Пользовательский поиск

Книга УБИЙЦЫ И МАНЬЯКИ. Содержание - ДЖОЭЛ РИФКИН "БЛЮСТИТЕЛЬ НРАВСТВЕННОСТИ"

Кол-во голосов: 0

Корреспондент задает вопросы:

— Как с вами обращаются?

— Хорошо. Уважительно. Чего ж — нормально.

— Как кормят?

— Да мне что, я привыкший уже — всю жизнь по командировкам, по уралам да сибирям всяким. Мне что ни поешь. А тут рыба, овощи. Сижу, читаю.

— А что вы сейчас читаете, Андрей Романович?

— Сейчас Николая Островского. Да всякие вот выдает тюрьма, видите. (Поднимает занавеску и показывает сложенные за ней полтора десятка книг).

— Верховный суд утвердил приговор?

— Да, то есть как утвердил — снял часть статей. Так я ж подал апелляции и в Президиум ВС, и генпрокурору подал, и адвокат мой доказал же, что все нормально. Они там, в следствии, навешали на меня трупы со всего Союза. Все группы крови подогнали, вторую — крови, четвертую — спермы. Для отчета. Да я уже в суд все это писал, я их покритиковал, за это.

— Вы пишете апелляции, значит надеетесь на помилование?

— Да я уж так, отстранено, где-то не на земле, а выше, у Бога, что ли. Во Вселенной где-то, смотрю на все оттуда. Я уже выше всего этого.

— Вы верите в Бога?

— Да так, средне. Надеюсь.

(Ладный В. "Комсомольская правда", 1401.1994)

(Бут В. Маньяк. М. 1992)

(Кривич М., Ольгин О. Товарищ убийца. М., 1992)

ДЖОЭЛ РИФКИН "БЛЮСТИТЕЛЬ НРАВСТВЕННОСТИ"

Нью-Йорк. Раннее утро. Внимание двух полицейских привлекает припаркованный возле входа в городской парк рыжевато-коричневый пикап «Мазда» без номерных знаков. В автомобиле — молодой человек. Он сидит неподвижно, уставившись в одну точку. Попросив предъявить документы, полицейский чувствует страшный удушливый запах. При осмотре машины был обнаружен разложившийся труп женщины.

В зале суда, где слушалось дело об убийстве, было многолюдно. В первом ряду сидела немолодая женщина. Она то тихо плакала, то с внезапной яростью обрушивала гневную тираду на темноволосого мужчину в наручниках.

"Убийца! Убийца! — кричала она. — Ты убил мою дочь!" Так повторялось изо дня в день на протяжении двух недель. Сраженная горем женщина — Маргарет Гонсалес — мать 23-летней девушки, чей труп был обнаружен в машине. А мужчина в наручниках — Джоэл Рифкин — один из самых беспощадных убийц в истории Нью-Йорка. Он перещеголял даже Артура Шаукросса из Рочестера, который убил 11 женщин в 1989 — 1990 гг.

Снискав сомнительную славу "нового Потрошителя" Джоэл Рифкин лишил жизни 18 молодых женщин, вес они были проститутками. Он насиловал свои жертвы, а затем душил. Тела либо бросал в реку, либо закапывал на пустырях за городом.

Когда его арестовывали, он не сопротивлялся. По дороге в полицейский участок следователь Двайн Рассел попросил Рифкина рассказать о том, что произошло.

"Я подцепил ее на Манхеттене. Мы занимались сексом, а потом я ее задушил," — Рифкин был невозмутимо спокоен.

Рифкина допрашивала целая группа следователей. Следователь Томас Сапере предположил, что это не единственная его жертва. "Скольких ты убил? 10? 20 человек?" Он ответил: "Одна или сто — какая разница? То были не люди, это были проститутки."

В течение нескольких часов он описывал 18 совершенных им убийств. Он охотно рисовал карты местностей, где были закопаны тела. В деталях описывал каждое преступление. У него был вид человека, удовлетворенного тем, что справился с нелегкой, но благородной миссией.

Вечером в день ареста следователи обыскали дом, где жил Рифкин. В его спальне были обнаружены «трофеи»: дюжина водительских прав, кредитные карточки, драгоценности, женские вещи.

Были здесь и вырезки из газет об Артуре Шаукроссе и книга о еще не пойманном убийце, который, как и Джоэл, специализировался на убийстве проституток.

Отвечая на вопрсы полицейских, мать и сестра преступника утверждали, что не подозревали о тайной жизни Джоэла. Не меньше их были потрясены и соседи. "Джоэл — милый молодой человек, очень вежливый," — отозвался об убийце пожилой сосед.

"Генные" истоки злодеяний Джоэла проследить оказалось невозможно: он был приемным ребенком Рифкиных. Его усыновили, когда ему было всего три недели.

Джоэл плохо учился в школе, у него не было друзей. По словам бывшего одноклассника, Рифкин был всеобщим посмешищем — иначе как Черепаха его никто не называл.

По окончании школы он пытался учиться в разных колледжах, торговал грампластинками, работал в цветочном магазине, брал уроки садоводства, пытался заняться ландшафтной архитектурой. Но учебу он бросил, работу потерял, и бизнес шел из рук вон плохо. Ни друзьями, ни подругами Джоэл так и не обзавелся.

Ко всему прочему, когда ему было 28, не стало его приемного отца. Узнав о том, что он болен раком, Рифкин-стар-ший не захотел быть обузой для семьи и покончил жизнь самоубийством. Джоэл тяжело переживал смерть единственного человека, который защищал его от нападок внешнего мира. Он замкнулся в себе и стал жить своей жизнью, в которую не допускал ни мать, ни сестру.

Спустя два года после смерти отца он убил свою первую жертву. О том, где именно он закопал тело, Джоэл вспомнить не смог, правда, сказал, что предварительно его расчленил.

Сейчас Джоэл Рифкин ждет приговора по делу об убийстве Гонсалес. В дальнейшем ему будет предъявлено обвинение еще в семи убийствах.

Адвокаты Рифкина без ложной скромности заявили, что готовят умопомрачительную защиту. Они хотят сфокусировать внимание на его усыновление и доказать, что причиной его преступлений была бросившая его мать. Они рассчитывают убедить суд, что их подзащитный, считая себя "блюстителем нравственности", не понимал незаконности своих действий (ведь он убивал проституток), а потому не может за них отвечать.

("Версия-плюс", 1995, № 5)

УИЛ ШРАЙНЕР «ПАЛЬЦЫ» МАНЬЯКА

Началась эта история в середине 80-х гг. В ту пору Шрайнер работал на строительстве железной дороги в довольно глухом районе Намибии. Было ему около 30 лет. В помощниках у него был представитель весьма малочисленной народности гаангаан, которая славилась по всей Африке искусством гадания на костях. Как-то вечером, сидя у костра, Штайнер попросил шангаанда погадать ему. Тот бросил бычьи кости и по тому, как они упали, начал довольно точно рассказывать о том, что было со Шрайнером в прошлом, а потом вдруг объявил об одном дефекте его организма, о котором — Шрайнер мог поклясться! — не. знал никто в лагере строителей.

Шрайнер был импотентом, что при его физической силе и видной наружности, нравившейся женщинам, доставляло ему невыносимые душевные мучения. Поэтому слова шангаанца поразили его. Но еще больше он был поражен, когда старый пастух из племени манг-батту, присутствовавший при гадании, поведал ему о воде «мкеле-мвембе», якобы способной излечить подобные недуги. К тому времени Шрайнер уже достаточно наслушался историй о чудесах, творимых африканскими колдунами, чтобы отнестись к словам пастуха со всей серьезностью. Он уволился с работы и с тремя проводниками из племени манг-батту пустился в долгое и опасное путешествие.

Их путь пролегал по самым глухим тропическим чащобам, какие только возможно вообразить. И когда Шрайнер наконец добрался до затерянного в джунглях поселка, его одежды превратились в лохмотья, лицо заросло щетиной и почернело от жажды и зноя.

Хижина колдуна находилась в стороне от поселка. Поначалу Шрайнера туда не пустили. 11 дней ему пришлось проходить обряд «очищения», на память о котором у него на теле остались четыре клейма, выжженных раскаленным железом. На 12-й день он встретился с колдуном. В обмен на кольт с обоймой патронов старый колдун налил ему в жестянку какой-то ржавой, похожей на мочу, жидкости, объявив, что это и есть «мкеле-мвембе». В ночь, когда на небе не будет луны, Шрайнер должен облить ею свой пах.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru