Пользовательский поиск

Книга Энциклопедический словарь (С). Содержание - Селекционная теория

Кол-во голосов: 0

После С. II правил С. III Керавн или Сотер (226 — 222). С помощью одного из своих родственников, Ахея, он отвоевал у пергамского царя значительную часть Малой Азии, но вскоре был убит. При Антиохе III великом (222 — 187) монархия Селевкидов сначала вернула свое прежнее политическое значение и могущество. Антиох отнял Палестину и Финикию) у Птолемеев, покорил парфян, бактрийцев и индийцев и заявил притязания на все земли к 3 от Тавра и по берегам Геллеспонта. Однако, вмешательство римлян положило предел притязаниям Антиоха, который в битве при Магнезии (190) был разбит на голову и навсегда погубил могущество Селевкидов, царство которых с тех пор было ограничено Тавром. При преемниках Антиоха сирийская монархия уже не могла подняться до прежней степени могущества и медленно шла к полному упадку и распадению. Последующими представителями династии были: С. lV Филопатор (187 — 175), узурпатор Гелиодор (174). Антиох IV Епифан (175 — 164), Антиох V Евпатор (164 — 162), Димитрий I Сотер (162 — 150), Александр Балас (152 — 145). Димитрий II Никатор (145 — 139; 130 — 125), Антиох VI Дионис Епифан (145 — 142), Трифон или Диодот (142 — 138), Антиох VII Сидет (138 — 129), Александр Зебинас (128 — 123), С. V (126 — 125), Антиох VIII Грип (125 — 96), Антиох IX Кизикский (116 — 95), С. VI Епифан (96 — 95), Филипп (92 — 83), Антиох X Филадельф (92), Димитрий III Филопатор (95 — 88), Антиох XI Дионис (89 — 84), Антиох XII Благочестивый (94 — 83), Тигран (80 — 69), Антиох XIII Азиатский (68 — 64). С 162 до 125 г. сирийский престол непрерывно переходил из рук в руки, пока Сирия не была разделена на две части, управлявшиеся особыми царями: северную Сирто, с Киликией, и Финикию, с Койлесирией. По смерти Антиоха XIII, убитого эмесским князем, Помпей, осенью 64 г., вступил в Сирию и завоевал ее, обратив ее в римскую провинцию. В культурном отношении Сирия занимала важное место в ряду эллинистических монархий и в некоторых отношениях имела преимущество перед Птолемеевой монархией. Так, правители Сирии были гораздо деятельнее Лагидов; население не представляло собой нестройной толпы, но было организовано в общины, при чем греко-македонский элемента господствовал в материальном и культурном отношении над восточным. Наряду с греческими независимыми городами существовали восточные общины, жившие самостоятельной жизнью (напр. евреи). Атиохия была третьим после Рима и Александрии центром цивилизации и просвещения. В ней было много богатых храмов, портиков, бань, театров, произведений искусства: Библиотека в Антиохии была учреждена лишь при Антиохе XIII. Другим центром сирийского царства была Селевкия на Тигре. Сирийцы отличались живым умом, склонностью к удовольствиям и нравственной распущенностью; типичный образец сирийского характера представляет собой Антиох IV Епифан (175 — 164; Polyb. 26, 1; 31, 3, 4; Athen. 5, 93; см. Holm, «Griechische (Jeschichte», IV т., 20 гл., 1894). Кроме собственно Селевкидии, греческая культура была распространена в Киликии и Финикии; греческие города, находившиеся в этих областях, считались «священными и неприкосновенными». В чем заключалась юридическая основа этой неприкосновенности, точно определить трудно; известно лишь, что большинство значительных городов, оставшихся верными последним Селевкидам, допускали самодержавную власть только с большими ограничениями.

Литература. Ср. Niese, «Geschichte der Griechischen und Makedonischen Staaten seit der Schlacht tei Charoneia» (II т., Гота, 1893, 1899); Holm, «Griechische Geschichte» (IV т., Б., 1894; англ. перев., 1898); Droysen, «Geschichte des Hellenismus» (есть русский перевод); Mommsen, «Romische Gescichte» (V т., Б., 1885).

Н. О.

Селекционная теория

Селекционная теория — объясняющая видоизменение животных и растительных форм или трансформизм путем отбора (подбора, селекции), т. е. путем вымирания наименее приспособленных и переживания наиболее приспособленных особей. Некоторые, напр. Циглер, видят следы С. теории в учении Эмпедокла, но во всяком случае научная формулировка этой теории и ее разработка тесно связаны с именами Ч. Дарвина и Уоллэса. Др Уэльс (Wels) в 1813 г. путем подбора объясняет преобладание черных рас на Африканском континенте, ибо эти расы, по его словам, более устойчивы по отношению к некоторым болезням, коим легко подпадают белые расы. Эти последние вымирали, а черные переживали их и составили современное население Африки. В 1831 г. идея подбора защищалась Патриком Мэтью, а потом Ноден (1852), известный ботаник, высказал предположение, что виды образуются тем же путем, как и домашние расы, т. е. отбором, но ему все-таки непонятен был самый процесс отбора. В 1858 г. в журн. Линнеевского общества появились одновременно сообщения Дарвина и Уоллэса (Wallace), формулирующие сущность С. теории. Подбор, зависящий от воли человека, назван искусственным, а подбор на почве борьбы за существование назван естественным. Уоллэс не был так последователен, как Дарвин, и говорил, что происхождение человека нельзя объяснить на почве подбора. Первобытный человек, по его мнению, обладает мозгом гораздо большего объема, чем это нужно для целей его существования. Такой мозг, который и создал возможность дальнейшего умственного прогресса, коего достигли высшие расы, не может быть объяснен подбором. Точно также не поддается объяснению подбором исчезновение волос на коже человека, развитие нравственных чувств и т. п. Однако, мы знаем, что гипертрофия или вообще появление органов ненормально развитых не составляет редкого случая среди других аномалий, и появление особей с усиленно развитым мозгом среди приматов также возможно, как и появление самцов оленей с чудовищно развитыми рогами. Такие особи между приматами и могли послужить для развитая человеческой расы. Исчезновение волос пытались объяснить громадным вредом, который приносят живущие в волосах паразиты. Развитие нравственного чувства, вероятно, представляет лишь распространение на ближних тех родительских чувств, кои при самом появлении своем бесспорно имели громадное утилитарное значение, обеспечивая охрану и безопасность молодому поколению. Подобное же явление представляют нам и общественные животные, которые соединяются в ассоциации, и тогда борьба за существование продолжается уже между ассоциациями, а не между отдельными особями или семьями. Вообще же вопрос о том, применима ли С. теория в рассмотрению ныне существующих отношений в человеческом обществе решается различно. Одни полагают, что нравственное чувство, капитал и т. п. факторы совершенно разрушили влияние подбора, а другие полагают, что все эти факторы, хотя иным путем, приводят в конце концов к тем же результатам, в каким привел бы и подбор. По поводу С. теории был высказан ряд возражений, коих часть приведена в статье Подбор — именно относительно необходимости изоляции новообразующегося вида. Кочпуль и Роменс полагали, что вместо изоляции достаточно, если группа особей обладающих каким-либо новым признаком потеряет способность к скрещиванию с прочими особями этого вида такими признаками не обладающими. Но как самая изоляция, так предположенное Роменсон обстоятельство, названное им физиологическим подбором, хотя и могут, конечно, иметь место в природе, но вряд ли являются неизбежным условием для образования нового вида. Правда острова, замкнутые долины имеют очень часто для них характерные виды, выработавшиеся благодаря изоляции, но широкий и постоянный прогресс форм, не ограничивающий выработкой нового вида или разновидности, а ведущий к постоянному и последовательному усложнению и дифференцировке форм, возможен только на обширных материках с разнообразными условиями и широкой возможностью для переселения форм и вытеснения одна другой. Действительно, острова являются наиболее удобными местами для сохранения форм глубокой древности., Население Мадагаскара, Целебеса, Новой Гвинеи гораздо древнее населения близ лежащих континентов. Таким образом, устранение скрещивания потомства пары особей с какими-либо новыми признаками с потомством других пар, этими признаками, не обладающими, не есть необходимое условие для выработки вида, ибо уже одна полезность этих признаков представляет достаточную гарантию для их закрепления. Притом, в сущности в природе никакая изоляция невозможна, ибо среди потомства данной пары всегда найдутся особи, кои в силу атавизма данными признаками не обладают. Другое возражение, предъявляемое С. теории — это то, что она не объясняет, во-первых, признаков возникающих и настолько ничтожных, что они не могут быть полезны животному, а во-вторых таких, которые, по-видимому, индифферентны для животного в смысле полезности, как напр. скульптура раковины и т. п. На эти возражения, развитые Майвортом, Негели и др., было отвечено следующее. По отношению к индифферентным признакам мы вовсе не можем ручаться за таковое их значение. До выяснения роли покровительственной окраски и она могла казаться индифферентной, но мы знаем теперь, что она полезна. Скульптура чешуек и щитков гадов напр. кажется, на первый взгляд, совершенно безразличный признак, но она зависит от другого, весьма важного в смысле полезности признака — распределения шипиков на клетках молодой кожи, а эти шипики имеют особое назначение: заставлять отставать от тела старую долженствующую подвергнуться линьке шкурку, покрывающую сначала новообразующиеся слои. Этот вопрос подробно в позднейшее время разобран Уоллэсом. Затем, что касается возникновения признаков, то здесь, во-первых, надо помнить, что многие признаки возникают в непонятной покуда нам зависимости от других, как недоразвитие пигмента в глазах собак и кошек стоит в связи с недоразвитием частей слухового аппарата и даже частей мозга, ведающих слуховой функцией; во-вторых, многие органы возникли, как видоизменение уже ранее существовавших органов, как напр. совокупительный аппарат раков есть видоизмененные конечности и т. п.; принцип этот назван Дорном принципом перемены функции; в третьих, некоторые органы, как это показал Кнейненберг на развитии червей, возникли на месте других, ранее существовавших, путем субституции, при чем старый орган как бы стимулировал появление нового. Так, провизорные органы чувств стимулировали у червей появление сложного головного мозга. Но за вычетом всех этих случаев все-таки остается значительная часть признаков, коим мы должны приписать самостоятельное возникновение, а именно под влиянием процессов, происходящих при созревании, оплодотворении и развитии яйца. Эти процессы могут вызвать у зародыша и потом у взрослого появление того или другого признака, который и может быть закреплен подбором. Таким образом возникновение признака должно объясняться на почве физиологической. Отсюда понятно, как мы должны смотреть на вопрос о том, представляет ли подбор единственный фактор развития или только один из факторов. Подбор не есть единственный фактор, но он стоит над всеми факторами эволюции как общий регулятор и уравнитель. Прочие факторы имеют значение лишь стимулов, вызывающих появление тех или других индивидуальных вариаций и новых признаков, причем роль их далеко все-таки не выяснена. Наконец, надо указать, что многие, Как Негели, Гааке и др., отрицают значение подбора вовсе, признавая за борьбой за существование лишь значение фактора, содействующего вымиранию неприспособленных форм, а Негели думает, что стимул в развитию лежит в стремлении, присущем живой материи к совершенствованию. На это было указано, что самый стимул этот весьма напоминает метафизическое начало, допускавшееся Эразмом Дарвином, Ламарком и др. в качестве фактора эволюции. Рядом с этим Негели допускает влияние внешних условий, но они лишь определяют признаки, представляющие собой приспособление к среде. Вейсманом, однако, было указано, что, если взять напр. китообразных, то окажется, что все характерные для них особенности организации суть результат приспособления к водной среде, и что если их отбросить, то мы получим схему млекопитающего, которая существовала в природе и ранее возникновения китообразных, след. при выработке этой группы принцип внутреннего совершенствования не причем. То же рассуждение применимо ко всем паразитическим и регрессивным формам, которые вместо совершенствования шли путем упрощения. Иначе говоря, Негелевский принцип оказывается чем-то непостоянно действующим и зависящим от условий. Поэтому, естественно свести прогресс и регресс не в этому принципу, а к самим условиям развитая. В последнее время Эймер, на основании своих наблюдений над окраской бабочек, пришел к тому заключению что индивидуальные колебания совершаются не во всех направлениях, а лишь в строго определенном направлении, по коему и шло образование новых видов. Однако, многое доказывает чрезвычайную неопределенность и многосторонность индивидуальных колебаний, составляющих почву для деятельности подбора. Учение свое о развитии форм по определенным направлениям независимо от подбора, а в силу лишь внешних воздействий и условий Эймер назвал ортогенезисом. Наконец, некоторые биологи, как Келдикер, Бэтсон, Эмери допускают возможность изменения организмов также появлением сразу крупных уклонений, на подобие уродливостей и аномалий. Отрицать возможность упрочения в природе аномалий, конечно, нельзя. Но во всяком случае это вопрос о размере индивидуальных уклонений, способных закрепиться, а самое закрепление должно быть объяснимо все-таки на почве С. теории. Ср. Osborn, «From the Greecks to Darwin» (Нью-Йорк, 1894); Дарвин, «Происхождение видов» (перев. Рачинского, М., 1865); Уоллэс, «Естественный подбор» (перев. Вагнера, СПб., 1878); Romanes, «Darwin und nach Darwin» (Лпц., 1892 — 1895); Wallace «Der Darwinismus» (Брауншвейг, 1891); Eimer, «Die Artbildung und Verwandtschaft bei den Schmetterlingen» (I, 1889; II, 1895, Иена); Bateson, "Materials for the Study of Variation etc. " (Лонд., 1894); Тимирязев, «Чарльз Дарвин и его учение» (М., 1898); Заленский, «Основные начала общей зоологии» (Одесса, 1886); Шимкевич, «Биологические очерки» (СПб., 1898).

59
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru