Пользовательский поиск

Книга Энциклопедический словарь (Т-Ф). Содержание - Терпсихора

Кол-во голосов: 0

Литература. Главнейшая литература по Т.: Hagen, «Моnographie der Termiten» («Linn. Entom» т. X и XIV); F. Muller, «Beitrage zur Kenntniss der Termiten» ("Jenaisch. Zeitschr. VII, 1873 и IX, 1875); Lespes, «Recherches sur le Termite lucifage». («Ann. Sc. Natur.», 5°, Zool, V 1856); (Grassi, «Ueber Termiten» («Zool. Anzeig.», 1888-89); Grassi. «Constitutione e Sviluppo della societa dei Termitidi» (Катания, 1893); Hacoнов, «Об особенностях организации Т. в связи с постройками ими гнезд» («Варшавские Университетские Известия», 1893); Wasmann, «Kritisches Verzeichniss der myrmecophilen u. termitophilen Arthropoden» (Берлин, 1894). М. Римский-Корсаков.

Термы

Термы (thermae, Jermai) — у древних римлян первоначально естественные источники теплой и горячей воды, а также простые холодные и теплые бани (balineae, balneae), содержавшиеся, по-видимому, частными лицами, впоследствии же, в эпоху императоров, обширные общественные заведения, устроенные роскошно и заключавшие в себе, кроме собственно бань, различные другие помещения: места для прогулки под открытым небом или под портиками, для гимнастических упражнений, беседы и слушания ораторов и поэтов, библиотеку, небольшой театр, галерею художественных произведений и пр. Разнообразие развлечений и комфорт, которыми отличались эти заведения, делали их средоточиями общественной жизни; римляне проводили здесь значительную часть дня. Большие Т. в самом Риме занимали огромные участки земли, иногда до целой мили в окружности. Помещения, устроенные в них специально для мытья, состояли из следующих главных частей: 1) комнат для раздевания (apodysteria), 2) более или менее большого бассейна воды обыкновенной температуры, в котором можно было окунаться и плавать (piscina), 8) закрытого помещения для мытья холодной водой (frigidarium), 4) бани для мытья теплой водой (tepidarium), 5) жаркой бани (caldarium), 6) паровой горячей бани (laconicum) и 7) номеров для желающих мыться не вместе с другими, а отдельно (alvei). Особое женское отделение, обыкновенно имевшееся в Т., состояло из таких же частей. Первые публичные Т. в Риме были сооружены при Августе его зятем, Агриппой, на Марсовом поле. Нерон построил в той же местности другие бани, которые были потом возобновлены и расширены Александром Севером. Еще более обширными Т. наделил город Тит; они находились на Эсквилинском холм и впоследствии были увеличены Траяном. Т. Каракаллы, занимавшие собой огромное пространство к юго-востоку от Авентина, отличались колоссальностью размеров и роскошью архитектурной отделки. Их превосходили великолепием бани, построенные Диоклетианом в южной части Квиринала. Вообще в Риме, в эпоху Константина Великого, насчитывалось 15 Т. Развалины трех из них существуют до настоящего времени, а именно Т., сооруженных Титом, в которых была найдена некогда украшавшая собой одну из их зал знаменитая скульптурная группа Лаокоона, Т. Каракаллы, где открыты так наз. Фарнезинские статуи Геркулеса и Флоры, и группа Цета и Амфиона, привязывающих Дирцей к рогам разъяренного быка (Фарнезский Бык), и Т. Диоклетиана, разрушившиеся менее, чем прочие; одну из этих последних Т. зал Микеланджело превратил в церковь C.-Mapиадельи-Анджели, самую обширную, после собора св. Петра, из всех церквей Рима. При преемниках Августа не было ни одного сколько-нибудь многолюдного города, который обходился бы без Т. Развалины римских бань встречаются во Франции, Англии, на берегах Рейна, Мозеля, Некара, Дуная, в Африке и др. местах. Наглядное понятие о расположении и внутренней отделке Т. дают сравнительно хорошо сохранившиеся бани, открытые среди развалин Помпеи. — Ср. А. Palladio, «Le terme dei romani disegnate» (Виченца, 1785); Blouet, «Restauration des thermes d'Antonin Caracalla a Rome» (Париж, 1828); L. Canina, «L'architettura romana descritta e dimostrata coi monumenti» (2 изд., т. 1, Рим. 1844); J.-A. Overbeck, «Pompeji» (4 изд., Лиц., 1884); Marquardt, «Privatleben der Roemer» (2 изд., Лпц., 1886).

Терпсихора

Терпсихора (Teryukora) — одна из девяти муз. Позднее стала музой танцев и хорового пения. Изображалась в виде молодой девушки с улыбающимся лицом, украшенной венком и держащей в одной руке лиру, а в другой — плектр.

Террор

Террор «белый» (la terreur blаnche) — так называется ряд жестокостей и насилий, совершенных во Франции роялистами в 1815-1816 гг. под белым знаменем Бурбонов. Со вторичным воцарением Людовика XVIII началась крайняя реакция, принявшая размеры Т., с которым правительство, вследствие преступной слабости, не могло справиться. Со стороны роялистов начались вспышки зверства против бонапартистов, республиканцев и протестантов, главным образом на юге Франции (в Тулузе, Марселе, Тулоне, Ниме и др.). На основании ордоннанса 24-го июля 1815 г. целый ряд лиц, список которых составил министр полиции Фуше, предан был суду, в том числе маршал Ней; многие были казнены, многие осуждены на изгнание или ссылку. В Марселе чернь разгромила гарнизон и семьи мамелюков, убив около 100 человек. В Ниме политические страсти осложнились религиозным фанатизмом. Дома протестантов были разграблены, церкви их заперты. В продолжении нескольких недель июля месяца в Ниме бушевала шайка роялистов, во главе которой стоял Трестальон (рабочий Дюпон). Маршал Брюн был убит в Авиньоне, и труп его выброшен в Рону за то, что он в Марселе и Тулоне удерживал роялистов от насилий (2-го августа 1815). Та же участь постигла генерала Рамеля. Трестальон был арестован генералом Лагардом, но последнего убил солдат национальной гвардии и был оправдан на суде. В Юзесе Жан Граффан грабил жителей, арестовывал национальных гвардейцев, расстреливал их (25 авг.), совершая все эти преступления от имени короля. Порядок в д-те Гард был восстановлен с прибытием австрийских войск. На юге Франции были организованы ультрароялистами комитеты для наблюдения за действиями правительства. Они арестовывали тысячи «подозрительных», держали население в постоянном страхе, захватили в свои руки все местные дела. Духовенство действовало заодно с эмигрантами, во имя «престола и алтаря». Ультрароялистская партия всюду одерживала верх. Особенно сказалось это на выборах 22 авг. 1815 г., когда большинство получила крайняя правая, образовавшая так называемую «небывалую» палату (chambre introuvable).

П. К-ий.

Тертуллиан

Тертуллиан (Квинт-Септимий-Флоренс) — знаменитый богослов; род. в Карфагене ок. 160 г.; получил юридическое образование и считался отличным юристом. Когда принял христианство и под влиянием каких мотивов -неизвестно, но к нему, вероятно, вполне применимо его же изречение: fiunt non nascuntur christiani, что явствует из его сочинения «De cultu feminaram». Был пресвитером, вероятно, в Карфагене; в полном расцвете сил уклонился от католичества и впал в монтанизм (около 202 г.), которому оставался верен до конца жизни. Монтанизм как нельзя более соответствовал его страстному характеру и строгому образу мыслей. Умер в глубокой старости; год смерти неизвестен. Деятельность его совпала с правлением Септимия Севера и Каракаллы. Скудные биографические сведения о нем находятся в его сочинениях, а также у Иеронима и Евсевия. Сочинения Т. чрезвычайно важны для истории церкви и интересны в философском отношении. Они издавались несколько раз, напр. в Париже в 1616 г. (J. Раmelii), там же в 1634 г. (Rigolti), в Галле в 1770 г. (Semler), в Лейпциге в 1852-54 гг. (Оеhlег).

Некоторые ученые (Monceaux, «Les Africains», П., 1892; Boissier, «L'Afrique romaine», П., 1895; Герье, «Борьба за единство веры в IV в.», «Вестник Европы», 1901, № 1) объясняют страстность африканских писателей и особенности их стиля свойствами жителей (берберов), воспринявших чуждую им культуру — сначала семитическую (финикийскую), потом римскую и отчасти греческую. Т. — типичный христианский писатель начала III-го века на африканской почве. Множество бытовых черт, рассеянных в сочинениях Т., делают их незаменимыми для историка культуры. Т. представляет характерный пример латинского, западного католического писателя, занятого по преимуществу вопросами практическими, в отличие от спекулятивного направления восточных христианских писателей. Любопытен контраст между Т. и его современником Оригеном. Последний воплотил в себе христианский идеализм, первый старается последовательно провести материализм, насколько он соединим с христианством. Ориген стоит за мистическое понимание христианства, за аллегорическое толкование Св. Писания; Т. старается буквально понимать тексты. Оригена интересуют по преимуществу вопросы умозрительные, Т. — вопросы дисциплины, христианской жизни. Ориген имеет некоторый наклон в сторону гностицизма; Т. увлекся монтанизмом — прямой противоположностью гностицизма. Т. человек обширного образования, писавший и на греч. языке (греч. сочин. утрачены). Тон его сочинений почти всегда резкий, страстный, полемический; противников своих он не щадит, нередко прибегает к инсинуациям, к софистическим оборотам мысли. Стиль вполне соответствует оригинальному характеру автора: неестественный, приподнятый, часто неправильный язык, трудный для понимания, но в то же время богатый сравнениями и антитезами; мысль часто выражена настолько кратко и метко, что становится поговоркою. Т. — прямой предшественник бл. Августина, один из основателей западного латинского богословия; им впервые подняты и разрешены некоторые догматические вопросы. Не все сочинения Т. дошли до нас; в сочинениях его и у Иеронима имеются упоминания о несохранившихся его произведениях: «De spe idelium», «De paradiso», «Adversus Apelleiacos», «De censu animae adversus Hermogenem», «De fato», «De ecstasi lib. VII» и др. К произведениям Т. относят и такие, которые, по всей вероятности, ему не принадлежат, напр. «De execrandis gentium diis». Все произведения Т. хронологически могут быть разделены на два периода: католические и монтанистические; по содержанию в том и другом периоде можно различать 3 группы — сочинения о христианской жизни, апологетические и догматические. К некоторым вопросам Т. возвращается, и это дает возможность определить изменение его взглядов. При всей оригинальности Т., ему иногда приходится повторять то, что было уже сказано Минуцием Феликсом и Юстином: это неизбежно при общности темы всех апологетов. Признаки, по которым можно отнести сочинения Т. к периоду монтанизма, заключаются в упоминании пророчеств Монтана, Максимилы и Присциллы, ссылках на Параклит (Св. Дух), особом значении, признаваемом за постом, осуждении второго брака и бегства во время преследований за веру, строгом отношении к вероотступникам (lapsi), жаждущим быть принятыми вновь в христианскую общину, и, наконец, нападках на психиков (т. е. католиков). Строгое разграничение сочинений по указанным группам не всегда возможно, ибо некоторые сочинения, написанные в периоде монтанизма, имеют своей задачей борьбу с гностицизмом и не заключают в себе ничего специфически монтанистического. К первому периоду относятся сочинения Т., касающиеся внутренней христианской жизни, как то о молитве («De оrаtione»), крещении («De baptismo»), покаянии («De poenitentia») и терпении («De patientia») -добродетели, которой сам Т. не обладал. В них мы встречаемся с первой попыткой комментирования Молитвы Господней. Смысл ее Т. видит в духовной жертве, явившейся в отмену языческого жертвоприношения. Любопытны указания на обычаи первых христиан, в коих ясно видны черты языческие и еврейские. Сочинение о крещении написано против ереси Гаяна, отрицавшего необходимость крещения. Т. смотрит на крещение как на своего рода магическое действие и воде приписывает особую роль как в мирообразовании, так и в особенности при крещении. Внешней христианской дисциплины касаются сочинения Т. о зрелищах («De spectaculis») и об идолопоклонстве («De idolatria»). Здесь Т. старается определить отношения христианина к язычникам. Идолопоклонство — величайший грех. Христианам запрещается заниматься искусствами и ремеслами, служащими для украшения идолов, запрещается занятие астрологией, так как она демонического происхождения; христиане не должны воспитывать детей в языческих школах, не должны принимать участия в языческих праздниках, занимать должностей в языческом государстве и т. д. Одно из важнейших сочинений Т. — его апологетический трактат «Liber apologeticus», в котором он ведет весьма искусно защиту христианства. Он доказывает, что преследование христиан со стороны государства не оправдывается законами самого государства, при чем ссылается на известное письмо императора Траяна к Плинию, запрещающее розыск христиан. Взводимые на христиан обвинения в тайных преступлениях ни на чем не основаны; язычники, преследующие христиан за непочитание богов, в своих богов более не верят. Истинная сущность языческой религии — демонизм, т. е. прямая противоположность вере в божественное начало. Прямое доказательство истинности христианства заключается в нравственном возрождении людей, принявших христианство. Мнение, распространенное среди язычников, что все несчастия в истории объясняются ролью христиан — ложно. В сочинении «De testimonio animae» Т. требует свободы совести и свободы церковной. Он утверждает, что христианство не имеет политического характера и потому не может быть рассматриваемо как антиправительственная секта. В заключение Т. рассматривает христианское учение по сравнению с языческой философией; справедливая оценка христианской морали чередуется с суровыми приговорами над языческой философией, созданной демонами и не давшей никакого познания; если в языческой философии и встречаются проблески истины, то они заимствованы из св. Писания. Эти суждения не отличаются от того, что говорили Татиан и др. апологеты. К первому же периоду деятельности Т. относятся сочинения об украшениях женщин, о втором браке. Вопрос о смешанных браках и о втором браке должен был, по необходимости, занимать первых христианских писателей — и Т. к нему возвращается в сочинении, написанном поздние. Видное место в деятельности Т. занимают сочинения против еретиков: в трактате «De praescriptione haereticorum» он ересь рассматривает как зло, допущенное Богом, и проистекающее по преимуществу из философии. Всякая ересь есть новшество, которое не может быть обосновано учением апостольским. Ко второму периоду творчества Т. относится: «De corona militis», «Ad Scapulam», «De fuga in persecutione», «Scorpiace», «De pallio», «De virginibus velandis», «Dе exhortatione castitatis», «De jejunio adversus psychicos», «De monogamia», «De pudicitia», «Adversus Hermogenern», «Adversus Valentinianos», пять книг «Adversus Marcionem», «Adversus Praxeam», «De anima», «De carne Christi», «De resurrectione carnis». Характерный принцип монтанизма заключался в признании, что откровение Спасителя и апостолов еще не закончено, а завершается последовательно благодаря воздействию Св. Духа. В сочинениях, трактующих об отношениях христиан к язычникам, Т. тщательно старается об устранении всего языческого. Напр. он защищает (в сочинении «De corona militis») солдата христианина, отказавшегося возложить на свою голову венок. Он порицает христиан, старающихся бегством спастись от мученичества, требует, ссылаясь на Писание, природу и церковную дисциплину, чтобы христианские девушки носили не только на улицах, но и в церкви покрывало, запрещает вступление во второй брак, требует поста, ставшего необходимым вследствие того, что Адам вкусил запретного плода, но полезного и как средство предохраняющее от гнева Божия. В трактате о стыдливости («De pudicitia») Т. устанавливает 7 смертных грехов (delicta ad mortem: yбийство, идолопоклонство, обман, вероотступничество, богохульство, прелюбодеяние и разврат). Только грехи, совершенные до крещения, могут быть церковью прощены; после крещения церковь может прощать лишь легкие грехи (remissibilia), но не смертные (non remissibilia); первые заслуживают наказания, вторые — вечного осуждения; лишь божественное милосердие может дать прощение смертного греха. И мученики за веру не могут отпускать смертных грехов. Сочинения Т. против ереси Гермогена, Валентина и Маркиона имеют большое значение для истории церкви и ересей. Т. любит настаивать на противоположности нравственности и чувственности, божественного откровения и человеческого разума. Учение Христа сделало излишней любознательность; Евангелие уничтожило необходимость в науке. Христианин не должен спрашивать и искать большего, чем то, что разрешено апостолам. Всякий христианин-ремесленник нашел Бога, в то время как Платон утверждает, что трудно найти строителя Mиpa. Противоположность веры и знания выразилась в знаменитой формуле Т.: credo quia absurdum est. Из древних писателей только стоики, в особенности Сенека, нравятся Т. Причина этой симпатии понятна; в мышлении Т. мы встречаемся с попыткой соединить такие же противоположности, какие соединяли стоики, т. е. супранатуралистические тенденции с крайним материализмом. В этике у Тертуллиана тенденции дуалистические, в теории познания — сенсуалистические, в психологии — материалистические. Чувства не обманывают, все существующее — телесно; даже Бог, сотворивший из ничего материю, имеет тело; бессмертная душа точно также телесна. Nihil est incorporale nisi quod non est. Если б душа не была телесной, она не могла бы влиять на тело. Душа ребенка переходит от отца через семя. Таким образом Т. является представителем традуцианизма, в противоположность креатианизму (творению души) и теории Платона о предсуществовании. Все души людей суть отпрыски души Адама. Качества души наследственны, чем и объясняется первородный грех. Бог един, вечен, свободен; Св. Дух произошел из Бога, как луч солнца из Солнца. Бог первее Сына, но не по времени, ибо время возникло лишь вместе с миром. Mиp не вечен, а сотворен Богом из ничего.

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru