Пользовательский поиск

Книга Энциклопедический словарь (Т-Ф). Содержание - Фромантен

Кол-во голосов: 0

Е. Т.

Фриз

Фриз — в архитектуре древнегреческих и древнеримских храмов, лежащая между архитравом и гзымсом часть антаблемента, в дорическом стиле занятая чередующимися триглифами и метопами, а в ионическом и коринфском стилях рельефными орнаментами или такими же изображениями фигур и называемая в последнем случае также зоофором. Ф. называется кроме того непрерывная полоса рельефов, опоясывающая в некоторых античных храмах, как напр. в афинском Парфеноне, стены целлы. В новейшей архитектуре и декоративном искусстве название Ф. дают всякой полосе, тянущейся горизонтально в разделке стены на части, полосам, обрамливающим какое-либо среднее пространство и вообще пластической или писанной красками орнаментации, значительно более длинной, чем широкой, напр. бордюрам ковров, орнаментированным иначе, чем среднее поле, полосам по краям штучного деревянного или каменного пола, отличающимся от него цветом и рисунком. У столяров Ф. называется всякий выступ, делаемый по верхней или нижней части какого-либо их изделия.

Фритоун

Фритоун (Freetown) — главн. гор. британской колонии Сиерра-Леоне на зап. берегу Африки, расположен в болотистой низменности у подошвы горного хребта. Жителей 30 тыс., в том числе 200 белых, 1000 мандинго, остальные негры. Гавань сильно укреплена. Собор. Дворец губернатора. Миссионерский дом со школой. Климат очень нездоровый; в течение 8 мес. в году постоянные дожди. Ввоз товаров в 1898 г. составлял 606349 фн. ст., вывоз 290991 фн. ст. Вместимость прибывающих и отбывающих суден равняется 1110228 per. тонн. Главное значение Ф. в качестве угольной станции и как отправной пункт внутрь страны. С 1900 г. от Ф. к Сонготоун строится железная дорога (52 км.).

Фромантен

Фромантен (Эжен Fromentin) — французский и живописец, род. в 1820 г., учился пейзажной живописи у Л. Каба. Сделав в 1842 г. поездку в Алжир, под влиянием живописца-ориенталиста Марилья, он посвятил свою кисть изображению природы и быта северного побережья Африки, для изучения которых еще дважды посетил Алжир, в 1848 г. и в 1852 г. Плодами этих путешествий, кроме множества картин и рисунков, были два превосходных сочинений: «Une ete dans le Sahara» (9-ое изд., Н., 1888) и «Une annee dans ie Sahel» (5-oе изд., П., 1884), излагающие, в форме писем, отличным слогом, удивительно сильно и поэтично, впечатления, испытанные автором во время этих путешествий. Иллюстрированное им самим издание обоих сочинений вышло в свет в 1878 т. Как живописец, Ф. стремился главным образом к тонкому и верному воспроизведению эффектов воздуха и света, свойственных знойной пустыне, и вместе с тем к тому, чтобы характерный человеческие фигуры играли в произведении столь же важную роль, как и пейзаж. Главные картины Ф. — «Мавританские похороны» (1853), «Охота на газелей», «Аудиенция у халифа», «Черный фигляр у номадов», "Дорога Баб-эль-Гарби в Эль-Агуате (1859), «Арабские курьеры». «Арабский бивуак на рассвете», «Алжирская соколиная охота» (1864; в Люксенбургском музее в П.), «Арабский лагерь» (там же), «Охота на цаплей» (1865), «Негры-молотильщики», «Алжирская фантазия» (1869) и нек. др. В 1869 г. Ф. сделал экскурсию в Венецию, а в 1875 г. в Бельгию и Голландию, для изучения произведений тамошних старинных живописцев. Результатом второй из этих поездок было мастерски написанное сочинение художника: «Les maitres d'aulrefois» (П., 1876), в котором особенно замечательна характеристика Рубенса и Рембрандта. Перу Ф. принадлежит, кроме вышеуказанных сочинений, роман «Dominique» (Н., 1863). Ср. Gronse, «Eugene Fromentin, peintre et ecrivain» (П., 1881).

Фронда

Фронда (La fronde, букв. «праща») — обозначение целого ряда противоправительственных смут, имевших место во Франции в 1648 — 1652 гг. Мазарини имел массу придворных врагов; война с Испанией, требовавшая огромных финансовых затрат, создавала недовольство и в других классах населения. В 1646 г. парламент отказался внести в свои регистры предложенные Мазарини фискальные проекты; одновременно вспыхнули открытия восстания на юге страны (в Лангедоке) и др. местах. Фискальные тенденции политики Мазарини затрагивали интересы не только простого народа, но и зажиточного городского класса. К началу 1648 г. положение настолько обострилось, что кое-где на улицах Парижа начались вооруженные стычки. В январе, феврале и марте произошел ряд заседаний парламента, который отнесся отрицательно к финансовым проектам королевы-регентши Анны Австрийской и Мазарини. Летом 1648 г. Мазарини сослал нескольких влиятельных своих врагов; тогда парламент заговорил уже об ограничении правительственного произвола в деле наложения новых податей и в лишении свободы. Успех английской революции. уже определившийся к концу 40-х гг., сильно содействовал смелости французской оппозиции. Тем не менее регентша велела (26 августа 1648 г.) арестовать главу парламентской оппозиции, Брусселя, и еще некоторых лиц. На другой день парижское население построило около тысячи двухсот баррикад. Анна Австрийская очутилась в Палэ-Рояльском дворце запертою целой системой баррикад на соседних улицах. После двухдневных переговоров с парламентом регентша, видя себя в очень критическом положении, освободила Брусселя. Полная гнева, она в средине сентября, с Мазарини и со всею семьею, уехала из Парижа в Рюэль. Парламент потребовал возвращения короля в столицу, но это сделано не было; тем не менее, решившись, до поры, до времени, показать себя уступчивою, Анна подписала «Сен-Жерменскую декларацию», которая, в общем, удовлетворяла главнейшие требования парламента. Осенью 1648 г. к Парижу подошла часть войск от границы могущественный принц Кондэ, благодаря щедрым подаркам королевы, стал на сторону правительства, и Анна (в декабре 1648 г.) снова начала борьбу с парламентом. Кондэ вскоре осадил Париж (откуда 5 янв. 1649 г. выехала королева); парижское городское население, в союзе с недовольными аристократами (Бофором, Ларошфуко, Гонди и др.), решило всеми мерами сопротивляться. В Лангедоке, Гиени, Пуату, а также на севере (в Нормандии и других местах) начались волнения противоправительственного характера. «Ф.», как стали называть их сначала в шутку (по имени детской игры), а потом серьезно — стала приобретать сильных союзников. Это снова сделало королеву и Мазарини уступчивыми. Парламент между тем успел разглядеть, что его знатные союзники действуют из чисто личных целей и не прочь от предательства. Поэтому, 15 марта парламент пришел к мирному соглашению с правительством, и на короткое время волнение утихло. Но едва это соглашение устроилось, обнаружилась вражда и зависть Кондэ к Мазарини, которого политику он до тех пор поддерживал. Кондэ вел себя так дерзко по отношению не только Мазарини, но и к королеве, что произошел открытый разрыв между ним и двором. В начале 1650 г., по приказу Мазарини, Кондэ и некоторые его друзья были арестованы и отвезены в Венсенскую тюрьму. Снова возгорелась междоусобная война, на этот раз уже не под главенством парламента, а под прямым руководством сестры Кондэ, герцога Ларошфуко и других аристократов, ненавидевших Мазарини. Опаснее всего для двора было то, что фрондеры вошли в сношения с испанцами (воевавшими тогда против Франции). Мазарини начал военное усмирение бунтовавшей Нормандии и быстро его привел к концу; эта «Ф. Кондэ» вовсе не была особенно популярна (парламент ее совсем не поддерживал). Столь же удачно (в первой половине 1650 г.) было усмирение и других местностей. Мятежники всюду сдавались или отступали пред правительственными войсками. Но фрондеры еще не теряли бодрости духа. Мазарини, с регентшею, маленьким королем и войском, отправился к Бордо, где в июле восстание возгорелось с удвоенной силой; в Париже остался принц Орлеанский, в качестве полновластного правителя на все время отсутствия двора. В октябре королевской армии удалось взять Бордо (откуда вожди Ф. — Ларошфуко, принцесса Кондэ и др. — успели во время спастись). После падения Бордо Мазарини загородил путь южной испанской армии (соединившейся с Тюреннем и другими фрондерами) и нанес (15 дек. 1650 г.) врагам решительно поражение. Но парижские враги Мазарини осложнили положение правительства тем, что им удалось привлечь на сторону «Ф. принцев» затихшую уже парламентскую Ф. Аристократы соединились с парламентом, их договор был окончательно оформлен в первые же недели 1651 г., и Анна Австрийская увидела себя в безвыходном положении: коалиция «двух Ф.». требовала от нее освобождения Кондэ и других арестованных, а также отставки Мазарини. Герцог Орлеанский также перешел на сторону Ф. Когда Анна медлила исполнить требование парламента, последний (6 февраля 1651 г.) объявил, что признает правителем Франции не регентшу, а герцога Орлеанского. Мазарини скрылся из Парижа; на другой день парламент потребовал от королевы (явно имея в виду Мазарини), чтобы впредь иностранцы и люди, присягавшие кому бы то ни было, кроме французской короны, не могли занимать высших должностей. 8 февраля парламент формально приговорил Мазарини к изгнанию из пределов Франции. Королева должна была уступить; в Париже толпы народа грозно требовали, чтобы несовершеннолетний король остался с матерью в Париже и чтобы арестованные аристократы были выпущены на свободу. 11 февраля королева приказала это сделать. Мазарини выехал из Франции. Но не прошло и нескольких недель после его изгнания, как фрондеры перессорились между собою, вследствие слишком разнородного своего состава, и принц Кондэ, подкупленный обещаниями регентши, перешел на сторону правительства. Едва он порвал сношения со своими товарищами, как обнаружилось, что Анна обманула его; тогда Кондэ (5 июля 1651 г.) выехал из Парижа. Королева, на сторону которой один за другим стали переходить ее враги, обвинила принца в измене (за сношения с испанцами). Кондэ поддерживаемый Роганом, Дуаньоном и другими вельможами, возбудил мятеж в Анжу, Бордо, Ларошели, Берри, Гиени и т. д. Испанцы тревожили границы на юге; положение Анны снова оказалось отчаянным. Ей помог Мазарини, явившийся из Германии (в ноябре 1651 г.) во главе довольно многолюдной армии наемников. Вместе с войсками королевы, эта армия принялась за укрощение мятежа в неспокойных провинциях. Борьба началась упорная. Кондэ и его союзники пробились к Парижу, и Кондэ въехал в столицу. Огромное большинство парижан, после долгих, с 1648 г. не прекращавшихся смут, относилось к обеим враждующим сторонам вполне индифферентно, и если все чаще и сочувственные начинало вспоминать Мазарини, то исключительно потому, что надеялось на скорое восстановление порядка и спокойствия при его управлении. Летом 1652 г. Кондэ начал насильственные действия против приверженцев Мазарини в Париже; у ворот столицы происходили, с переменным успехом, стычки между войсками Кондэ и королевскими. Часть парламентских советников выехала, по королевскому желанию, из Парижа, а Мазарини уехал добровольно «в изгнание», чтобы показать уступчивость правительства. Эта мера привела к тому, на что она была рассчитана: почти все аристократические союзники Кондэ покинули его; парижское население отправило к регентше и королю несколько депутаций с просьбою возвратиться в Париж, откуда уехал всеми покинутый Кондэ, — присоединившийся к испанской армии. 21 октября 1652 г. королевская семья с триумфом въехала в Париж. Уцелевшие выдающиеся фрондеры были высланы из столицы (самые, опасные, впрочем, выторговали себе амнистию, еще прежде чем оставить Кондэ); парламент вел себя низкопоклонно. Анна восстановила все финансовые эдикты, послужившие четыре года тому назад первым предлогом для смуты; королевский абсолютизм воцарился всецело. В январе 1653 г. снова вернулся Мазарини, отнявший у Кондэ последние бывшие в его руках крепости. Кое-где фрондеры еще держались в течение первой половины 1653 г., но только при помощи испанских войск. Окончательным превращением Ф. считается взятие, в сентябре 1653 г., города Перигэ войсками правительства. Ф. не была ознаменована кровавыми казнями, ибо правительство долго еще боялось ее возобновления. Подавление движения имело результатом совершенное упрочение королевского произвола и окончательное унижение парламента и аристократии, т. е. двух сил имевших хоть какие-нибудь шансы в борьбе с абсолютизмом. В памяти народа Ф. осталась окруженною презрением и насмешками: слишком уж велика была роль чисто личной вражды и личных интересов в этом движении и слишком разорительным оно оказалось для большинства населения. Много содействовало непопулярности Ф. и сношения фрондеров с внешними врагами, испанцами. Некоторые историки склонны рассматривать Ф., как карикатурное отражение современной ей английской революции. Следов в истории французского народа Ф. не оставила. Ср. Sainte-Aulaire, «Histoire de la fronde»; Bouchard, «Les guerres de religion et les troubles de la f. en Bourbonnais» (1885); Cheruel, «Histoire de France pendant la minorite de Louis XIV»; «Histoire de France sous le ministere de Mazarin» (П., 1879); Лависс и Рамбо, «Всеобщая история» (М., 1899, т. 6).

181
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru