Пользовательский поиск

Книга Великий парадокс, или Два почерка в Коране. Содержание - ГЛАВА 3. КОНФЛИКТ

Кол-во голосов: 0

Мессия, сын Марйам, был посланником, не Богом. И до него Я к вам отправлял пророков. Мать его была достойной женщиной. И оба принимали пищу. Так разъясняем Мы Свои знамения. До чего же они отвращены!

ГЛАВА 3. КОНФЛИКТ

Претензия на исключительность

В мединских сурах много вражды. Нет в религии принуждения, почитайте Моисея и Иисуса — говорит Коран. И в то же время — резкое осуждение чужих религий, явно выраженная нетерпимость. Порядочному мусульманину стыдно читать строки «О, верующие! Не выбирайте в качестве помощников себе иудеев и христиан — они друзья друг другу, а если кто-то становится им другом — тот и сам из них». Потому что нормальный человек выбирает друзей не по религии, а по человеческим качествам, а подлецом может быть любой. Если бы Мохаммед велел «не выбирайте подлецов в друзья, какой бы они веры ни придерживались» — мы полностью были бы на его стороне.

Слова, диктующие конфронтацию между мусульманами, христианами и иудеями, — просто не могут быть словами Бога, и вот почему.

Анатомия и физиология всех людей — жители ли они Беларуси или Зимбабве, Саудовской Аравии или Ватикана — совершенно одинаковы — сердце, легкие, руки, ноги… Значит, Создатель у нас один. Как же Единый Творец может одной части людей сказать, чтобы они не любили другую часть? «Возлюби ближнего» — эти слова можно считать словами Бога. Но «ненавидь ближнего, и вообще он тебе не ближний» — это не Его слова. Мохаммед, который не был нашим Создателем, мог такое сказать, преследуя какие-то цели, Бог — не мог. Поэтому мы, признавая Божественное происхождение Корана, однако, не можем согласиться с тем, что фразы, отгораживающие колючей проволокой одних людей от других, могли быть произнесены Господом. О, если бы мусульмане считали подобные лозунги устаревшим анахронизмом, с которым не следует считаться сегодня, в реальной жизни! Но ведь исламские ортодоксы готовы пустить в иноверцев ядовитые стрелы ненависти и сегодня! Сами, кстати, не терпят ни малейшей критики ислама.

Началось это еще во времена Мохаммеда. В Медине жил поэт Кааб. Он сочинял стихи о пророке. В житейском отношении, действительно, складывалась довольно абсурдная картина. Человека пригласили в Медину, дали ему кров и пищу, а он, вместо умиротворения, которого все от него ждали, напротив, устроил вражду. Так вот, Кааб сочинял стихотворные памфлеты на Мохаммеда. Тот спросил у своих сподвижников: «кто убьет для меня эту собаку?» В ту же ночь Кааб был зарезан на глазах у своей жены. Некая Азма тоже придумывала ироничные стихи о Мохаммеде, поэтому трое мужчин (сейчас бы их назвали исполнителями преступления, а Мохаммеда — заказчиком) пришли к ней ночью, вытащили из постели и зарезали, их не остановил даже грудной ребенок, который спал рядом.

За критику Мохаммеда в исламских странах — скажем, в Иране или Саудовской Аравии — приговор выносит шариатский суд, а в прочих вынесение приговора и его осуществление берет на себя любой фанатик. Это — феноменальная юриспруденция.

В Европе мусульмане требуют от властей права организовать собственные суды, а также введения законов, защищающих ислам от любой критики. В Австралии уже вынесены первые приговоры против христиан, посмевших критиковать Коран и мусульманских террористов. Двое христианских священников высказали мысль, что мусульмане готовятся захватить Австралию, что ислам есть религия терроризма, и были осуждены. Теперь исламисты стараются, чтобы такой же закон был принят в Англии.

В то же время антихристианские и антииудейские статьи можно прочитать в любой исламистской газете, на любом интернет-сайте такого рода. Цитата:

«Современные евреи не имеют права на светлую историю своих предков потому, что это — история ислама (т.е. их предки были мусульманами), тогда как они — не мусульмане и не верующие. История Якова, Иосифа, Моисея, Аарона, Саула, Соломона, Давида — это наша история, мусульманская, а не еврейская. Периоды светлой, яркой исламской истории были у них такими краткими по времени, что даже почти не упоминаются по сравнению с их другой историей, которая больше подходит им и более убедительно доказывает их скверный характер и природу. Вторая часть — это черная, темная и мрачная история, основанная на неверии в Аллаха, распространении мерзких и скверных поступков. Это — настоящая история евреев с точки зрения их генезиса, национальности, расы и рода. Она более достойна их и более правдиво отражает их характер и природу» (Салах аль-Халиди. «Коранические истины по палестинской проблеме». Лондон, 1993).

Английский писатель Салман Рушди в своих «Сатанинских стихах» выразил недоверие к тому, все ли слова в Коране имеют Божественное происхождение — и был заочно приговорен к смерти. Таджикский писатель Фазиллидин Мухаммадиев был убит в центре Душанбе после издания книги, где иронично описал свои мытарства в паломнической поездке в Мекку. В романе иракского писателя Хайдара Хайдара «Банкет для водорослей», которое было издано государственным издательством, мусульмане нашли «богохульства» и «оскорбительные для верующих высказывания». Вырванные из контекста фразы, опубликованные в экстремистской газете «Аль-Шааб», привели к кровавым столкновениям между студентами Института Аль-Азхар и полицией.

Не скажем, что десятиминутный ролик Тео ван Гога о положении женщины в исламе был талантливым или вообще стоящим внимания — обычный низкосортный фильмик с претензией привлечь внимание. Тео был зверски убит мусульманским экстремистом посреди бела дня.

Ортодоксы провозглашают исключительность ислама: это — самая правильная религия, Мохаммед — печать пророков, т.е. последний пророк. Совместить такую претензию с почитанием «чужих» пророков удается только с помощью версии, что люди, начиная с Адама, Ноя, Авраама — и были мусульманами. При такой «конструкции» мусульманин имеет право сказать христианину или иудею: да вы не так верите в Бога, вот ваши прародители были мусульманами, а вы кто? Такая логика обескураживает. Амбициозность, высокомерие, претензии на исключительность всегда приводили к войнам.

Прокляты те сыновья Израиля, которые не верили Дауду и Исе. Они ослушались и совершали преступления.

Многие из них вместе с безбожниками. Не стали бы они их брать в друзья, если бы поклонялись Богу и Его посланнику. Самые лютые враги твои — это иудеи и язычники. Ближе же к тебе христиане — среди них есть иереи и монахи, которые не превозносятся. Их глаза наполняются слезами, когда слышат строки из Корана, и говорят они: мы уверовали в Аллаха, запишите нас в число праведников. Отчего, — говорят они, — нам не веровать в Аллаха и Его истину? Мы желали бы жить в раю вместе с мусульманами. Аллах вознаградит их райскими садами, журчащими чистыми ручьями. Таково им воздаяние за добро.

О, верующие! Не запрещайте себе блага, которые позволены, но не преступайте правил, Аллах не любит преступающих.

Бывает так, что человек клянется, не подумав, не придав значения. За легкомыслие Аллах не взыщет. А если вы связали клятву с обещанием, но не выполнили, или в клятву вложили ложь заведомо — Аллах не простит. Но позволит искупление вам — накормите десять бедняков, или оденьте их, или раба освободите. А если это не по силам — пост три дня. Остерегайтесь клясться, не подумав.

Заметки на полях: эта формула «освобождения от клятв» дает возможность быть свободным от любой клятвы, даже если она дается именем Бога. Вы можете сказать: «клянусь Аллахом», а потом не сдержать клятвы, но потом соблюсти трехдневный пост (при котором после заката есть не запрещается) — и всё, вы снова чисты перед Богом. К чему может привести такой «либерализм» — легко предугадать. Можно врать, быть подлецом, раздающим клятвы и не сдерживающим их. «Формула освобождения» от клятв, от данного слова помогала Мохаммеду оставаться безгрешным перед Аллахом. В дальнейшем вы это увидите.

О, верующие! Не поддавайтесь искушениям, они от сатаны: азартные игры и вино, жертвенники и стрелы (жертвенники, «гадальные» стрелы — атрибуты язычников) — всё это мерзость. Отвернитесь же от этого и, может быть, вы обретёте счастье!

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru