Пользовательский поиск

Книга Энциклопедический словарь (Т-Ф). Содержание - Ушинский Константин Дмитриевич

Кол-во голосов: 0

А. С — в.

Ушаков Феодор Феодорович

Ушаков (Феодор Феодорович) 1748 — 1817) — известный моряк. Учился в морском кадетском корпусе. Во время первой турецкой войны командовал разными судами в Азовском море и участвовал в защите берегов Крыма. В 1787 г. с 2 фрегатами крейсеровал в Черном море по случаю вновь начавшейся войны с Турциею; в следующем году принял начальство над авангардом (4 фрегата) в эскадре контр-адм. Войновича и участвовал в сражении с турецким флотом при Фидониси. В 1790 г. Потемкин вверил ему начальство над черноморским флотом, и с этих пор началась военная слава У. Имея свой флаг на корабле «Св. Александр», он направился к берегам Анатолии, бомбардировал Синоп и истребил более 26 неприятельских судов; затем отразил от Керченского пролива турецкий флот, а у Гаджибея разбил его. В 1791 г., имея флаг на корабле «Рождество Христово», одержал победу при Калакрии. В 1798 г. получил повеление идти в Константинополь и, по соединении с турецкой эскадрой, отправиться в Архипелаг и Средиземное море. Здесь он занял о-ва Чериго, Занте, Кефалонию, Сан-Мавро и взятием крепости Корфу окончательно освободил ионические о-ва из под власти французов. В 1800 г. У., произведенный в адмиралы, возвратился со своей эскадрой в Poccию. В 1803 г. он был назначен главным командиром балтийского учебного флота и начальником флотских команд в СПб. В 1807 г. уволен от службы, по болезни. Один из броненосцев береговой обороны в балтийском флоте носит имя У.

Ушинский Константин Дмитриевич

Ушинский (Константин Дмитриевич, 1824 — 70) — знаменитый русский педагог; род. в Новгород-Северске; в родной семье получил хорошее воспитание; посещал местную гимназию, но на выпускном экзамене потерпел неудачу. В 1840 г. У. отправился в Москву и, выдержав экзамен, поступил на юрид. факультет университета. 22 лет от роду он был приглашен в ярославский Демидовский лицей на кафедру энциклопедии законоведения. В 1850 г. он покинул лицей, не желая подчиняться таким требованиям начальства, которые должны были «убить живое дело». Переехав в Петербург, он поступил в департамент иностранных исповеданий, под начальство графа Д. А. Толстого, и стал помещать статьи критического и географического содержания в «Современнике» и «Библиотеке для Чтения». В 1855 г. У. поступил преподавателем в гатчинский сиротский институт, где вскоре стал инспектором. Не получив специально педагогической подготовки, У. быстро ознакомился с педагогическою литературою и уже в 1857 г., в «Журнале для Воспитания», выступил с педагогическими статьями. В 1859 г. он был назначен инспектором Смольного инст. Сгруппировав в институте лучшие педагогические силы, У. внес в это заведение совершенно новые начала. Эта преобразовательная деятельность вызвала недовольство среди педагогов старого закала, не стеснявшихся обвинять У. в неблагонадежности. Несмотря на то, что У. находил сочувствие у весьма влиятельных лиц, он вынужден был оставить институт и получил командировку за границу. Почти одновременно с деятельностьью в институте У. принял на себя редактирование «Журн. Мин. Нар. Просв.» и превратил его из сухого сборника официальных распоряжений и научных статей в педагогический журнал, весьма отзывчиво относившийся к новым течениям в области народного образования. Последние годы жизни У. посвятил литературной деятельности. Вместе с Пироговым он должен быть поставлен в ряд деятелей эпохи реформ. Живая струя, проникшая в русскую жизнь, коснулась воспитания и образования. Для освобожденного народа нужны были школы, для школ — учителя и книги. У. горячо ратовал за устройство учительских семинарий и отдал много времени составлению книг для чтения и первоначального обучения: «Детский Мир» и «Родное Слово». Отводя в этих книгах видное место естественно-научному материалу, он остается верен заветам реалистической педагогики Коменского, Локка и Песталоцци. Подобно Песталоцци, У. дает в руки родителей и учителей особое руководство к своему «Родному Слову», имевшее обширное влияние на русскую народную школу и остающееся лучшим пособием по методики родного языка и до настоящего времени. Большое значение следует признать и за трудом У.: «Человек как предмет воспитания, опыт педагогической антропологии» (2 т., СПб., 1868 — 69). Сочинение это выходит уже 11-м изданием и пользуется вполне заслуженною известностью. Не примыкая к последователям какойлибо определенной философской системы, У. рассматривает психические явления вполне самостоятельно и дает, между прочим, ценный анализ чувствований. Труд этот остался неоконченным; У. предполагал издать еще 3 том, в котором хотел дать руководство по педагогике. Что касается общепедагогических взглядов У., то он успел высказаться лишь по некоторым вопросам общей педагогики («Собрание педагогических статей», СПб., 1875). См. Ю. Рехневский, «Вестн. Европы» (1872, 2); П. Чалый, «Воспоминания об У.» («Народная Школа», 1872); А. Фролков, «К. Д. У., краткий биографический очерк» (СПб., 1881); М. Песковский, «К. Д. У., его жизнь и педагогическая деятельность» (СПб., 1893, серия Павленкова); А. Слепцов, «Где искать оснований здравой педагогике?» («Соврем. Об.», 1868, 2); Н. Г. Дебольский, «Опыт разрешения некоторых педагогических вопросов» («Семья и Школа», 1874, 11 и 1875, 2 и 3). В 1895 и 1896 гг., по случаю двадцатипятилетия со дня смерти У., появилось в журналах много статей о нем.

Я. К.

Фавн

Фавн (Faunus) — принадлежал к числу древнейших национальных божеств Италии, хотя многие чисто итальянские особенности его характера и культа сгладились, вследствие отожествления его с греческим Паном. Ф. — добрый, милостивый бог (от favere — быть благосклонным, отсюда же происходят имена Faustus, Faustulus, Favonius). В образе Ф. древние италийцы почитали доброго демона гор, лугов, полей, пещер, стад, ниспосылающего плодородие полям, животным и людям, вещего бога, древнего царя Лациума и родоначальника многих древних фамилий, насадителя первоначальной культуры; при этом, наряду с единым личным божеством, верили в существование многих однородных и одноименных с ним демонов, в которых были воплощены атрибуты самого Ф. Подобно Сильвану, Ф., как лесной бог, живет в чащах, уединенных пещерах или близ шумящих источников, где он предсказывает будущее, ловит птиц и преследует нимф. С человеком он сообщается или во сне, или издали, пугая и предостерегая его лесными голосами; он же внушает так называемый панический страх как путникам, так иногда во время войны и неприятелям. Он бродит в лесах невидимым духом: в связи с этим собака, которой приписывали способность видеть духов, была посвящена Ф. Являясь человеку во сне, Ф. нередко мучит его кошмаром: против этого употреблялись особые корни и мази, особенно корень лесного пиона. Особенно береглись фавнов женщины, которых бог преследовал своей любовью; отсюда эпитет его Incubus. Особым покровительством Ф. пользовались стада: он способствовал их размножению и оберегал их от волков. В этом смысле он назывался Lupercus, — именем, с которым связано и название справлявшегося в Риме в честь Ф. праздник а Lupercalia . Кроме Луперкалий, в честь Ф. были установлены два праздника: весенние Фавналии (Faunalia), приходившиеся на 13 февраля, и зимние фавналии, справлявшиеся 5 декабря. В деревнях в честь Ф. совершались ежемесячно жертвоприношения. Как вещий бог, Ф. давал свои предсказания во сне: в этом смысле он называется Fatuus или fatuelus. Оракулы Ф. были приурочены к рощам. Судя по описанию, которое дает Овидий (Меtamorph, IV, 644 и след.), Нума, желая получить прорицание Ф. и предварительно очистив себя воздержанием, отправляется в рощу и здесь закалывает двух овец — одну Ф., другую богу сна. Затем, дважды окропив себе голову водой из источника, сплетя два венка из буковых листьев и помолившись, он ложится на растянутые шкуры жертвенных животных и ночью во сне получает желанное откровение. Подобные же сведения сообщает и Виргилий в VII кн. Энеиды (79 — 95). Как бог предсказаний, Фавн считался родоначальником песни, отчего и самый размер древнейших римских стихотворений называется Сатурновым или Фавновым. В Лации Ф. почитался, как царь аборигенов, внук Сатурна, сын Пика, отец Латина (от нимфы Марики), мудрый и справедливый правитель; правление его предшествовало царскому периоду и составляло первую эпоху распространения культуры в стране. В этом сказании отразилось воспоминание о тех временах, когда Италия изобиловала лесами и первобытные племена ее населяли лесные просеки. На древность культа Ф. указывает тот факт, что местами этого культа были не столько храмы, сколько поля, пещеры, рощи, и Ф. почитался в образе не идолов , а тотемов растительного и животного царства. Антропоморфические изображения Ф. принадлежат позднейшему времени и заимствованы у греков: Ф. представляется либо в образе Пана, либо в образе Силена или Марсия, Фавны же — в образе Панисков. Кроме луперкальского святилища; в Риме существовали два храма Ф. : один на Авентине, другой на Тибрском о-ве. Фавна, дочь (или жена) Ф., представляет собою женскую ипостась названного бога. Подобно ему, она была вещей богиней и называлась Фатуей; в тоже время она принадлежала к числу богинь женского производительного начала и, как таковая, отожествлялась с Майей или Доброй богиней (Bona dea). Ср. Motty, «Do Fauno et Fauna sive Bona dea enisqne mysteriis» (Б., 1840); Preller, «Romissche Mythologie» (1 т., Б., 1881, стр. 379 — 392). Н. О.

135
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru