Пользовательский поиск

Книга Энциклопедический словарь (Т-Ф). Содержание - Фехтование

Кол-во голосов: 0

Генезис фетишизма очень сложен, но в общем он кроется в анимистическом воззрении на природу, по которому даже объекты неодушевленного мира одарены жизнью, разумом, волей и душой. Поэтому односторонне мнение, объясняющее фетишизм преимущественно тем, что фетиш является вместилищем вселившегося в него извне духа-божества. Первичным типом фетиша должно считать тот, в котором усматривали самостоятельную, в нем самом кроющуюся, а не внешнюю, вселившуюся в него извне силу. Первобытный человек в каждом камешке, в каждом куске дерева видит нечто живое. Поразительным примером такого отношения может служить речь орочского шамана, обращенная к первому попавшемуся булыжнику, поднятому им для гадания: «О ты, что живешь от начала времен, ты все знаешь, скажи, чем болен такой-то?» (Штернберг). Долговечность камня — совершенно достаточное основание для заключения о его всеведении. Для того, чтобы из материального объекта сотворить Ф., первобытный человек должен, однако, иметь основание думать, что данный объект отличается чем-нибудь особенным от других, ему подобных. Если тот или другой объект имеет не совсем обыкновенную форму или найден при какой-нибудь необыкновенной обстановке, если присутствие его случайно сопровождается какимнибудь экстраординарным обстоятельством — удачей или, наоборот, несчастьем (пример — обоготворение случайно попавшего к кафрам якоря, вызванное тем, что король, отломав от него кусок, случайно вскоре после того умер), если, наконец, он выказал внимание к своему поклоннику (известен рассказ о негре, который, при выходе из дома, споткнувшись о камень, воскликнул: «А! это ты!» и сделал его своим фетишем-покровителем), то во всех таких случаях первобытный человек решает, что данный объект — не ординарное существо, а могучее и, если за ним поухаживать, способное быть полезным. Высшей формой фетишизма является та, когда сила объекта заключается не в нем самом, а во вселяющемся в нем духе-божестве, или же в силе, приобретенной через его посредство. Такова природа фетишизма у негров западной Африки, культ которых недавно вновь критически обследован английским исследователем Эллисом. Основой этого культа, стоящего не ниже других политеистических культов, служат божества общие (бог дождя, неба и т. д.), местные (бог гор, рек, урочищ и т. д.) и злые (sassabonsum и др.). Божества двух последних категорий способны вселяться не только в жрецов, но и в отдельные объекты (кусок дерева, камня, горшок с землей и т. д.), если они добыты в местах обыкновенного пребывания этих божеств. От вселения местных божеств получаются фетиши-покровители отдельных общественных единиц, общин, корпораций, от вселения sassabonsum — Ф. отдельных лиц, главное назначение которых причинять зло врагам их обладателей. По своей природе эти Ф. ничем не отличаются от идолов, и только по чисто внешним признакам (отсутствие определенных изображений) их классифицируют особо, как Ф. Вселяться могут не только души божеств, но и души умерших людей и животных, объектом своего вселения чаще всего выбирающие свои собственные останки. Отсюда поклонение мумиям у египтян, обычай первобытных народов возить с собою кости и черепа своих предков, приносить им жертвоприношения и вообще оказывать почитание; отсюда обычай хранить череп врага, дабы обладать его душой, обычай поклонения таблице предков у китайцев, верящих, что в них вселяется одна из трех душ предка; отсюда, наконец, поклонение когтям, хвосту, рогам, черепам, коже, перьям священного животного — поклонение, играющее такую роль в фетишизме и в так называемой магии. Далее, вследствие поверья, что души предков вселяются в деревья, камни, песчинки, зерна, листья и т. п., образуется культ подобных предметов, опять-таки связанный с высшими представлениями о душах, а не с самой материей объектов. Гамары в дни жертвоприношений сажают за стол палки, срезанные от деревьев или кустов, посвященных умершим, и угощают их яствами; австралийцы поклоняются своим предкам в образе палок и камней и т. д. Есть, далее, фетиши, которые не обладают ни самостоятельным, ни вселившимся духом, а получают силу лишь вследствие близости их или отношения к тому или другому божеству или священному предмету и приобретаемого таким образом табу. Вещь, взятая из храма, гробницы шамана, местопребывания какого-нибудь божества и т. п. мест, в силу своего табу, может стать могучим средством против врага или божеством-хранителем. Наконец, есть фетиши, происхождение которых связано с той своеобразной логикой первобытного человека, которая создала симпатическую магию. Достаточно указать на такие примеры, как талисманы халдеян с именами богов, обычай египтян класть в могилу картины, изображающие покойника за любимыми его развлечениями, лечение настоем из-под бумажки, исписанной заклинаниями и т. п. Этот род фетишизма в своей основе опять-таки имеет анимистическую подкладку. К фетишизму очень близко примыкает идолопоклонство: идол отличается от фетиша только тем, что он представляет собою материальный объект, которому дана та или другая животная или человеческая форма. Раз имеется на лицо материальное изображение, оно, по воззрению анимиста, обязательно либо обладает собственной, самостоятельной душой, либо может стать обителью того или другого духа (смотря по форме идола), по тем или другим соображениям решившегося поселиться в нем. Психология идолопоклонства — та же, что у фетишизма: вера, что в идоле есть могущественная душа или что в него вселился дух божества, который, в награду за хороший уход или за красивую форму, ему данную, оказывает помощь человеку. Фетишизм, начиная с де Бросса, долгое время считали самой низшей и первобытной формой религии; но это воззрение явилось лишь результатом неверного представления о фетише, как о мертвом объекте, поклонение которому могло иметь место только на самой низшей ступени умственного развития. На самом деле фетишизм появляется лишь в период полного развития анимистического мировоззрения, гораздо позже возникновения родовых и общих божеств, а некоторые формы его, как напр. поклонение инструментам, орудиям и т. д., являются непосредственным результатом крайнего развития политеизма, с его особыми божествами для каждого занятия, для каждого отдельного рода предметов. Ср. Waitz, «Anthropologie» (т. II); Э. Тайлор, «Primitive culture» (т. II, гл.XIV); Спенсер, «Основание социологии» (т. 1); Fr. Schultze, «Der Fetichismus» (Лпц., 1871); Бастиан, «Der Fetish an der Kuste Guineas» (Б., 1884); Baudin, «Fetichisme et feticheurs» (Лион, 1884); Ellis, «The Tschispeaking Peoples», «The Ewe-Speaking Peoples» и «The Joruba-Speaking Peoples»; F. B. Jevons, «An introduction to the history of Religion» (Л., 1896). Л. Ш — г.

Фехтование

Фехтование (нем. Fechtkunst, франц. escrime, от итал. schermire, защищаться) — искусство действовать холодным оружием (шпага, сабля, шашка, штык, пика). Хотя оружие употреблялось уже в древнейшие времена, но тогда оно находилось в таком младенчестве, что о каком-либо искусстве и правилах действия не могло быть и речи; это видно, напр., из описания Гомером единоборств Гектора с Аяксом и Ахиллом, во время которых бойцы встречали удары только щитами. В бою имело тогда значение не искусство, а сила и отвага. Хотя некоторые писатели (Капоферро) и говорят, что обычай ратоборства получил начало в Ассирии, а оттуда перешел к персам и грекам, но это едва ли верно: Ф., как искусство, впервые появилось у римлян, у греков же оно имело небольшое значение; среди них процветала, главным образом, стрельба из лука, состязание в которой производилось и на Олимпийских играх, тогда как о Ф. на них не упоминается. Все настоящие и бывшие школы Ф. считают своей родоначальницей римскую школу, появившуюся в конце республиканского периода, когда Ф. начали обучать рабов в гладиаторских школах. Первым известным учителем Ф. был консул Рутилий (за 105 лет до Р. Хр.). Юлий Цезарь, готовясь к борьбе с Помпеем, приказав научить Ф. своих милиционеров и сам выработал правила фехтования; с этих пор оно было хорошо поставлено в римских легионах. Рапира — главное фехтовальное оружие — была изобретена при Нероне; Марк Аврелий вооружил ею гладиаторов, выпускаемых на арену. Дальнейшему распространению фехтовальн. искусства служили в средние века рыцарские турниры, а затем право носить оружие, полученное и горожанами. В Германии образовались особые фехтовальные союзы; первым из них был союз св. Марка, основанный в 1487 г. во Франкфурте-на-Майне; все последующие имели одинаковые фехтовальные приемы и корпоративные законы, так как всякий, желавший открыть фехт. школу, должен был выдержать публичное испытание и вступить в братство св. Марка. Затем появляются союзы странствующих фехтовальщиков, так назыв. рубак, которые показывали свое искусство за деньги на ярмарках. В Германии предпочитали рубящее оружие, главным образом мечи; в Италии фехтовали почти исключительно на шпагах, заимствованных из Испании. Несмотря на общераспространенность фехтования на Западе, до конца XV ст. оно преподавалось только практически, и никаких письменных правил для него не было издано; первые такие правила были составлены в 1474 г. Жаком Понцом и Петром Торресом, затем руководства стали весьма многочисленны, потому что Ф. на шпагах было обязательным в итальянских университетах; из них оно было перенесено студентами в Германию и Францию, где весьма быстро привилось, чему особенно способствовало ношение дворянами шпаги, как знака их достоинства. В это же время городские фехтовальные союзы исчезают, уступая место обществам стрелков, и Ф. остается только, как необходимый предмет воспитания дворян, в университетах, в военно-учебных заведениях и в войсках. При университетах основываются школы Ф.; первою из них была школа в Иене (1618), в ней преподавалось Ф. исключительно на шпагах, и скоро она стала известна не только во всей Германии, но и за границей. Шпага осталась до настоящего времени любимым оружием на юге Европы, особенно во Франции; в Германии же, продолжая учиться Ф. на рапирах (шпагах), с 1843 г. (в Иене) перешли к дуэлям на эспадронах, как более безопасном оружии. Флорио, один из выдающихся учителей Ф., в своей речи «О пользе Ф.» (1828) отдает решительное предпочтение шпаге, но его утверждение, что бой на саблях неправилен, ошибочно; теперь во всех армиях прекрасно поставлено Ф. на этом оружии. С XVII стол. во Франции начали фехтовать в армии на штыках; это Ф. скоро было заимствовано в германскую, австрийскую и шведскую армии. Вооружение некоторых частей пиками, заимствованными с Востока, повело за собою Ф. и на них. Вообще Ф. возможно — и практиковалось — на любом холодном оружии, даже на кинжалах (наваха в Испании). В Россию Ф. перешло с Запада вместе с иноземным строем и было первоначально только одним из воинских упражнений. С основанием в XVIII столетии военноучебных заведений Ф. входит в их программу, а подражание иностранцам заставляет и наше дворянство учиться фехтовальному искусству. Сначала все фехтовальные учителя были иностранцы; только с самого конца XVIII стол. преподавателем фехтования почти во всех учебных заведениях Петербурга стал знаменитый впоследствии И. Е. Сивербрик. Мы заимствовали фехтовальные приемы от французов и их школа преобладает у нас до настоящего времени. Другая главная школа — итальянская — отличается большею простотою. Теперь наиболее употребительно фехтование по системе так называемой jeu mixte, удержавшее и некоторые приемы старой школы.

151
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru