Пользовательский поиск

Книга Дельфания. Содержание - Глава 18. БАЛЛАДА О КОЛОКОЛЬЧИКАХ СВЯТОЙ РУСИ

Кол-во голосов: 0

Но мне не думалось ни о чем, даже о том, что мы, по сути, прощаемся с Дельфанией, мне хотелось только как можно больше и полнее отдаться этому танцу, чтобы навсегда запечатлеть его в своем сердце. Казалось, что ниоткуда доносится то нарастая, то утихая необычная музыка, которая заставляла вибрировать все вокруг: и тела, и души, и море, и камни, и звезды. Это была песня, это была баллада о вечной любви, которая разлита во всем творении Божьем, и нет ни одного камешка, ни одной травинки, ни одной души, которые были бы хоть как-то обделены этой нежностью и любовью. И я понимал, что весь мир — это только большая Любовь, только бесконечная Нежность, несказанная Красота Всевышнего.

Глава 18. БАЛЛАДА О КОЛОКОЛЬЧИКАХ СВЯТОЙ РУСИ

Начинался день. Острые, как лезвия, лучи солнца озаряли землю так же, как и миллионы, миллиарды лет назад. Я смотрел на восход и думал, что любовь существовала прежде жизни, прежде солнца, прежде вселенной. Она будет и тогда, когда угаснет солнце, когда исчезнет мир, любовь будет пребывать в неизменности, пульсировать и создавать новые миры и новые вселенные, потому как любовь — это жажда отдать себя, подарить все, что у тебя есть, до такой степени, пока от тебя ничего не останется, пока ты не умрешь от потери себя, но возродишься в том, чему отдал свою любовь. И чем более, растворишься ты в такой самоотдаче, в различных вещах, телах, душах мира, тем более возродишься во всем этом количестве и тем больше будет тебя. И может быть, бессмертие — это и есть тотальная самоотдача вот этой заре, этому морю, этому небу, этим облакам и ветру? Тогда нечему будет умереть, ибо то, чему ты отдал себя, во что ты воплотился, не имеет смерти и конца существованию.

Я не помнил, как прошел день, не знаю, что делал Илюша, где была Ассоль. Я мог за них не волноваться, потому что они к такой дикой жизни приспособлены куда лучше, чем я. Я не просто стоял на берегу лагуны и смотрел вдаль, я находился на краю вселенной и глядел в глаза вечности, в которой тысяча лет пролетает как один миг, в которой есть лишь только несколько ударов сердца в торжестве подлинной, вневременной и внепространственной любви, а все остальное исчезает без следа.

Дельфания сидела у костра, который сама и разожгла.

— Зачем ты так терзаешь себя? — спросила она. — Разве я не дала тебе ВСЕ что могла?

Я молчал, глядя на огонь.

— Не знаю, Дельфи. Мне трудно. Может, тебе не понять, но я человек, со всеми свойственными человеку чувствами, переживаниями и ощущениями, — произнес я. — Не думай обо мне, я справлюсь. Я постараюсь. Давай о чем-нибудь другом. Знаешь, в момент прощания нужно говорить о чем-то самом важном и самом главном. Кстати, то, что произошло тем вечером, когда звезда не могла упасть, для меня теперь открылось. Это была девочка, она чувствует себя хорошо. Я был в больнице. Слава Богу, она жива. Это действительно счастье.

— Послушай меня, Владимир, я скажу тебе самое последнее и самое важное. Сейчас на планете нет более благого и милосердного дела, нежели забота о сиротах. Видишь ли, конечно, есть множество людей на земле, которым нужна помощь: больные, убогие, слепые, нищие, но ребенок-сирота, который и говорить-то еще не способен, находится на вершине этой своеобразной пирамиды страданий. Сам себе он еще не может попросить помощи и потому у него есть лишь один родитель — Всевышний. В этом ребенке присутствует Господь, и помогая ему, мы помогаем Самому Всевышнему напрямую. Знаешь, когда люди пожелают увидеть Бога, пусть они пойдут и посмотрят на младенца-сиротку, он-то и есть Сам Господь. Это, может быть, выглядит странным, но это так, Владимир. Подлинно так! — воскликнула Дельфания. — Расскажи всему свету, что, помогая сиротам, они избавятся от всех грехов без исключения. Сейчас на земле нет ничего равного заботе о сиротах, никакие иные благие деяния не подобны этому. Многие люди получат через это великое, очищающее душу до дна милосердие: и избавление от болезней, даже от неизлечимых, и решение проблем, и многие иные блага, не вредящие душе человека. Это, конечно, ни в коем случае не значит, что такие благодеяния должны делаться для того, чтобы достигнуть своих целей. Спаси Господи тех, кто пожелает таким образом решить свои проблемы, ибо он возьмет на себя такой грех, что уже никогда и ничем не омоешься. Помощь сиротам должна быть бескорыстной, искренней, без желания получить награду — тогда человек получит благодать. По всей России возникнут самостийные сообщества людей, которые, объединенные единой устремленностью духа к свету и совершенству, будут помогать сиротам. И я скажу тебе, что многие получат в духовной эволюции необычайный импульс именно через милосердие к сиротам Святой Руси. Эти сообщества будут создаваться по всем городам, поселкам и деревням России. В каждый городок и село, поселок и деревню придут сироты, чтобы проверить, насколько развился человеческий дух, для того, чтобы просеять человечество через своеобразное сито, дабы выбрать тех, кто будет строить новое тысячелетие добра и правды, красоты и любви. Сам Господь рождается в этих детях, чтобы испытать человечество, насколько оно за две тысячи лет от рождества Христова стало духовным, милосердным и сердечным.

— Я слышал о том, что у тех, кто берет сирот на воспитание, возникают непреодолимые трудности вплоть до того, что они возвращают детей в сиротский дом.

— Когда берут сирот, то скорее следуют не реальному желанию воспитать человека, а потаенному чувству, желанию польстить собственному самолюбию, дескать, какой я хороший и милосердный, потому как взял на воспитание сироту. Эти люди не имели никогда детей и потому представляют воспитание ребенка как некое выращивание растения в горшке — посадил, теперь поливай, все остальное произойдет само. Оттого и столько проблем с сиротами: люди не готовы, раз, а во— вторых, не понимают ту меру труда, какую нужно приложить для воспитания. Кроме того, усыновляющие родители зачастую находятся на таком уровне заблуждения и невежества, что им самим еще нужно долго работать над собой, прежде чем они действительно смогут помочь кому-либо, а тем более ребенку. Поэтому усыновлять или удочерять детей должны лишь те семьи, в которых уже есть дети, и лучше не один ребенок — эти родители знают, на что идут, имеют опыт и знают, что делать.

— Но что тогда делать одиноким и бездетным?

— Пусть они помогают тем малоимущим семьям, которые воспитывают детей, одиноким матерям. Через это можно получить благодать духовную, исцеление физическое и многое другое. Россия, Владимир, воскреснет, возродится не сама по себе, но только усилиями ныне живущих, то есть всеми вами и тобой в том числе. Именно вы, входя в третье тысячелетие, закладываете фундамент новой цивилизации процветания, любви и красоты. Само по себе ничего не произойдет, нужно начинать жить по законам мироздания, созидать, творить, а главное, любить и дарить свою любовь и нежность особенно тем, кто более всего в этом нуждается. Представь, Владимир, пирамиду, — Дельфания взяла в руку лежащую у ее ног сухую палку и начертила на песке треугольник. — Это — пирамида. В ее вершине находятся сироты, милосердие к которым очищает до дна всю греховную чашу человеческую. Это — пик, который, как луч, из центра вселенной будет освещать все человечество, преображая его, давая духовное продвижение и физическое целительство. Этот пик должен для всех служить главным ориентиром и мерилом, по которому каждый должен сверять свою жизнь, поступки и мысли. Сироты России, колокольчики Святой Руси — есть зеркало, которое будет отражать подлинность души каждого человека, потому что, заглянув в это ангельское зеркало, туда, где, собственно, и пребывает Всевышний, — каждый человек увидит себя таким, каковым он является на самом деле, он познает себя таким, каким его видит Всевышний. Это будет больно, потому как это зеркало срывает все маски, вуали и одеяния, оставляя человека таким, какой он есть, но именно это способно произвести полную чистку души человека, переродить его и вознести на очень высокую ступень эволюции. На такой уровень духовности, какой достигнуть при обычных путях — в благих трудах, молитвах и постах, подвижнику не хватило бы и жизни. Осознание страданий сирот Святой Руси способно все российское общество вначале, а потом и человечество в целом перевести на новый виток спирали эволюции разума. Конечно, не все пожелают заглянуть в это зеркало катарсиса, не все, заглянувшие в него, увидят то, что должны увидеть, и потому колокольчики Святой Руси станут своеобразным ситом, через которое просеется человечество, и зерна отделятся от плевел.

66
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru