Пользовательский поиск

Книга УБИЙЦЫ И МАНЬЯКИ. Содержание - АНАТОЛИЙ СЛИВКО-МАНЬЯК — ЗАСЛУЖЕННЫЙ УЧИТЕЛЬ РСФСР

Кол-во голосов: 0

Дело Плейля и его сообщников рассматривалось в брауншвейгеком суде присяжных с 30 октября по 17 ноября 1950 г. Судебное заседание началось с принятия любопытного решения. По заявлению прокурора суд отвел кандидатуру психиатра доктора Барншторфа как эксперта. Это был тот самый Барншторф, который своим тестом на алкоголь вызвал взрыв признаний у Плейля. Поводом для отвода было то, что Барншторф в нарушение действующих правил еще до окончания судопроизводства опубликовал в журнале «Шпигель» большую статью о Плейле.

Вместо Барншторфа были назначены два других эксперта. Причем один из них, профессор д-р Эвальд, считал, что Плейль, согласно параграфу 51 части 2 Уголовного кодекса, может быть признан лишь ограниченно (уменьшенно) вменяемым. Второй эксперт, профессор Юнгникель, напротив, не видел основания для этого и объявил Плейля полностью вменяемым.

В этой ситуации суд принял компромиссное решение. В случае убийства 2 5-летней Кристы 3. суд признал, что Плейль действовал в сумеречном состоянии сознания, вызванном эпилепсией, и, следовательно, не может нести уголовную ответственность. Но во всех остальных случаях суд признал

Племя, как и обоих его сообщников, и вменяемым, и полностью виновным.

Но пока продолжалось расследование и слушание дела Плейля, в ФРГ была отменена смертная казнь, поэтому всех обвиняемых приговорили к пожизненному тюремному заключению и лишению гражданских прав.

(Файкс Г. Полиция возвращается. Из истории уголовной полиции ФРГ. М., 1983)

БЕРНГАРД ПРИГАН "ДУШИТЕЛЬ"

13 послевоенной Германии с января 1948 по ноябрь 1952 г. Бернгард Приган совершил 147 нападений на женщин и девушек, которых он душил до потери сознания, а потом насиловал.

Приган в своих преступлениях действовал всегда одним и тем же методом. Выражаясь языком криминалистики, у него был один и тот же modus operandi. Уже в самом начале его карьеры «душителя» Пригана не раз ловили на месте преступления. Он был зарегистрирован под своим настоящим именем в различных органах уголовной полиции. И тем не менее полиции годами не удавалось раскрыть совершенные им преступления.

Большинство нападений Приган совершил в «бизоний», многие даже в Границах одной и той же земельной службы уголовной полиции. Полиция располагала подробным описанием его внешности, адресами его квартир, его преступления были занесены в картотеки.

Достаточно было провести минимальный анализ и полностью использовать имеющиеся данные, чтобы схватить преступника. Но этого так и не случилось.

Расследование серии убийств, совершенных на зональной границе, обнажило самое уязвимое место уголовной полиции западных зон оккупации: ее раздробленность, вызванную ограниченными полномочиями местной полиции, и, как следствие этого, кустарничество.

(Файкс Г. Полиция возвращается. Из истории уголовной полиции ФРГ. М., 1983)

АНАТОЛИЙ СЛИВКО-МАНЬЯК — ЗАСЛУЖЕННЫЙ УЧИТЕЛЬ РСФСР

Анатолий Сливко оставил после себя 17 жертв ритуальных убийств. Он жил в Сибири с матерью. Отца у него не было. Его беспокоила слабая потенция, ставшая особенно заметной после того, как, отслужив в армии, вернулся домой. Это угнетало, унижало, однако приходилось мириться.

Но в жизни человека порой властвует случай. Такой был и у Анатолия. Шел он однажды по улице своего города, увидел толпу, подошел, пробрался вперед, и перед ним открылось неожиданное, трагическое: на мостовой лежал мальчик — жертва уличного происшествия. У него было прекрасное лицо. Удивительно чистая, выглаженная школьная форма: белоснежная рубашка, пионерский галстук, черные брюки и черные ботинки. Когда глаза остановились на этих ботинках, а потом на крови, у Сливко произошел оргазм. Для него это было неожиданным потрясением, после которого он так и не смог прийти в себя. Уговорил мать уехать из этого города, сменить место жительства. Он бежал от этого непонятного, потрясшего его.

В городе Невинномысске Ставропольского края Анатолий устроился работать слесарем на местном химзаводе. Но от себя не убежишь. Еще не отдавая отчета в том, что делает, Анатолий организовал туристический клуб для школьников на общественных началах. Этому делу он отдавал себя без остатка. На свои деньги покупал для ребят школьную форму. Она уже стала другой, чем у того мальчика, но Анатолий доставал ботинки старого образца с массивным носком, сам начищал их до блеска, гладил рубашки и пионерские галстуки.

Не только родители, но и педагоги заметили его старания. Шло время. Сливко было присвоено почетное звание заслуженного учителя РСФСР. Отмечалась при этом его индивидуальная работа с каждым ребенком.

А она принимала опасный характер. Одев мальчика с иголочки, разгладив каждую складочку, Сливко начинал проводить эксперименты, «воспитывать» в нем стойкость и мужество: ставил подставку, засунув голову мальчика в петлю, потом выбивал опору из-под ног ребенка. И — мгновенно вынимал из петли.

Дикий ритуал? Но, приводя мальчика в сознание, делая искусственное дыхание, совершая другие манипуляции, Сливко получал половое удовлетворение точно так, как это произошло в далеком сибирском городе

Но мальчиков ему все же было жалко. Он еще осознавал опасность для них таких экспериментов. Однако мысли о том, что их надо прекратить, у него уже не было. Купил фотоаппарат, снимал всю процедуру. Затем, рассматривая фотографии, воспроизводил ритуал в воображении, и это успокаивало. Приедалось, нужна «свежая» картинка — ритуал повторялся. Сливко купил кинокамеру и получил живое изображение, оно действовало дольше, и все же требовалось "обновление".

Некоторых мальчиков оживить не удавалось. Надежно прятал трупы. Почти так же, как и Чикатило, — закапывал в лесополосах. Однажды, выбив опору из-под ног, увидел, что подросток прикусил губу, пошла кровь, и у Сливко тут же наступил оргазм. Ему хотелось повторения ощущения. Взял ножовку и отпилил блестящий носок ботинка, смотрел, как из ступни вытекает красная струя. Кинокамера продолжала работать, а Сливко получал наслаждение.

С тех пор он никогда не оживлял детей, «работал» всякий раз ножовкой, распиливая свои жертвы на части, разбрасывая, закапывая в чащобах.

С 1964 по 1985 г. пропадали мальчики. Милиция, конечно, заметила, что все они — члены туристического клуба. Обыски и поиски, однако, ничего не дали, как и установленное за Сливко наблюдение. Но однажды на работе, когда следователь приблизился к шкафу с красной стрелой и надписью: "Не трогай — убьет!", Сливко изменился в лице. Это заметили. И извлекли из-за дверцы школьную форму, фотографии, видеокассеты…

Анатолий Сливко к убийству шел достаточно долго. Как отмечают криминалисты, знающие историю его преступлений, он мог держать себя в руках. Имел высокую степень социальной зрелости, уровень нравственных запретов. Не самым низким был его интеллект. Но отсутствие сексуальной жизни «включало» воспоминания, которые каждый раз вызывали образ мальчика, принесший потрясение.

Человек безусловно талантливый, Сливко от мечты перешел к реальному делу — созданию туристского клуба с реальными, а не из области фантазий, мальчиками, и уже не в мечтах, а наяву он становился главным исполнителем роли, которую разыгрывало его больное воображение. Он перешел от трупа, подброшенного ему волею судьбы, к производству трупов.

(Бут В. Маньяк. М., 1992)

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru