"Толкнув" по дешевке какому-то знакомому кожаную куртку, убийцы срочно выехали в Санкт-Петербург, где к ним вскоре присоединалась и Нина, жаждущая разделить все опасности со своим закадычным дружком Андреем.

Там, в чужом городе, троица пустилась во все тяжкие. Игорь и Андрей нападали на подвыпивших питерцев, избивали, отнимали ценные вещи. Нина, связавшись с такой же отпетой питерчанкой, травила подгулявших своих кавалеров клофелином. Подобных эпизодов за ними числится не менее пятидесяти.

95
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru