Пользовательский поиск

Книга Великий парадокс, или Два почерка в Коране. Содержание - ГЛАВА 6. ГОРЬКАЯ ИСТИНА

Кол-во голосов: 0

Бог в сторону отвёл Шуайба с его соратниками, и послышался подземный гул. Под утро все мадйаниты были уничтожены. Землетрясение ещё раз стало орудием возмездия.

Еще одно напоминание — о фирауне и Египте. Муса к нему явился со знамениями от Бога. Но египтяне пошли путем бесчестия. И был род фирауна уничтожен.

Судный день Богом лишь отложен. В этот день все смогут говорить только с Его согласия. Люди поделятся на счастливых и несчастных. Несчастные попадут в огонь, их вопль переплетётся с рёвом пламени, их страдания будут вечными. А жилищем верных станет рай. Они спросят у тебя, посланник: что такое вечность? Отвечай, что это время, пока существует мироздание, если по-другому не решит Всесильный.

Будь же твёрд, посланник, как тебе повелено, вместе с теми, кто верует с тобой. Не преступайте границ дозволенного. Аллах видит, что вы совершаете. Не склоняйтесь к несправедливости, чтобы вас миновал огонь. Нет у вас, кроме Аллаха, покровителей, не найдёте вы другой защиты.

Читай молитву утром, на закате, среди ночи. Добрые дела отдаляют злодеяния. Это — напоминание для помнящих. И терпи, Аллах не обойдёт наградой терпеливых.

И исполнится речение Аллаха: заполню Я геенну огненную людьми и джиннами, которых удалось совратить Иблису.

Мы рассказываем притчи о посланниках затем, чтобы укрепить сердца. В этой суре тебе открыта истина, в ней — увещание для тех, кто страшится Бога.

Скажи тем людям, кто не верует: ждите наказания, мы тоже выжидаем.

Всевышнему открыто и сокрытое, что есть в небесах и на земле, к Нему всё возвращается. Поэтому поклоняйся Богу, надейся на Него, Господь не пренебрегает тем, что вы творите.

ГЛАВА 6. ГОРЬКАЯ ИСТИНА

Жизнь и борьба пророка: человек с двумя сердцами. Часть 1

«У него два сердца» — говорили про Мохаммеда. То он был открыт с людьми и улыбчив, то, когда его вызывал на контакт ангел Гавриил — хмур, сосредоточен на звуках, которые слышал только он, отрешен от реального мира. В моменты принятия Божественных откровений он впадал в особое состояние, переставал видеть и слышать, что происходит вокруг, многочисленным его врагам ничего не стоило ударом меча покончить с ним, он бы не заметил. Понимая это, в такие часы его ученики вставали около дома пророка с мечами, вынутыми из ножен. А он, слегка раскачиваясь, иногда с закрытыми глазами, мог читать часами то, что слышал от ангела — стихи лились без единой запинки, без единой остановки. Айаты складывались в суры, суры — в Коран. Пребывая в контакте с Богом, иногда он терял сознание. Ученики подбегали к нему, клали на лоб мокрый платок, он приходил в себя и не понимал, что с ним происходит, где он находится, не узнавал хорошо знакомые лица.

Отец Мохаммеда умер, когда его мать — Амина — была им беременна. Говорят, что плод испытывает те же чувства, что и мать. Может, стресс, пережитый им еще в утробе матери, и сделал этого человека особенным — он был двойственен, будто у него действительно было два сердца — он был сильным из сильнейших, и слабым из слабейших. В начале зарождения мусульманства он мог одним окриком повести за собой тысячное войско, которое еще не совсем понимало, зачем надо воевать и рисковать жизнью, а мог, как это было при заключении договора в Худабейдии, быть нерешительным и робким. В нем будто уживались два человека с противоположными характерами. Он мог звать к доброте, а сам совершать злодеяния.

Он мог быть с 25 лет и до самой смерти Хадиджи быть абсолютно верным ей, хотя в среде язычников, в которой он воспитывался, измены не считались чем-то особенным, а мог с первого взгляда влюбиться в Сафию, дочь главы только что поверженного еврейского племени, бросить все дела, чтобы не откладывать свадьбу. Впрочем, он любил Хадиджу даже после ее смерти. Однажды к нему приехала Хала, сестра умершей Хадиджи, а голоса их были очень похожи, и он упал в обморок, услышав раздавший во дворе голос ожившей любимой женщины. Он мог быть сентиментальным, и часами со слезами на глазах любоваться проплывающими облаками, а мог быть беспредельно жестоким и спокойно лицезреть казнь семиста евреев: головы и тела летели в ров, а он сидел и считал, не слыша рыданий их жен и детей. Он мог быть беспросветно хмурым от какого-то пустяка, и искренне хохотать: посмотрите, как согнулась эта пальма — это же буква «ра»!

Видно, подобные гении, глубоко противоречивые по своей натуре, и оставляют свой след в истории. В жизнь таких людей вмещаются две обычные жизни. Так было и с Мохаммедом.

Амина не могла его вскормить — смерть мужа отняла молоко. Выручила знакомая из кочевого племени бедуинов — Халима. Но она могла вскормить его только там, в пустыне. Только родившись, Мохаммед стал жить среди бедуинов. Здесь жизнь была суровой и простой, грудные дети росли не в мягкой колыбели, а на песке, верблюды величаво и осторожно обходили их. После того, как Халима вскормила его и вернула Амине, мальчик часто просился в пустыню, и снова оказывался среди жестких, прямых и откровенных бедуинов.

Его прадед, сборщик налогов и хранитель ключей от Каабы, — святилища идолопоклонников, — был одним из честнейших людей Мекки. Арабы приезжали сюда поклониться своим божкам, но выгоды мекканцам от этого почти не было, Хашим зарабатывал на жизнь семьи отправкой и приемом торговых караванов. Но больше заботился о бюджете Мекки, о том, чтобы не было бедных. Своего сына Абу Муталлиба он назначил смотрителем источника Зем-Зем, который снабжал мекканцев водой, но они предпочитали дождевую воду, собиравшуюся в открытых резервуарах, построенных на окраине города — вода из источника была, как и сейчас, пересыщена сернокислым магнием, который придает ей горьковатый вкус. До конца жизни пища пророка была простой и однообразной — хлеб, молоко, финики, и очень редко — мед и мясо. И, конечно, дождевая вода.

У отца его, Абд-Аллаха, было 11 братьев. И три сестры. В мусульманской среде есть поговорка: хороший человек должен быть похож на своего дядю. И, если ей верить, то своеобразие характера и личности Мохаммеда можно объяснить очень разными, даже внешне, братьями отца — высокий, решительный, сильный Хамза, добрый и мягкий, несмотря на то, что был командующим войсками Мекки — аз-Зубейр, злой, как пантера, Абу Лахаб, вежливый, приветливый, вечно улыбающийся Аббас — будто они родились от разных отцов и матерей, настолько были не похожи друг на друга.

Амина умерла на глазах у шестилетнего сына, когда они вместе со служанкой семьи Баракой возвращались из Медины в Мекку. Это всего 320 километров, на автомобиле три часа езды. А на верблюде, со скоростью две мили в час — четыре дня. В дороге их захватила песчаная буря. Амина задыхалась. Здоровье ее после смерти мужа было подорвано. И где-то в пути сошла с верблюда и, обняв сына, тихо, как догорает свеча, умерла. Барака похоронила Амину прямо там, где это случилось. У шестилетнего Мохаммеда впервые мелькнула мысль о предопределенности, о которой он потом часто будет говорить, о фатализме, которым будет пронизана теоретическая часть его религии.

Надо сказать, что эта дорога между Меккой и Мединой была фатальной во всей судьбе Мохаммеда. Его отец тоже умер в этих краях, и тоже во время караванного перехода, за шесть лет до смерти жены. Из Мекки Мохаммеда изгонят за его проповеди, через восемь лет он вернется победителем, на этой дороге он совершит много подвигов и злодеяний.

С детства у Мохаммеда была быстрая походка, он шел, чуть наклонившись вперед, будто куда-то стремился, куда — знал только он. Все отмечали удивительную для мальчугана ясность ума. Когда дяди запутывались в отношениях с людьми, — а Мекка была полна интриг, — они звали Мохаммеда, который давал простой и ясный совет, как им поступить.

Кааба перестраивалась, и представители мекканских родов столкнулись с проблемой — кто вложит в стену камень, который считался окаменевшим ангелом, посланным на землю богами. Долго они спорили, кому отдать предпочтение, и решили, что спросят у первого, кто к ним подойдет со стороны. Это был Мохаммед. Он снял с себя накидку, положил на нее священный камень и сказал: беритесь все за эту накидку и несите к Каабе, поднимите все вместе, а я только на миг прикоснусь к камню и столкну его в углубление, и получится, будто вы заложили его все одновременно.

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru