Пользовательский поиск

Книга Энциклопедический словарь (Т-Ф). Содержание - Теизм

Кол-во голосов: 0

П. Ганзет.

Те Деум

Те Деум(Те demus landamus) — «Тебе Бога хвалим», церковный гимн, приписываемый св. Амвросию (IV в.), почему и называется также гимном св. Амвросия. В католической церкви этот гимн поется в конце заутрени во время великого поста, а также при благодарственных церемониях по случаю победы или какого-нибудь торжественного события, равно как и в православной церкви поется этот гимн на благодарств. молебствиях. На текст Т. Deam laudamus писали хоровые произведения многие самые крупные композиторы. К наиболее обширным Т. Deum принадлежит «T. Deum» Бepлиоза, для двух хоров.

Н. С.

Тезис

Тезис (греч. JesiV положение, местоположение, постановление закона, залог) — философское, научное или богословское положение, утверждение. Со времен Канта этот термин приобретает специфическое значение в связи с соотносительным термином — антитезис (противоположение, положение, находящееся к данному в отношении контрадикторном, противоречивом). В 1769 г., который, по словам Канта, имел для последующего переворота в его воззрениях громадное значение, он обратил внимание на существование в нашем уме так называемых антиномий. Он убедился, что о целокупности мира, как бытия в себе, можно высказывать утверждения противоречивые с одинаковой правдоподобностью: можно доказывать, что мир конечен и бесконечен, что он делим до бесконечности и состоит из неделимых атомов, что он подчинен безусловному господству закона причинности — и что в нем имеет место свобода, что есть безусловно необходимое существо, как первопричина мира — и что мир возник случайно. Каждая пара таких контрадикторных положений обозначается Кантом как тезис и антитезис. Неразрешимость этих противоречий, которые, в виде учения об «антиномиях чистого разума», введены Кантом впоследствии в трансцендентальную диалектику, объясняется тем, что разум, высказываясь о мире, как некотором себе довлеющем целом, т. е., как о вещи в себе, догматически переступает область доступного его познавательным способностям. таким образом, существование антиномий в разуме есть блестящее доказательство невозможности догматической метафизики. Опровержение противостоящих друг другу Т. и антитезиса представляет неразрешимую проблему; только с критической точки зрения антиномии легко разрешимы. Противоречие Т. и антитезиса в антиномиях Кант наз. диалектическим, так как оно может быть легко разрешено указанием на источник метафизической иллюзии, лежащей в основании его — перенос рассуждений в область вещей в себе, недоступную силам нашего разума. Противополагаемое диалектическому реальное противоречие (А есть В, А не есть В) Кант называет аналитическим, когда одному и тому же объекту мысли в сфере мира явлений мы приписываем свойство, которое в тоже время отрицаем за ним. Термин синтез, синтетический etc. Кант употребляет в противоположность термину анализ", аналитически, в том особенном значении этого термина, которое он установил в учении об аналитических и синтетических суждениях, но нигде не сопоставляет с терминами Т. и антитезис. Говоря о соотношении понятий в своей таблице категорий, Кант обращает внимание на то, что категории количества, качества etc. группируются триадами и что «третья категория всегда возникает из соединения первой со вторую того же класса» (единство, множество, всеобщность, реальность, отрицание, ограничение etc.). Для этого объединения двух категорий в третью, по его словам, «нужен особый акт рассудка». Этот акт он называет необходимым синтезом разнообразного. По его мнению (высказанному в «Критике силы суждения») тройственное соотношение понятий, положенное им в основу всех главных подразделений мыслей, коренится в самой природе нашего разума. Всякое априорное деление должно быть или аналитическим (основываться на принципе противоречия) и тогда дихотомическим — или синтетическим и тогда трихотомическим (за исключением математики, где мы руководствуемся не логическим делением понятий, а их конструкцией в интуиции), ибо в состав всякого синтетического единства непременно должны входить три элемента: I) условие, II) обусловленное и III) понятие, проистекающее из соединения обусловливаемого с его условием. — Фихте первый связывает вместе термины Т., антитезис и синтезис (чего избегал Кант, по-видимому для того, чтобы сохранить за понятием синтеза, синтетического своеобразный гносеологический оттенок расширения нашего познания). Стремясь вывести все содержание познания из некоторого самоочевидного принципа, Фихте строить свою дедукцию основных начал познания. Суждения по Фихте бывают трех родов: 1) тетические — такие, в которых объект мысли берется тождественным самому себе, без соотношения к другим объектам; самый общий вид такого суждения — Я есмь. 2) Антитетические, в которых мы подчеркиваем противоположность свойств; напр.: Я противополагает себе не-Я. 3) Синтетические, в которых процесс мысли заключается в отыскании тождественных свойств в противоположностях, напр.: «в Я. я противополагаю делимому Я делимое не-Я». Я и не-Я, как противоположности, синтетически объединяются в понятиях взаимного ограничения. Таким образом, выше приведенный Кантовский принцип трихотомического деления понятий Фихте применяет к суждениям. Каждый синтезис можно принять за отправной пункт дальнейшего «движения» мысли, «полагая» его, как новый «Т.», вскрывая в нем противоречие, как антитезис, и «снимая» противоречие в новом синтезисе. Этот прием в широких размерах применяется Гегелем в виде так называемого диалектического метода. Гегель за отправной пункт своего диалектического метода принимает Кантовское учение об антиномиях (в которых «постановка вопроса настолько же глубока, насколько вульгарно разрешение»), но он расширяет понятие антиномий: по его мнению, их бесконечно много и процесс «движения» философской мысли заключается в непрерывном переходе от Т. через антитезис к синтезису. Вскрытие диалектических противоречий, в которые впадает разум, переступающий сферу познаваемого, у Канта служило орудием для разрушения метафизики; в руках Гегеля оно становится путеводной нитью для построения грандиозного здания панлогической метафизики. Термин синтетический у Гегеля приобретают значение исключительно в связи с терминами Т. и антитезис, и его своеобразный Кантовский смысл, как противоположного аналитическому, совершенно отвергается Гегелем.

И. Лапшин.

Теизм

Теизм. — Т. в широком значении слова называется направление мысли, противоположное атеизму или отрицанию существования Бога; в узком значении слова Т. обозначает направление философской мысли в области теологического умозрения, развившееся преимущественно в немецкой философии после Гегеля. От деизма, по мнению Кудрявцева, это направление отличается признанием абсолютной неограниченности Божества и вследствие этого теснейшей связи его с миром; от пантеизма — признанием Его личности и отдельности от мира. Главным мотивом, послужившим к развитию Т., была неудовлетворительность пантеистического воззрения Шеллинга и Гегеля. Главнейшие представители Т. — Фихте младший, Ульрици, Вирт, Вейсе, Халибеус, Шварц, Каррьер и Цейзинг. Сущность Т. определена Фихте младшим следующим образом: «Под Т. мы разумеем общую мысль, что абсолютное начало, как бы оно ни мыслилось, все-таки не должно быть представляемо в форме слепой, бессознательной силы; поэтому оно не может быть подведено под категорию общей субстанции или отвлеченного, безличного разума, но непременно должно быть мыслимо как личное, само в себе сущее бытие, для обозначения коего человек не имеет другого выражения и аналогии, как безусловное сознание. Из этого понятия абсолютного духа по необходимости вытекает, что мировой порядок столь же мало допускает идею возникновения из случая, как и идею безусловной необходимости. Единственное соответствующее мировому порядку понятие — внутренняя целесообразность... Этот результат эмпирического миропонимания заставляет философское мышление составить понятие безусловной основы, полагающей цели, для характеристики которой у человека нет иных слов кроме совершенного мышления и воли, определяемой благом». Отсюда ясно, что Т. покоится на допущении возможности познания Божества; его последователям необходимо показать ложность результатов критической философии, поскольку она не допускает познание трансцендентного и, с другой стороны, указать источник действительного познания Бога. Многие теисты склонны видеть такой источник познания в чувстве; в этом они сходятся с неоплатониками, утверждавшими непознаваемость Божества для разума, но допускавшими возможность иного познания, мистического, т. е. непосредственного созерцания сверхчувственного. Однако, теист может стоять и за рациональное познание Божества, как это делал, напр., Кудрявцев. Теистическое направление мысли не представляется законченным; определение гносеологического его значения есть дело будущего. Ср. Schaden, «Ueber den Gegenzatz des theistischen und pantheistischen Standpunkts» (Ерданген, 1848); Mayer, «The Theimus und Pantheismus» (Фрейбург, 1849); Кудрявцев-Платонов, «Из чтений по философии религии» (11-й т.; деизм, пантеизм, атеизм, теизм); Н. Боголюбов, «Теизм и пантеизм» (Нижний Новгород, 1899); Вл. Соловьев, «Оправдание добра». Э. Р.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru