Пользовательский поиск

Книга Энциклопедический словарь (С). Содержание - Сикофанты

Кол-во голосов: 0

Сизоворонка

Сизоворонка или сизоворонка, ракша, сиворакша (Coracias garulla) — одна из красивейших европейских птиц, величиной с галку, по общей форме напоминающая ворону, откуда и название ее (также — сивкаворонка, зеленая ворона и пр.). Род С. отличается сильным, довольно длинным, прямым, на конце крючковатым клювом, более короткой, чем средний палец, плюсной, обрезанным хвостом и острыми крыльями, второе маховое перо которых длиннее остальных. Общая окраска европейского вида зеленовато-голубая, местами более светлая, местами переходящая в синюю. Маховые перья черные с голубыми наружными опахалами. Верхняя часть спины и шеи — серовато-бурые; уздечка черная; ноги темно-желтые. С. гнездится в южной и средней Европе, но залетает значительно дальние на С. В Сибири распространена до Алтая на В и до Омска на С. Зимует в Африке и южной Азии. Яйца кладутся в дупла или норы, выкапываемые самою птицей, при чем подстилкой служат беспорядочно сложенные стебли и листья трав. Кладка (в мае)— из 4 белых блестящих, почти шарообразных яиц. Питается С. преимущественно насекомыми; иногда нападает на мелких позвоночных. С. преследуются ради их мяса и красивых крыльев, идущих на украшение шляп.

Сикомор

Сикомор — название древесных растений: Platanns occidentalis и Aser Pseudoplananus.

Сикофанты

Сикофанты (sucojata), Происхождение этого слова неясно; большинство греческих толкователей указывают на связь его с запретом вывозить из Аттики смоквы (osucon). Схолиаст к Аристофану рассказывает, что однажды во время голода в Аттике тайком были сорваны плоды на священных смоковницах и что при судебном расследовании этого дела лиц, которые могли указать виновных, назвали С. В период расцвета афинской демократии слово С. прибрело политическое значение: оно означало многочисленный класс профессиональных обвинителей, ябедников, сутяг, которые ради личной наживы заводили процессы, чтобы, запугав кого-либо судом, вынудить отступную плату или, в случае выигрыша процесса, получить часть отобранного по суду имущества. Афинское законодательство разрешало всякому желающему выступать обвинителем против нарушителей государственных законов, при чем за успешное обвинение обвинителю давалась в награду известная часть поступавшей в виде штрафа суммы или имущества, отнятого по суду у ответчика. Такое правило само в себе носило корни злоупотреблений, тем более, что народ с завистью относился к выдающимся государственным деятелям, ораторам, полководцам и вообще во всем богатым и влиятельным людям, которых главным образом и беспокоили С. тем более обвинений предъявлялось перед судом, тем более пеней поступало в распоряжение судей и казны. Вследствие этого к обвинителю в уголовном делу, как и к истцу— в частном, относились снисходительнее, и деятельность сикофанта стала доходной. Главным образом доставалось от С. богачам, которые вообще старались жить в ладах с ними. Когда Критон жаловался Сократу, что человеку, занимающемуся каким-либо делом, трудно жить в Афинах, так как постоянно есть риск быть привлеченным к суду, Сократ ответил, что как приходится держать собак, чтобы волки не трогали овец, точно так же следует иметь в своем распоряжении человека, который мог бы знанием. законов и судейской опытностью защищать против преследований С. Многие аттические писатели указывали на общественный вред сикофантии (Аристофан. Демосфен, Эсхин и др.); против ее был, наконец, издан закон, но она все-таки продолжала существовать, пока существовала демократ. С. играли на судах почти туже роль) как демагоги— в народных собраниях; служа орудием для осуществления целей демагогов, они составляли не лишенный силы элемент демократии; иногда класс сикофантов даже оправдывали, считая его необходимым в политических целях (Эсхиy, «Против. Тим.», параграф 20). Ср. Buchsenschutz, «Besitz nnd Erwerb im Griechischen Altertum» (Б., 1869); Meier and Schoеmаnn, «Der Attische Process», в обработки Липсиуса (Б., 1882-1886).

Сикстинская капелла

Сикстинская капелла— одна из домовых церквей пап в их Ватиканском дворце, в Риме, знаменитая своей стенной и плафонной живописью. Построена в 1473 г., при папе Сиксте IV, от которого и происходит ее название. Архитектором ее был, как предполагают, Баччо Пинтели. Она представляет собой четырехугольную продолговатую залу (длинной в 401/2 д м., шириной в 14 м.), со сводчатым потолком. одной из ее коротких стен пригорожен алтарь, в другой находится главный вход; в той и другой длинных стенах проделано высоко от пола по шести окон. Мраморная балюстрада хорошего стиля разделяет капеллу на две части: на собственно церковь и на притвор. Низ стен оставлен без росписи; некогда он завешивался в торжественных случаях драгоценными, вытканными по картонам Рафаэля коврами (arrazi), хранящимися теперь в Ватиканском музее. Верх длинных стен украшен фресками, изображающими, справа от алтарной стены, события из земной жизни Спасителя, слева— эпизоды из жития Моисея. Эти фрески исполнены первостепенными итальянскими живописцами XIV стол., Пинтуриккьо, Сандро Боттичелли, К. Россели, Л. Синьорелли, Д. Гирландайо и Перуджино. На пилястрах между окнами помещены портреты 28 пап, работы С. Боттичелли. Все пространство стены над алтарем занято колоссальной картиной Страшного Суда — поразительным по своему величию, смелости и мастерству произведением Микеланджело Буонарроти). Еще более замечательно в капелле другое создание Микеланджело — роспись ее потолка, в которой, по общему признанию, гениальность этого художника проявилась во всей полноте и силе.

Сикхи

Сикхи — (на языке хинди «ученики») или сейки (неправильное произношение на английский лад, укоренившееся в нашей ежедневной печати)— одна из самых замечательных новейших индусских сект, основанная в начале XVI века религиозным реформатором Нанаком, через которого она восходит к учение Кабира, пытавшегося примирить индуизм с исламом. Религиозные учения С. впервые были изложены в так называемом Ади-Грантх (Adi Granth — «главная, основная книга»), составленном пятым преемником Нанака— гуру (учителем) Арджуном (1584-1606). Памятник этот не свидетельствует об особенно сильном вилянии ислама на религию С. Он проникнуть мистическим пантеизмом Веданты, осложненным доктриной о благодати (бхакти, bhakti) и требованием полного повиновения религиозным наставникам-главарям, так наз. гуру. От других памятников сектантской литературы Ади-Грантх отличается тем важным значением, которое в нем придается моральным наставлениям, простотой и спиритуалистическим характером культа, освобожденного от всякого следа идолопоклонства, и в особенности терпимостью по отношению к индусской мифологии, из которой в учение С. взято довольно много мифологических олицетворений, характеризующих позднейший индуизм. В конце концов С. пришли к обожанию личного божества, так что их учение можно назвать деизмом, более или менее смешанным с суеверием. К такому изменению необходимо должен был прийти индийский пантеизм, который мог быть религией небольшого кружка мистиков, но не обширной общины верующих. Не может быть, однако, сомнения и в том, что близость с мусульманским населением в северо-западных пограничных областях Индии имела свою долю влияния на умы и нравы С. От мусульман С. получили свой воинствующий фанатизм и учете о священной войне (мусульманский газават), совершенно чуждое индийскому мировоззрению, но получившее развитие (под тем же самым влиянием) у маратхов и некоторых раджпутов. Содержание Ади-Грантха— сборное: гуру Арджун собрал в нем поэтические произведения основателя секты и трех следовавших за ним гуру, прибавив к ним свои собственные, а также и большое число изречений и отрывков, принадлежащих Рамананду, Кабиру, маратхскому поэту Намдеву и другим авторам. Довольно много прибавлений сделал Говинд (1675-1708), десятый и последний гуру, составивший, кроме того, вторую священную книгу С. — «Грантх десятого царства». Эти две книги, написанные на архаическом пенджаби, называемом, по имени старинного алфавита (одна из форм деванагари), гурлукхи (Gnrn=учитель, mukha=ycтa), вместе с биографиями святых и гуру и несколькими ритуальными и дисциплинарными наказами, составляют всю священную литературу С. Первые адепты религии сикхов были навербованы среди земледельцев около Лагора и на южных берегах р. Сетледжа. В течение почти целого столетия С. оставалась чисто религиозной общиной безобидного пуританского характера. Так как Нанак не запрещал своим ученикам деятельную жизнь, то С., за немногими исключениями, были земледельцами, купцами, промышленниками. Запрещение детоубийства, широко практиковавшегося у западных индийских племен, и свободный прием в среду сектантов людей изо всех общественных слоев и религий скоро увеличили численность С. Огромное значение среди них имели их гуру, обладавшие неограниченной властью, непогрешимые в глазах своей паствы, посредники между ней и божеством и ее спасители. Верующие обязаны были слепым повиновением им; осмеливавшиеся соперничать с ними и возбуждать еретическое уклонение от их учений делались жертвой пламени, вместе со своими семьями. Хотя Нанак и говорит о себе с известной скромностью, но он несомненно верил в свое божественное призвание, что, в переводе на обычное понимание индуса, значило, что он считал себя одним из воплощений Хари (Hari="золотой", имя бога Вишну; наиболее употребительное обозначение верховного божества в «Грантхе». Для себя и учеников Нанак был богом, и все его преемники считались воплощениями божества; умирая, гуру передавал свою власть достойнейшему из своих учеников. Этот обряд передачи практиковался до пятого гуру Арджуна, составителя «Грантха», который объявил свою власть наследственной, первый окружил себя знаками царской власти и стал пользоваться своим влиянием в политическом смысле. Так, он просил за Хосру, мятежного сына императора Джахангира, но в том же году сам погиб в лагорских темницах (1606). Преследование со стороны магометанских императоров, постигшие с тех пор С., быстро придали общине С. военно-теократический строй. В царствование Ауренгзеба борьба С. с императорской властью возобновилась. Девятый гуру, Тег Багадур, был обезглавлен в Дели (1675). Его сын Говинд Сингх, правление которого прошло в непрерывной войне, закончил преобразование секты, получившей теперь арабское имя Хальса (Khalsа), т. е. «собственность, удел» (Бога). При нем устранено было из общины всякое общественное неравенство; каждый член ее получил аристократическое прозвище Сингх (санскр. Simha=лев). Даже одежда С. была приведена к одинаковой для всех форм. за исключением культа коровы, все, напоминавшие обычаи и обряды индуизма, было изгнано Говиндом, хотя сам он был далеко не чужд им и даже принес в жертву богине Дурге одного из своих последователей. Сношения с неверующими, не принадлежащими к хальсе, строжайше запрещалась. С. не должен был даже отвечать на поклон индуса; мусульманина он должен был убивать без пощады, где бы с ним ни встретился. Принято в члены Хальсы совершалось пятью посвященными; с момента посвящения прозелит становился воином, постоянным занятием которого являлась священная война. Он должен был всегда ходить вооруженным или по крайней мере носить на себе что-нибудь стальное. Даже божество С. получило имя Сарва Логанти (Sarba Lohanti)="все из железа", при чем иконоборческая религия С. получила некоторый оттенок фетишизма. Воины С. стали обращать свои молитвы к мечу; «Грантх» тоже сделался предметом известного культа. В неравной борьбе с могучей империей Ауренгзеба С. должны были уступить силе. Говинд Сингх, преследуемый как зверь в течение тридцатилетней борьбы, растерял своих приверженцев, уцелевшая часть которых скрылась в горах, и должен был принять пост начальника отряда в императорской армии. Он погиб в 1708 г. от руки авганца-убийцы. Реформы его не были приняты всеми С. и в конце жизни он вероятно понял, что с этих пор личный авторитет гуру скорее мог бы привести к расколу, чем к соединению. Этому следует приписать, что, не смотря на усиленный просьбы назначить преемника, он объявил сан гуру уничтоженным и признал, что будущим гуру С. должен быть «Грантх». После смерти Говинда управление хальсой перешло в руки одного аскета по имени Банда. Под начальством этого свирепого вождя, сикхи три раза делали набеги на своих врагов мусульман, сопровождая их зверствами и резней, редко виданными даже в Индии. Вскоре после последнего своего вторжения войска С. были почти уничтожены полководцами императора Фарокшира, сам Банда взят в плен и отвезен в Дели. В течение семи дней он должен был присутствовать при мучениях 740 своих товарищей, бестрепетно шедших на смерть; его сын был убит на его глазах, а сердце последнего было вырвано палачом и брошено в лицо отцу. После этой нравственной пытки Банда сам испустил дух в мучениях, разорванный на куски до красна распаленными щипцами, при чем он не переставал славить Бога, что тот выбрал его орудием своей мести неверным (1716). К внешним поражениям С. присоединились внутренние раздоры. Банда ввел известные новшества в культ и обычаи С., регламентируя даже их одежду. К запрещению табака, введенному Говиндом, Банда прибавил запрещение крепких напитков и животной пищи (прежде С. не употребляли только говядины), в чем сказался возврат к традиции индуизма. Новшества Банды встретили ожесточенное сопротивление внутри общины, подавлявшееся кровавыми экзекуциями. Так как Банда был простым вождем, а не божественным гуру, то с его смертью С. легко вернулись к прежним своим обычаям. Управление общиной перешло в руки воинствующей корпорации ревнителей веры — Акали (Akill="верный Превечного"), учрежденной Говиндом. Когда распадение могольской империи позволило С. занять снова прежнее положение, Акали сделались хранителями святилища в Амртсаре, где сохранялся оригинальный список «грантха». В важных случаях Акали собирали здесь совет гуру (=Gurmata) — общее собрание вождей С., облеченное высшей властью и сохранявшее, в известной мере, единство и целость общины С. Религиозная история сикхов кончилась этой реформой, но политическая продолжалась еще долго. Сорок лет спустя после своего последнего поражения, С. снова привлекли к своей федерации большую часть джатских сирдарей. В 1764 г. они завладели Лагором и стали единственными господами Пенджаба. В это время они могли выставить до 70 тыс. конницы. Раджпуту Сингху (1797-1839) удалось подчинить С. монархическому правлению, но при его слабых наследниках бурный и неукротимый нрав их, сдерживавшейся железной волей «пенджабского льва», снова дал себя знать. Дважды делали они набеги на британские владения, но дали этим только повод к окончательному сокрушению их самостоятельности, в 1848 г. В настоящее время С. хотя и представляют разнообразный этнический состав, но являются расой с весьма характерными чертами. Сохранив свое прежнее влечение к войне, С. являются отборными солдатами англо-индийской армии; но религиозный их фанатизм ослабел, а, условия военной службы почти уничтожили строгое воздержание их от табака, других наркотиков и крепких напитков. Общее число С. не доходит до 2 милл. Большая часть их образует сплошное население в Пенджабе; небольшие островки рассеяны по всей Индии и в некоторых частях Декана. В религиозном отношении С. продолжают сохранять свое единство, хотя среди них возникли отдельные корпорации. Таковы уже упомянутые Акали, утратившие свое прежнее влияние, Удаси (Udаsi) — «отказывающиеся», отвергающие святость второго «Грантха» (гуру Говинда) и ведущие аскетическую и целомудренную жизнь, Нанакпотра, Диване-садхи (Divane-sadh=бешеные святые), признающие также только Ади-грантх и нередко дающие обет целомудрия, Сутхре (Suthre) — чистые, Нирмалосадху (Nirmale-sаdhu)— чистые святые. Последние живут в общежитиях, большей частью образованы (в индусском смысле) и проявляют наклонность к слиянию с индуизмом, некоторые из обычаев которого они приняли. Сутхре, напротив — порочные бродяги, не отличающиеся ничем от самых низших сортов факиров или йогинов. Культ С. отличается простотой и чистотой. Кроме своего религиозного центра, Амртсара, и немногих святилищ в местах, освященных жизнью или смертью гуру и разных мучеников, С. не имеют, священных мест. Храмы их являются домами молитвы, где читаются отрывки и поются гимны из «Грантха». Собрание расходится после того как каждый верующий получит свою долю Карах прасада (Karahprasa=действительная жертва, род пирожного, освященного именем гуру). В настоящее время С. охотно допускают посторонних к своим обрядам, позволяя им даже принимать участие в своих собраниях. В этой терпимости, сменившей прежний фанатизм, сказывается отчасти инндифферентизм.

78
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru