Пользовательский поиск

Книга УБИЙЦЫ И МАНЬЯКИ. Содержание - ГЕРБЕРТ РАДЕМАХЕР — "ОГНЕННЫЙ ДЬЯВОЛ ЛЮНЕБУРГА"

Кол-во голосов: 0

ГЕРБЕРТ РАДЕМАХЕР — "ОГНЕННЫЙ ДЬЯВОЛ ЛЮНЕБУРГА"

22 декабря 1959 г. ночную тишину Люнебурга разорвал пронзительный вой пожарных сирен. Через центр города промчались машины добровольной пожарной команды (профессиональных пожарных в городе тогда еще не было).

Полыхало старое, времен Ганзейского союза, кирпичное строение, украшенное великолепным фасадом в стиле барокко, — Старый Торговый Дом. Оцепляя здание и обеспечивая проход пожарным, полиция оттеснила в сторону толпу любопытных. Среди них был и молодой темноволосый человек с невзрачным бледным лицом, на котором только начал пробиваться первый пушок. Никто не обращал на него внимания, никому не бросалась в глаза его самодовольная циничная усмешка. Оцепенение сковало зрителей при виде пожара, уничтожавшего Старый Торговый Дом.

В нем размещались Восточно-прусский охотничий музей и ювелирная мастерская, ателье художника и склады различных фирм. Пожарные успели спасти находившийся под охраной как памятник старины барочный фасад, но склады сгорели дотла. В 2 млн марок оценивали эксперты нанесенный ущерб. Случившееся было расценено как преднамеренный поджог.

Пока зрители оживленно обсуждали, какое наказание получит виновник, юноша с бледным лицом стоял в толпе, прислушиваясь к разговорам. Но не долго. В горле пересохло. И залить его шнапсом молодой человек направился в "Келью Иоанна", что в старом городе. Здесь дискутировали на ту же тему, но юноша уже не слушал. Перед глазами вставало разгорающееся пламя, в ушах — шипение воды, на языке — привкус дыма и пепла.

Жители города еще не оправились от шока, как неделю спустя вновь были подняты с постели воем пожарных сирен. Ночью 29 декабря сгорела библиотека Люнебургской ратуши. Пламя второго чудовищного пожара уничтожило 30 тыс. ценных книг, в том числе уникальные тома XVI–XVIII вв. Нанесенный ущерб оценили в 180 тыс. марок И вновь эксперты пришли к единодушному мнению — преднамеренный поджог.

Пожар начался на верхнем этаже. Какое-то время огонь тлел под полом, а затем перекинулся на балки нижних помещений.

Этой же ночью люнебургская полиция зарегистрировала еще один поджог, оставшийся почти незамеченным. Пожар в помещении билетной кассы вокзала Люнебург-Южный, или "Малого вокзала Солтау", затмило пламя, бушевавшее в библиотеке ратуши.

Собрав бумаги и картон, неизвестные разожгли огонь под письменным столом. Материальный ущерб, причиненный пожаром, составил 5 тыс. марок. Преступники скрылись.

Большие пожары возродили старый спор. Общественность размышляла: нужна ли Люнебургу профессиональная пожарная команда или можно обойтись добровольной? В публикуемых прессой многочисленных статьях и письмах читателей о пожарах взволнованно обсуждались предполагаемые мотивы преступления неизвестного, которого окрестили "Огненным дьяволом Люнебурга".

Местная полиция была приведена в состояние боевой готовности. Ее усилили подкреплением, прибывшим из всех районов Нижней Саксонии. При уголовной полиции создали специальную комиссию. Прокуратура назначила вознаграждение в 13 тыс. марок за сообщение каких-либо сведений о преступнике. Полицейские наряды сутками патрулировали по городу. Охрана была выставлена на всех объектах, где предположительно могла быть совершена попытка поджога. "Любовные парочки" (переодетые полицейские) наблюдали за прохожими на улицах и в парках. Люнебург походил на военный лагерь.

Однако в ночь на 14 декабря 1960 г. "Огненный дьявол" совершил еще один поджог. На этот раз он избрал местную историческую достопримечательность — известный средневековой постройки ресторан "У короны". Три очага возникновения пожара обнаружили эксперты на пепелище: под стойкой, под столом в зале и в соседней комнате под роялем. Огонь полностью уничтожил зал ресторана. От дыма, проникшего по вентиляционной трубе в верхние этажи, чуть было не задохнулись обитатели дома. Ущерб от пожара составил 60 тыс. марок.

Возмущение жителей Люнебурга не знало границ. Полиция попала под перекрестный огонь критики. Как всегда в таких случаях, посыпались требования о радикальном ужесточении уголовного закона.

Специальную комиссию Б, состоявшую из 24 человек и разделенную на четыре группы розыска, возглавил верховный комиссар Ландман из земельного ведомства уголовной полиции Ганновера. Предполагали, что виновник или виновники родом из Люнебурга. Политический фанатизм, ненависть или месть выдвигались как возможные мотивы поджогов.

Специальная комиссия Люнебурга изобрела еще три версии. Первая: интеллектуал, уничтожая культурные ценности, стремился потрясти город. Вторая: виновника следует искать среди тех, кто требует создания профессиональной пожарной команды в Люнебурге. Третья: поджигатель — строительный подрядчик или архитектор, надеющийся на выгодные заказы. Но все эти предположения оказались ошибочными.

В последнюю очередь обсуждалась самая неинтересная и несенсационная версия. — Виновник — домогающийся признания психопат, непомерное тщеславие которого привело к преступлению.

Уголовная полиция, располагая целой "цепочкой следов", не имела ни одного конкретного факта о преступнике. Вечером 27 января 1960 г. под вой пожарных сирен сгорел дотла старый соляной амбар Вискуленхоф, здание XV в. Уничтожив стропила и бункер, пожар причинил ущерб, исчисляемый в 150 тыс. марок.

И на этот раз в толпе зрителей, наслаждаясь зрелищем, стоял парень с бледным лицом. Если бы его сейчас заметил люнебургский полицейкий вахмистр Грабовский, он узнал бы в юноше взломщика, задержанного им как-то на месте преступления. Тогда Грабовский не только не смог доставить молодого человека в полицию, но даже не успел его обыскать. Выхватив из кармана газовый пистолет, парень потребовал: "А ну-ка, приятель, быстренько снимай свою портупею с револьвером!" Грабовский повиновался, но грабитель все же выпустил с двухметрового расстояния газовый заряд прямо ему в лицо.

То же самое произошло с часовым бундесвера на посту у казармы Шарнхорст. Пытаясь задержать молодого человека, выходившего из здания, солдат не только получил порцию газа, но и лишился скорострельной винтовки. А неизвестный скрылся. Случилось это 22 января — за пять дней до пожара в Вискуленхофе.

Полиция не усмотрела связи между этими проишествия-ми и поджогами, хотя было известно, что перед некоторыми пожарами преступник, взломав помещение, совершал кражи. Так, на Малом вокзале Солтау были украдены наличные деньги и другие вещи. Никаких выводов из этого факта не сделали.

Расследование пожаров не продвигалось. Решили включить в розыск все случаи мелких нераскрытых поджогов в окрестностях Люнебурга.

Например, происшедший 8 июля 1958 г. поджог дома пастора Раутенберга: кража наличных денег и разных мелочей.

Или событие от 14 декабря 1959 г., случившееся в лавке Шторка по торговле подержанными вещами, когда, прежде чем поджечь ворох макулатуры в служебном помещении, грабитель предпринял неудавшуюся попытку взломать несгораемый шкаф.

5 февраля 1960 г., девять дней спустя после пожара в Виску-ленхофе, взломщик нагрянул в один автомагазин, но здание не поджег. Незначительное происшествие. Однако оставленная преступником напечатанная на машинке записка с орфографическими ошибками — "Бальшое спасибо. Огнинный дьявол" — позволила связать этот случай с большими пожарами.

Обратив внимание на орфографические ошибки, криминалисты предположили, что речь идет либо о преступнике-подражателе, либо о злоумышленнике-шутнике, который хочет навести полицию на ложный след. Ни одну из версий нельзя было отбросить. Известны многие скандальные деяния, становившиеся заразительным примером и порождавшие новые преступления. Гангстер, превращенный падкой на сенсации прессой в популярного героя, всегда находил себе подражателей. В любом случае, эта версия требовала исследования.

До 8 декабря 1960 г. специальная комиссия Б ни на шаг не продвинулась в розыске. Городским властям казалось, что расследование слишком затянулось. Всерьез обсуждался вопрос о том, какие финансовые средства может выделить городская казна для привлечения к делу ясновидца.

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru