Пользовательский поиск

Книга Энциклопедический словарь (Т-Ф). Содержание - Торговые обычаи

Кол-во голосов: 0

П. Ганзен.

Торговые ряды

Торговые ряды — в древней Руси так назывались, в отличие от гостиных дворов, те места в городах и посадах, где производилась розничная продажа товаров. Т. помещения в рядах были весьма разнообразны и носили разные названия: амбары, погреба, лавки, прилавки, полки, шалаши, веки, столы, скамьи, рундуки; стулья и скамьи стояли для мелких торговцев между лавками и прилавками; на скамьях, между прочим, продавали мясо; в шалашах продавались разные мелкие, большею частью изготовленные съестные припасы, для употребления на месте простолюдинами, собиравшимися на торгах. Со всех помещений в Т. рядах взимался оброк посредством целовальников. Т. устав 1667 г. запретил торговать помимо «извычайных» рядов и лавок; в 1676 г. было подтверждено, чтобы нигде не было торговли, кроме рядов; в 1681 г. опять подтверждалось, чтобы «всяких чинов люди не в указных местах не торговали и от того его великого государя казне напрасной потери и недоборов не было». Каждому товару обыкновенно назначался свой особый ряд и свое место. Особенно много было рядов в Москве: близ Вшивого рынка был лоскутный или ветошный ряд, где, впрочем, можно было покупать очень ценные вещи; неподалеку от Кремля был охотный ряд, где продавались съестные припасы и живые животные; были затем ряды пряничный, птичий, харчевой, калачный, крашенинный, суконный, сапожный, шапочный, свечной, коробейный, соляной, медовый, восчаный, домерный (где продавались бубны, домры и барабаны), сурожский (где, между прочим, продавались шелковые материи), житный, мучной. Эти ряды в первой половине XVII в. находились в той части города, которая называлась Царь-город; здесь же преимущественно жили хлебники и калачники, здесь же были мясные скамьи и царские кружечные дворы с питьем. В Китай-городе был свежий рыбный ряд. Серебряники, медники, скорняки, продавцы румян и даже кнутов и тростей имели свои особые ряды в Москве. Улица от Персидского двора до Москвы-реки шла мимо овощного ряда. Около самого Кремля было расставлено множество шалашей, рундуков, скамей, где мелочные торговцы торговали всякой всячиной. Подобно Москве, были Т. ряды и в Новгороде, где находились в связи между собою лавки, предназначенные для продажи какого-нибудь одного товара: так, были ряды саадашный, где продавалось все, что касалось до вооружения; седельный, где можно было купить все, относящееся до верховой езды; серебряный, иконный, суконный, где были лавки богатейших гостей; книжный ряд, где сидели попы и дьяконы, и др. Ср. Н. Костомаров, «Очерк торговли Московского государства в XVI и XVII стол.» (2 изд., СПб., 1889).

Торговые обычаи

Торговые обычаи (англ. rules, франц. usages, немецк. Usancen) — правила и приемы торговли различными товарами, молчаливо принятые к исполнению среди известных категорий торгующих. Чем более разнообразна и развита торговля тем сильнее в ней влияние обычая, быстро приспособляющегося к изменчивым условиям жизни, чего не в состоянии достигнуть ни одно законодательство; чем первобытнее в стране Т. сношения, тем, наоборот, меньше в ней Т. обычаев, которые, притом, обыкновенно не собираются и не записываются (не говоря уже о более или менее правильной их кодификации), а существуют только в своей первичной стадии — в умах и сознании торгового люда. Наибольшее значение Т. обычаю придается, поэтому, в Англии и Голландии, где, при Т. спорах, не делается существенного различия между обычаями и законом и где суды, при рассмотрении Т. дел, применяют Т. обычаи всего торгующего мира. Весьма обильны Т. обычаи и в Соед. Штатах, где множество Т. дел и отношений всецело регулируется только ими. Затем, по значению обычая в торговле, идут Германия, Австрия и Бельгия. Во Франции, стране правительственного вмешательства, с мало развитой биржевой торговлей, влияние Т. обычного права значительно слабее. Тоже следует сказать о России и других, более мелких государствах (исключая, впрочем, Данию). Одно лишь румынское право совершенно не знает Т. обычаев, как дополнения закона. Русское законодательство признает силу за Т. обычаем в качестве не только дополнения, но иногда и замены общих законоположений (см., напр., ст. 2053, 2112 и 2188 т. Х ч. 1, ст. 41 Полож. о казен. подрядах и поставках). Ст. 1-я устава торг. разрешает применение Т. обычая каждый раз, когда оказывается «недостаток» законов для отдельных «сделок и отношений, торговле свойственных» — а таких случаев встречается немало даже в современном Т. обороте. В наших законах не предусмотрены такие распространенные виды торговых сделок, как напр. коммерческая купля-продажа, экспедиция товаров, уплата железнодорожного фрахта, страхование товаров, выдача авансов, обращение чеков; нет также никаких указаний, определяющих закономерность недавно появившихся у нас онкольных счетов, реверсных сделок и других современных биржевых комбинаций. О Т. обычаях упоминают как устав судопроизводства Т. (напр. ст. 154, 352 и др.), так и устав гражд. судопр., особенно для прибалтийских (ст. 18 и 19 приложения к ст. 1805) и привислянских губерний (ст. 1486). Проект нового гражданского уложения также отводит подобающее место Т. обычаю, напр. в вопросах о дополнении договора, о расчете покупной цены по весу проданного товара, о комиссионном вознаграждении. Знание Т. обычаев (так называемых в законе «правил по коммерции») признается в уставе торговом обязательным для многих должностных лиц биржи, являющейся собирательницей и хранительницей торговых правил: биржевых маклеров, корабельных маклеров, диспашеров, браковщиков и т. д., а также всех вообще корабельщиков и, наконец, консулов. Т. обычаи существуют в каждой отрасли торговли, но особенно видное место они занимают в крупной оптовой, главным образом — международной купле-продаже. Не на всех биржах они собираются, записываются и издаются для всеобщего сведения; у нас они, в форме «постановлений», «правил», «оснований», скрыты пока в недрах биржевых канцелярий. Несколько большую гласность среди торгующих приобретают так назыв. «договоры» или соглашения между собою наиболее крупных торговых фирм с целью упорядочения какой-либо одной отрасли торговли. Таковы, напр., договор 93 петербургских фирм «о правилах и расходах по приходу и отходу кораблей и пароходов по внешней морской торговли С. Петербургского и Кронштадского портов»; договор 35 хлеботорговых фирм г. С. Петербурга об условиях продажи хлебных товаров за границу; договор крупных николаевских хлеботорговцев о предельных размерах засоренности экспортируемых хлебов. Так как подобные договоры обыкновенно заключаются самыми влиятельными местными фирмами, то им по неволе приходится следовать и остальным, более мелким торговцам теми же товарами в данном районе. Дальнейшей ступенью в выяснении и кодификации Т. обычаев представляются рукописные сборники Т. правил местного рынка; такой сборник, касающийся обычаев местной хлебной торговли, существует, напр., на нижегородской бирже. За границей, где обычаи торговли стали давно записываться, существовали раньше сборники так наз. «паремий» (pareres, Paromien), т. е. поговорок и выражений, в которых ясно признавалось существование известного юридического положения, как результата фактически сложившихся Т. отношений. Высшую форму таких сборников составляют за границей своды местных Т. обычаев, служащие главным основанием для решения споров по торговли в третейских и арбитражных судах. У нас более или менее полные своды Т. обычаев существуют только у прибалтийских бирж — рижской (самый ранний печатный сборник, 1783 г.), ревельской, либавской и перновской. Появлению таких сводов внутри империи препятствуют невысокая, в общем, культурность нашего торгующего класса, изолированность отдельных бирж друг от друга, привычка к чрезмерному соблюдению «Т. тайны», поддерживаемая законом, и, наконец, излишнее вмешательство администрации, требующей своды обычаев на просмотр и утверждающей их иногда лишь по истечении нескольких лет, когда некоторые из обычаев уже заменены другими. Поэтому, хотя в уставах многих бирж (с. петербургской, московской, одесской, николаевской, бакинской, елецкой, лодзинской, царицынской, томской и виндавской, и специально хлебных: калашниковской [в Петербурге]; московской, воронежской, елизаветградской, борисо-глебской) на биржевые их комитеты возлагается обязанность составлять сборники местных Т. обычаев, таких сборников на самом деле не существует. Каждый новый факт в сфере торгово-промышленного оборота неизбежно отражается на изменении Т. обычая: появление новых путей и способов передвижения товаров, тарифные и таможенные нововведения — все это влияет на те или иные стороны Т. сделок и, следовательно, может порождать новые приемы и правила торговли. Т. обычаи оказываются, однако, замечательно устойчивыми. Так напр., в щетиной торговле С. Петербурга установился обычай рассчитываться за товар на ассигнации; появившись еще при Канкрине, этот обычай пережил серебряную валюту и дожил до золотой, немало не изменившись. Вообще, чем старее какая-либо отрасль торговли, тем скорее можно натолкнуться в ней на пережитки прошлого, особенно если они касаются способов определения количества (веса или меры) товаров. Только с большим трудом и особенною медленностью прививается в международной торговле метрическая система, не смотря на свою ясность и простоту — и наоборот, зачастую фигурируют старые меры и вес, давно уже оставленные даже на местах своего происхождения. Для примера можно указать на лесную торговлю наших портов, не только более старых (прибалтийских), но и сравнительно молодых (вроде Одессы, Херсона и др.): многие сорта лесного товара измеряются до сих пор по старофранцузской, старогамбургской и староамстердамской мерам. Иногда в торговле господствует не одна мера товаров, а несколько различных способов измерения, принятых в главных пунктах и распространившихся оттуда по другим местам; в лесной торговле существуют, напр., два standart hundred'a (стандарта) для измерения досок, заключающие в себе различное количество кубических футов этого товара. Такая условность Т. приемов — одна из ярких особенностей обычного Т. права, Здесь, с одной стороны, играет роль убеждение торгующих в полной осведомленности и тонком знании дела со стороны контрагентов (без такой осведомленности немыслимо разобраться в возникающих сложных расчетах), с другой — необходимость сообразоваться с трудно иногда предвидимыми условиями (напр., урожаем хлебов, качеством снятого льняного волокна и пр.) и вводить, в зависимости от них, известные изменения в текущие цены товара. Не выходя из области той же лесной торговли, можно указать, как на пример условности при определении качества товара, на правила так наз. «редукции» клепки, продающейся или на копу (60 шт.), или на милле (1000 шт.), при чем существуют два способа расценки этого товара — мемельский и французский. При обоих способах принимаются в расчет червоточины, суки, пояса, гниль, оболонь и другие недостатки; при этом теряется всякая определенность в расценке товара, от чего нередко страдают малоопытные продавцы. Также условен способ продажи круглого леса «по дурхшнитту», т. е. по среднему размеру длины всех бревен в партии. Особенной условностью Т. обычаи отличаются в вопросе об определении фрахта за разного рода нагружаемые на суда товары. В одних местах (Рига) за единицу фрахта принимается стоимость его за тонну льна или пеньки 1-го и 2-го сорта и к нему приравниваются различные количества Других товаров (тонна воска брутто, 3000 заячьих шкур, 60 штук парусины и т. п.); в других (Либава) в основание расчета фрахта полагается действительно нагруженный ласт, заключающий разное количество весовых или иных единиц для различных товаров (брутто 150 пд. меди, 135 пд. ржи, 100 пд. коровьего масла; нетто — 120 пд. соли, 10 бочек сельдей, 144 ведра спирта, 80 кб. фт. мерных товаров и пр.). Подобная сложность и запутанность вычислений вызывает издание справочных таблиц о способах измерения, о различных единицах фрахта и т. п. приемах торговли, принятых на основами местных торговых обычаев. Таковы, напр., таблицы для редукции клепки (Зарецкого, 1898), гамбургская таблица измерения веса хлебов, рижские таблицы для исчисления фрахта. Подобные таблицы, хотя и не часто, но пересматриваются и переиздаются компетентными учреждениями; напр., вышеупомянутая гамбургская таблица была пересмотрена в 1899 г. местной правительственной комиссией мер и весов, что внесло на первое время большое замешательство в торговлю гамбургского порта. На русских биржах и вообще в русской торговле обычаи касаются следующих сделок: а) покупки и продажи ценных бумаг, золота, серебра, таможенных купонов и переводных векселей (тратт), б) покупки и продажи товаров, в) посреднических дел, г) морской перевозки товаров, д) морского страхования, е) бодмереи, покупки, доставки и постройки судов, ж) контокуррента и з) котировки и бюллетеня. Т. обычаи по бодмерее и контокурренту могут быть извлечены только из судебных решений по этим вопросам: в правилах действий бирж о них не упоминается. — Ср. А. С. Невзоров, «Русские биржи» (вып. VI, Юрьев, 1901); «Т. обычаи» («Коммерческая энциклопедия» М. Ротшильда, т. IV); «Т. обычаи рижской биржи» (русский перев., Рига, 1893); «Свод либавских Т. обычаев» (Либава, 1892); «Ревельские биржевые правила» (Ревель, 1888); «Pernauer Borsenasancen» (Нернов, 1882).

65
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru