Пользовательский поиск

Книга Энциклопедический словарь (С). Содержание - Скрофулодермия

Кол-во голосов: 0

Скребни

Скребни или колючеголовые (Acanthocephali) — класс типа червей или Hermes, а по мнению других ученых отряд класса круглых червей или Nemathelminthes.

В. Ш.

Cкрижали

Cкрижали — две каменные плиты, на которых выбито было десятословие или десять заповедей . В связи с ними в Библии впервые упоминается о письменности; отсюда старые экзегеты выводили предположение, что тут Бог впервые открыл людям искусство письма. Предположение это не имеет никакого основания; теперь дознано, что письменность в то время была уже в цветущем состоянии в Египте, АссироВавилонии и др. странах тогдашнего цивилиз. мира. — Первые скрижали, принесенные Моисеем с Синая, были разбиты им в приступе гнева за увлечение народа культом золотого тельца (Исх., XXXII, 19); пришлось изготовить новые, которые потом хранились как величайшая святыня во «святом святых» сначала скинии, а затем храме Иерусалимского, в ковчеге завета. По разрушении храма Навуходоносором С. исчезли, и о судьбе их сохранялись лишь смутные предания. А. Л.

В христианских руководствах С. представляется в виде двух лещадок (плиток), по размерам соответствующих кивоту завета. По еврейским преданиям, каждая С. имела вид куба, величиною во всех измерениях в один 6-ладонный локоть. Сквозь куб проходил пустой цилиндр, по стенкам которого и снаружи кубов, по их сторонам, был виден вырезанный насквозь текст десятословия, в северной С. — ассирийским, т. е. квадратным письмом, а в южной — древнееврейском, в той и другой С. в двух видах: по чтениям в Исходе и во Второзаконии, со знаками нижней и верхней акцентуации. Изнутри С. текст читался по направлению справа налево, а снаружи — слева направо. Ср. З. Г. Де-Глин, «Микдаш Агарон». (2 изд. СПб., 1894, на древнееврейском языке).

Скрофулодермия

Скрофулодермия, болезнь кожи — хроническое воспаление ее, выражающееся изъязвлением после некроза воспалительных продуктов, инфильтрирующих кожу и подкожную клетчатку. На шее, в подмышечной или паховой области образуется твердый узелок в подкожной соединительной ткани или в лимфатической железе. Узелок по строению сходен совершенно с туберкулезным бугорком. Узелок быстро размягчается, затем соединяется с кожей и прорывается наружу, причем выделяется жидкий гной. Если соединяются вместе несколько таких нарывов, то язвы бывают значительной величины; края язвы подрыты, синеватого цвета, дно покрыто вялыми грануляциями. Болезнь принимает хроническое течение; подобного рода больные и в других органах (кости) имеют признаки золотушного худосочия. В тканях язв можно найти туберкулезные бациллы в незначительном количестве. С. обыкновенно сопровождается опуханием лимфатических желез. Болезнь эта развивается главным образом у истощенных детей, живущих в дурных гигиенических и диетических условиях. Лечение состоит в укреплении организма питанием: рыбий жир, железо, соленые и морские ванны, деревенский или морской воздух. Язвы выскабливаются, края ее срезываются и перевязываются иодоформом или аристолом. А. Скунс, правильнее скунк (Mephitis varians, М. chinga) — северо-американская вонючка. Скуфья — головное покрытие православного священника, жалуемое ему начальством как награда, почему она носится не только в общежитии, но и во время богослужения (снимается обязательно лишь в более важные моменты священнослужения). В древнерусской церкви С. носили, по древнему обычаю греческой церкви, не только священники, но и диаконы, для прикрытия головы, на маковке которой выстригался небольшой круг (гуменце). Значение награды они получили с 1797 г. и вместо шерстяных делаются бархатные, фиолетового цвета, как и камилавки . Это — вторая награда священнику (после набедренника). Диакону также позволяется носить (но не в храме) род С. — черную бархатную шапочку, которую он надевает во время богослужения на открытых местах, например во время крестных ходов и водосвятий, при проводах умерших. Недавно С. исключена из знаков отличия, даруемых св. синодом; награждение ею зависит всецело от епархиального архиерея, который может наградить ею священника по истечении трех лет после пожалования его набедренником. Ср. Н. Бр — ч, "Заметка о значении названий С. и «камилавка» («Христ. Чтение», 1892, ч. 1).

Н. Б — в.

Слабоумие

Слабоумие — В соответствии с разговорным значением слова «С.», оно в психиатрии служит техническим выражением для обозначения таких состояний душевного расстройства, при которых главный, выдающийся симптом заключается в ослаблении умственных способностей. Эта сторона душевной деятельности выражается преимущественно в умении правильно воспринимать внешние впечатления, перерабатывать их в представления и понятия, запоминать и своевременно воспроизводить их, связывать их в известном порядке согласно законам ассоциации идей и логики. Перечисленные психические отправления, определяющие собою интеллект в тесном смысле, могут нарушаться при душевных болезнях косвенным путем вследствие весьма разнообразных условий, напр. вследствие потери или помрачения сознания, или в зависимости от обманов чувств, или при вторжении бредовых идей в сознание; кроме того, умственные способности окажутся нарушенными, если последовательная смена представлений будет расстроена, напр. замедлена, как это бывает при меланхолии, или чрезмерно ускорена, как при мании. Однако, мы говорим о С. лишь тогда, когда имеем дело с непосредственным нарушением интеллектуальных отправлений, приводящим к недостаточности их. Слабоумным называют того, кто при ясном сознании, при отсутствии обманов чувств и бредовых идей, при более или менее ровном настроении, обнаруживает потерю или явное ограничение способности воспринимать внешние впечатления, перерабатывать их в мыслительный материал и пользоваться этим материалом для целесообразной деятельности. Конечно, С. может сопровождаться бредом, галлюцинациями, буйством и проч., но последние сами по себе не обусловливают того своеобразного состояния умственных способностей, которое зависит от непосредственного поражения их. Во многих случаях указанные симптомы помешательства при С. отсутствуют, и тогда одержимые им субъекты отличаются от нормы лишь постольку, поскольку их способность понимания ограничена. Иногда это ограничение обнаруживается лишь при близком знакомстве, при продолжительном наблюдении или при таких обстоятельствах, которые требуют от субъекта особого напряжения ума; при поверхностных столкновениях с людьми и при обычных условиях текущей жизни, известная степень С. может оставаться совершенно незаметной. Отсюда ведут постепенные переходы к таким степеням С., при которых субъект не может обходиться без постороннего руководства, и наконец к таким, где он не понимает самых элементарных вещей и производит впечатление бессознательного существа. Конкретные проявления С., независимо от степени его, чрезвычайно различны, смотря по тому, составляет ли оно прирожденную болезнь или приобретается субъектом, который был первоначально здоров и успел достигнуть нормального развитая. В первом случае, когда ребенок рождается на свет с какой-нибудь неправильностью мозга, или когда таковая возникает в очень раннем возрасте, то развитие умственных способностей задерживается. Если задержка полная, то получается картина идиотизма , если же она неполная, то мы имеем дело с детьми, которые мало способны воспринимать воспитательные влияния и плохо поддаются школьному обучению. В зависимости от свойств и размеров мозгового недостатка, получается большая или меньшая степень отсталости от нормального развития, причем иногда не только мыслительные способности, но также речь сохраняют навсегда детский характер. Для прирожденного С., составляющего таким образом ряд переходных ступеней между идиотизмом и нормальными умственными способностями, обыкновенно употребляется техническое выражение «тупоумие» (imbecillitas). Другая обширная категория обнимает те случаи, где субъект от роду был здоров и затем впал в С. по болезни. Здесь иногда, сравнительно редко, С. возникает непосредственно, в виде остро развивающегося душевного расстройства. Эта форма помешательства носит название первичного излечимого С. (dementia primaria curabilis), ввиду того, что здесь мы имеем дело с душевным расстройством, поражающим здорового человека и обыкновенно проходящим спустя несколько месяцев, после чего умственные способности возвращаются. В громадном же большинство случаев приобретенное С. является вторичным, последовательным (dementia secundaria, consecotiva), а именно оно, составляет последствие, исход какойнибудь другой формы помешательства. Общее правило, допускающее сравнительно мало исключений, заключается в том, что если душевное расстройство не излечивается, то оно по истечении некоторого времени, нескольких месяцев или лет, приводит к упадку умственных способностей, в С. Последнее таким образом составляет исходную стадию неблагоприятно протекшего помешательства и остается уже на всю жизнь. Громадное большинство хронически-помешанных одержимо в большей или меньшей степени таким «вторичным С.». При этом С. могут надолго и даже навсегда сопутствовать другие симптомы той формы помешательства, которая имелась первоначально, но ввиду выступающего на первый план упадка умственных способностей эти симптомы — бред, галлюцинации, болезненное настроение и проч. — теряют свое значение. Обыкновенно вторично-слабоумных делят на две категории — апатичных и беспокойных, хотя они представляют большое разнообразие, определяемое тем, насколько они сохраняют или теряют свой прежний умственный и нравственный облик, насколько их способность к логическим операциям только понижается или совсем извращается, насколько у них сохраняются сознание, память, прежние привычки и т. п. Одни вторично-слабоумные отличаются от того состояния, в котором они были до развития душевной болезни, лишь равнодушием, потерею энергии, ослаблением интереса к своим делам и своим близким, понижением сообразительности, но при этом внешнее поведение их не представляет заметных уклонений от нормы, и они могут быть еще полезными работниками при надлежащем руководстве. Другие же становятся совершенно инвалидными, неопрятными, теряют память обо всем, не узнают никого, не сознают даже своей личности и требуют постороннего ухода, как малолетние дети. Переходы между такими крайностями видоизменяются еще примесью других симптомов перенесенной формы помешательства. Анатомическая причина вторичного С. заключается в атрофических, разрушительных изменениях микроскопических элементов мозговой коры, причем разрушенные элементы не возмещаются новыми, и ослабление умственных способностей, наступившее как исход неизлечённого помешательства, остается навсегда. Есть еще несколько разновидностей С., отличающихся некоторыми особенностями. А именно, при различных заболеваниях головного мозга, т. е. таких, которые распространяются на более значительную область мозговой ткани, преимущественно при поражении мозговой коры, совместно с нарушением определенных мозговых отправлений (параличами, судорогами, расстройством речи и пр.) часто наблюдается упадок интеллекта с ослаблением памяти, сообразительности, умственной энергии и вообще со всеми атрибутами С. Но в этих случаях С. не сопровождается теми проявлениями помешательства, которые примешиваются к нему при рассмотренном выше вторичном С., потому что субъект был психически здоров до появления мозгового страдания. Поэтому такое С. легко различается от вторичного и выделяется в особую категорию под названием «С. на почве органического поражения мозга» (dementia е laesione cerebri organica). Оно наблюдается вслед за мозговым ударом, если поражение мозговых сосудов, вызвавшее последний, распространяется дальше; затем при опухолях мозга, сифилитических процессах. в мозгу, размягчении мозга и т. п. При хроническом разлитом воспалении мозговой коры, лежащем в основе прогрессивного паралича , упадок умственных способностей составляет столь постоянный и выдающийся симптом, что для этой болезни принято также равнозначащее название «паралитическое С.». Наконец, как особая форма помешательства различается еще так назыв. «старческое С.». Особенности этой формы заключаются в том, что под влиянием старческого возраста в психической сфере, а также в мозгу, происходят некоторые изменения, причем душевные расстройства у стариков получают оттенок, не свойственный тем же самым формам в молодом или зрелом возрасте. Особенно характерно для старческого С. расстройство памяти: новые впечатления, воспринимаемые больным старческим мозгом, почти сейчас же забываются, а воспоминания о давно прошедшем сохраняются, но неправильно локализируются во времени. Поэтому такие больные живут как бы в фантастическом мире, сочетанном из отрывочных воспоминаний прошлого, переносимых в настоящее, причем реальная действительность, кроме того, извращается обманами чувств и бредовыми идеями преследования и величия. Старческое С. также обусловлено органическими изменениями мозговой ткани и не поддается исцелению.

104
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru