Пользовательский поиск

Книга Великий парадокс, или Два почерка в Коране. Содержание - Первые 12 лет ислама

Кол-во голосов: 0

И стало так, что Саба осталась лишь в преданиях, народ распался и погребён в истории. Воистину, это урок для тех, кто не благодарен Богу.

О посланнике говорят: это просто человек, не избранник Бога, он хочет отвратить нас от веры предков. Другие говорят: он изрекает ложь. Да это просто колдовство, — так скажут третьи.

Мой посланник не бесноватый, он не заколдован. Он не просит у вас награды, его наградит Аллах. Придет к вам истина когда-нибудь, и исчезнет ложь. Скажи им, Мой посланник: если, как вы считаете, я заблудился, то во вред себе, но я иду прямым путём, который внушён мне свыше.

О, грешники! Когда окажетесь в преисподней — бежать будет поздно. Если даже скажете, что уверовали. А теперь между вами и спасением вашим — прочная преграда.

Первые 12 лет ислама

Мохаммед произнес первые строки Корана в 610 году. Поначалу его проповеди курайшиты воспринимали лояльно. Посланник не конфликтовал с ними. Он еще не выступает против идолопоклонства. Мекканцы относятся к его проповедям как к странности, они их развлекают. Род хашимитов был уважаем в Мекке, и то, что он называл себя посланником неба, никого не волновало — пусть. Потом, когда он свои проповеди перенес к стенам Каабы, Мохаммеда стали считать одержимым, назойливым человеком, от него отмахивались, но враждебных действий не предпринимали. За это время у него стало сорок сторонников. Они уединялись, это в основном была молодежь из бедных семей, что-то он говорил им, они внимали, записывали. Но и это особого впечатления на курайшитов не производило.

Конфликт начался с его проповедей о том, что идолы, хранящиеся в Каабе, бессильны, и что их почитатели попадут в ад. Старики у него спросили: а что, значит, наши отцы и деды тоже в аду? Мохаммед ответил: да, конечно, они горят в геенне огненной. Такого кощунства по отношению к своим предкам мекканцы уже не могли стерпеть, и начались гонения. Ему под ноги бросали узлы из колючек, кто-то уже откровенно называл его сумасшедшим, кто-то выливал на голову помои. То же самое терпели сторонники Мохаммеда.

Соратники новой религии стали искать прибежища. В мае 614 года группа мусульман во главе с Османом, который будет впоследствии третьим главой исламского государства, эмигрировала в Эфиопию.

В это время Мохаммед решает пойти на компромисс и объявляет идолов-женщин ал-Лат, ал-Уззу и Манат дочерьми Аллаха. Мекканцы переводят дух. Некоторые из них даже приходят слушать Мохаммеда. Эмигранты возвращаются. Но вскоре Мохаммед объявляет, что раскаивается в своем компромиссе, называет его наущением сатаны. Язычники снова поднимают вопль. Чуть раньше Мохаммед выдал замуж своих дочерей Ругию и Кульсум за сыновей Абу Лахаба, своего дяди. Абу Лахаб выгоняет своих невесток, они возвращаются в отчий дом. Для успокоения Своего посланника Аллах ниспосылает ему весть о том, что ждет Абу Лахаба и его жену Хинду — суру 111 «Пальмовые волокна», которая содержит проклятия в их адрес.

Происходит второе переселение мусульман в Эфиопию. Теперь их уже 80 человек. Это был конец 615 года, Группу возглавляет Омар, который женится на Ругие, изгнанной первым мужем. Омар впоследствии станет вторым по счету главой мусульманского государства.

Знать Мекки отворачивается от всего рода хашимитов, к которым относится Мохаммед. Главы остальных родов собираются в Доме собраний неподалеку от Каабы и принимают письменное обязательство, состоящее из трех пунктов: ничего хашимитам не продавать, ничего у них не покупать, не позволять своим детям вступать с ними в брак. Этот договор торжественно несут в Каабу и оставляют там, таким образом, скрепив свои подписи духом идолов.

Этот демарш возмущает хашимитов, даже тех, кто не одобряет проповеди Мохаммеда. Они покидают свои дома в центральной и северной частях Мекки и переезжают на юго-запад, к дому дяди Мохаммеда Абу Талиба. Живут нелегко, в палатках, доброжелатели доставляют им пищу тайком. Родственники Мохаммеда от него не отворачиваются.

Вдруг пророк созывает всех к дому Абу Талиба и объявляет, что договор, заключенный в Каабе, уничтожен, что его уже нет. Его слова тут же доходят до неприятелей. Его обзывают глупцом. Однако под покровом ночи, тайком, при свете факелов заходят в Каабу, чтобы проверить, не украден ли договор. И тут у них волосы встают дыбом, они видят жуткое зрелище: от договора остался лишь небольшой клочок, на котором можно прочитать только несколько букв — он съеден муравьями. При свете факелов им кажется, что каменные боги угрожающе наступают на них. В ужасе они выбегают из Каабы и бегут в дом собраний. Они понимают, что прогневили даже своих богов. И решают снять блокаду, ничего не объясняя, не называя причины.

Хашимиты удивляются такому повороту событий. Тем не менее, слух о муравьях проникает к мусульманам. Они спрашивают Мохаммеда: как ты угадал? Он говорит: я не угадал, а знал. Потому что Милостивый ниспослал мне суру, в которой упоминает муравьев. Сейчас я ее прочту вам, а вы запишете. И он нараспев читает свои соратникам суру 27 «Муравьи», которая и была намеком Господа.

Теперь мекканцы относятся к Мохаммеду настороженно и гадают: откуда он узнал правду? Его начинают побаиваться, но возникает еще большая злоба — этот выскочка наслал на них гнев идолов благодаря своей связи с каким-то Милостивым. Они с плохо скрываемой радостью воспринимают весть о смерти Хадиджи и Абу Талиба — двух человек, которые поддерживали Мохаммеда в самые тяжелые минуты жизни. 2 мая 61 9 года умирает Хадиджа, меньше чем через месяц — Абу Талиб. Мохаммед хоронит их на северном кладбище Мекки по новому, мусульманскому обряду, читает на их могилах суру 36 «Йа Син», которая становится отныне отходной молитвой.

Спустя две недели после похорон дяди Абу Талиба Мохаммед вместе со своим приемным сыном Зейдом отправляется в Таиф, чтобы подготовить почву для переезда туда всех мусульман. Но этот город встречает его недружелюбно — о нем и о его проповедях наслышаны. Его закидывают камнями.

Дорога назад была тяжела. Таиф и Мекку разделяет 130 километров, полтора дня пути на верблюде. Физически и морально истерзанный Мохаммед возвращается в Мекку подавленным и опозоренным. У него в душе смятение, он готов отступить от своей новой веры, вокруг пустыня, и никто не в силах укрепить его дух — Зейд сам ранен и находится в отчаянии. Увидев пещеру, они останавливаются на привал. И тут в мареве солнца является ангел Гавриил, становится, как всегда, на расстоянии двух полетов стрелы из лука, и читает ему суру 72 «Джинны».

В ней Аллах предупреждает Своего посланника, чтобы не думал об отступлении, о предательстве. Говорит, что не только люди, но и джинны будут ему покорны, что Аллах пока не открывает ему сокровенного, но вскоре пророк убедится в милости Аллаха. Раны на лицах Мохаммеда и Зейда затягиваются на глазах. Посланник неба продолжает путь освеженным и уверенным в себе.

В Мекке Мохаммед продолжает читать свои проповеди, теперь паломникам, приехавшим к Каабе. Среди них оказывается большая группа мединцев (город Медина пока носит название Йасриб). Они с вниманием относятся к новой религии, просят Мохаммеда прислать к ним кого-то из доверенных людей, чтобы тот просветил остальных мединцев.

После долгого разговора с мединцами Мохаммед ложится, и в ту же секунду засыпает. Но через два часа, глубоко ночью, просыпается оттого, что кто-то его зовет. На пороге — ангел, он его торопит. О событиях этой ночи рассказывается в суре 17 «Ночной перенос». Во сне ли, наяву ли, Мохаммед видит себя рядом с Авраамом, Моисеем и Иисусом, равным с ними. Это придает ему еще больше уверенности.

Наутро Мохаммед решает навсегда покинуть Мекку и переселиться в Медину.

Бог — творец всего живого и неживого. Бог сотворил всё попарно, даже воды. Плоды и дороги разного цвета. Человек сам делает выбор. Наставления.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

79
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru