Пользовательский поиск

Книга Энциклопедический словарь (А). Содержание - Ауспиции

Кол-во голосов: 0

Ауспиции

Ауспиции подразделялись на такие, которые непосредственно при известных церемониях и в известных формулах испрашивались у божества, и на такие, в которых последнее по собственному желанию выражало свою волю. В последнем случае влияние А. было очень сильно. Они могли остановить народное собрание, отложить его до другого дня и даже отменять его решения, объявив, что ауспиции были неблагоприятны. В частности ауспиции разделялись на 5 классов: 1) небесные явления, как гром и молния; при этом обращалось внимание на место возникновения молнии — если на лево от наблюдателя, обращенного лицом к югу, то предзнаменование считалось счастливым; если же направо, то — неблагоприятным ; 2) крик и полет птиц. Одни из птиц возвещали тот или другой исход дел направлением своего полета, другие — своим криком или пением. К последним относились ворон, ворона, ночная сова и др.; к первым — один вид соколов, орел и коршун. Ворона, каркающая с девой стороны, а воронь — с правой — возвещали удачу; 3) клевание или неклевание зерен птицами. Первое возвещало счастье, второе — несчастье. Этот род гадания особенно практиковался на войне, вследствие чего войско сопровождал всегда Pullarius с целым фургоном кур. Кроме этих трех ауспиций были еще 4) приметы по четвероногим животным и 5) по каким-нибудь необыкновенным происшествиям и несчастным случаям. Так напр., всякое народное собрание должно было немедленно расходиться, если кто-нибудь из присутствовавших подвергся припадку падучей. И в военное, и в мирное время не предпринималось ничего важного без предварительного испрашивания ауспиций. Даже в эпоху Цицерона, когда вера в старых богов, особенно в высших классах уже значительно пошатнулась, и магистраты, которые заведывали этими гаданиями, смотрели на них лишь как на докучные формальности, ауспиции все еще служили важным средством, по крайней мере, для достижения политических целей, и вследствие этого и коллегии А., обладавшая этим знанием, пользовалась большим уважением.

Официальные ауспиции устраивались только должностными лицами, авгуры при этом служили лишь посредниками-специалистами. Роль их заключалась главным образом в том, что они для наблюдения примет должны были очертить «templum», т.е. узкое пространство, с которого должны были производиться наблюдения, и другое более обширное, на протяжении которого надо было наблюдать приметы. Авгур своим жезлом (lituus) мысленно проводил две лиши (одну по направлению с севера на юг — cardo, — а другую, перерезывающую первую, с востока на запад — decumanus) через все поле наблюдения и затем соединял концы этих линий 4-мя прямыми линиями в виде прямоугольника. Лишь после этих предварительных действий, магистрат, сидя с покрытой головой в узком templum и обращенный лицом к востоку или югу, мог приступить к ауспициям. В Риме для правильных и периодических ауспиций существовали постоянные templa, как напр., на Капитолии, на Форуме и на Марсовом поле для комиций. Заседания сената, происходившие в закрытых помещениях, держались, именно, в таких зданиях которые были приспособлены для ауспиций. С этою же целью и большинство храмов было воздвигнуто на таких templa и поэтому могли служить и для заседания сената. См. Нисен, «Das Templum» (Берд., 1869); Момзен, «Das rom. Staatsrecht» (т. 1, Лейпц., 1871).

Август

Август (Кай Юлий Цезарь Октавиан) — первый римский император, первоначально назыв. Кай Октавий, сын Кая Октавия и Атии, дочери Юлии, младшей сестры Юлия Цезаря, род. 23 сент. 63 г. до Р. X. Фамилия Октавиев принадлежала к богатому и знатному роду. Отец Октавия, бывший сначала претором, а потом правителем Македонии, умер, когда сыну его было лишь 4 года. Тем не менее, благодаря заботам своей матери и ее второго мужа Люция Марция Филиппа, Окт. получил тщательное воспитание. Своими талантами он скоро заслужил любовь Юлия Цезаря, приходившегося ему двоюродным дядей, так что последний в 45 г. усыновил его и в своем завещании назначил главным своим наследником. Когда Цезарь был убит (15 марта 44 г.) Август находился в Аполлонии, в Эпире. Он сейчас же поспешил при этом известии в Италию и, узнав при Брундизиуме о содержании завещания, решился вместе с наследством принять и имя Цезаря, и в то же время стремиться к унаследованию его власти, не высказывая, впрочем, открыто этого последнего желания. В то время в Риме боролись две партии: республиканская, свергнувшая Цезаря, и партия Антония и Лепида, которая, под предлогом мести за смерть Ц., стремилась лишь захватить власть в собственные руки. Борьба кончилась победой последней партии, глава кот., консул Антоний, пользовался почти неограниченной властью. Прибыв в Рим, Авг. потребовал у последняго выдачи наследства Цезаря. Антоний сначала отказался, но должен был уступить желанию ветеранов и согласиться на выдачу. Наружный мир продолжался однако недолго, лишь до сент. 44 года, а когда Антоний оставил Рим, чтобы отнять Цизальпинскую Галлию у Децима Брута, Август стал набирать войско, склонил на свою сторону сенат и народ и руководил военными действиями сената против Антония (так наз. Мутинензийская война). Но уже по окончании этой войны он обнаружил свой настоящий образ мыслей и открыто стал во враждебные отношения к республиканцам. Он примирился с Антонием и Лепидом, вернувшимися из Галлии, и в конце окт. 43 г. в Болонье заключил с ними триумвират, после чего, устроив кровавую расправу над своими врагами в Риме и Италии, они разбили республиканское войско, находившееся под нач. Брута и Кассия в Македонии.

По возвращении Авг. в Италию, жена Антония, Фульвия, вместе с его братом, Лунием Антонием, возбудили новую войну против него, окончившуюся, однако, полным их поражением, благодаря успехам Агриппы, полководца Октавиана. Смерть Фульвии предотвратила новое столкновение между Ант. и А. В Брундизи состоялся между ними договор, скрепленный браком Антония с Октавией, сестрой Октавиана; по этому договору последний получил Запад Империи, включая туда и Галлию. В 88 г., удалив свою супругу Скрибонию, он женился на знаменитой Ливии Друзилле, жене Клавдия Нерона, которого он заставил развестись с ней. Скоро после этого, А. удалось устранить некоторых из своих соперников, сначала Секстия Помпея (36 г.), а потом и Лепида, у кот. он отнял Африку. Так. обр. империя оставалась поделенной между А. и Антонием, с кот. первый возобновил в 37 г. триумвират еще на 5 лет. Но в то время как Ант. на Востоке предавался роскошной и изнеженной жизни и все более и более запутывался в сетях Клеопатры, А. неуклонно преследовал свой план сделаться полновластным властелином империи. Кротостью и великодушием он старался приобрести любовь народа и показывал вид, будто охотно сложить с себя власть по возвращении Ант. из похода против Парфян, конечно, под условием, чтобы и посл. последовал его примеру. Чем более он сближался с народом, тем яснее высказывался против Ант. Когда же последний, благодаря неудачной войне с Парфянами, открытому разрыву с благородной Октавией и недостойной своей любви к Клеопатре, которой он жертвовал римскими интересами, потерял в Риме всякое уважение, то Октавиан в 32 г. до Р. X. побудил сенат объявить войну египетской царице. Победа его полководца Агриппы при Акциуме в 31 г. сделала его единственным обладателем империи. Октавиан преследовал своего соперника в Египте и после смерти его и Клеопатры, пробыл там 2 года, чтобы устроить дела в Египте, Сирии, Греции и Малой Азии, и затем по возвращении (29) отпраздновал свои победы 8 дневным триумфом.

Освободившись от своих соперников, Окт. сложил с себя 13 янв. 27 г. свою диктаторскую власть, за что получил в знак благодарности от сената названо Augustus. Это имя впоследствии сделалось титулом, обозначавшим императорское величество. Понятно, однако, что А. вовсе и не думал восстанавливать старинное устройство. Он, напротив, хотел, сосредоточив во своих руках все важнейшие государственные должности, создать такую монархию, при которой прежний государственный механизм с сенатом во главе продолжал бы существовать лишь по имени. С этою целью А., пользуясь властью проконсула, принял на себя управление всеми провинциями, в которых были расположены войска и таким образом, сделался главнокомандующим над всеми военными силами империи. Кроме того, в качестве трибуна он обладал такою полнотою власти, которая совершенно могла поглотить все права народа. По словам Дюна Кассия, его приказания даже имели силу законов. В довершение всего, он после смерти Лепида (12 г. до Р. Хр.) сделался Pontifex Maximus, после того, как уже раньше соединил в своих руках все важнейшие жреческие должности и таким образом сделался. главою государства и в религиозном отношении. Таким то образом и установилась, благодаря ему, та форма римской монархии, которая просуществовала до Диоклетиана. Кроме всех этих прав, он получил еще титул Отца Отечества.

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru