Пользовательский поиск

Книга Управляемые сны. Содержание - Послания

Кол-во голосов: 0

Послания

«Необходимо такое качество сознания, которое во сне и наяву скажет одно… Часто сон искреннее бодрствования…»

«Живая Этика»

Однажды мне позвонила читательница и пригласила в свое сновидение; мне было странно это услышать, и я сказала ей: «Не знаю, захочу ли я». Прошло время, и мы с ней встретились. Она пришла ко мне с космическим посланием, которое получила ее духовная наставница для нее, но в части текста, вероятно, говорилось и обо мне. Я приведу часть ее послания: «Учитель явится во сне. Ее (при получении телепатического послания текст велели исправить: заменить слово «его» на "ее") сумей ты встретить и приветить. И книгу прочитай, и действуй, и цари во сне, и наяву царить ты станешь, коль ситуацию во сне предваряешь работою своей. А сомневаться ты не смей, ребенком будь, но воин ты отныне, один, и все зависит от тебя. Во снах твоих, что шли тебе доныне, так мало сделала, но это поняла. И ты твори, каналы все другие откроем постепенно, один и за другим. Ты будешь видеть все и слышать уж, и знать, коль будешь всем любви желать, да и себе отныне». После получения послания ей попалась моя 1-я часть, где ее привлекло два слова – «воин» и «сно-видящим». Она прочитала ее и, как говорится в послании, начала действовать, позвонила мне и пригласила в свое сновидение. Когда мы познакомились, мне показалось, что я ее знаю давно. Она не умела программировать сны, ее сновидения были неосознанными и неуправляемыми, то есть данный человек не обладал в этом плане никаким опытом. После ее первого звонка я увидела во сне странный знак, который не могла объяснить; только после послания я поняла, что это знак нашего объединения, то есть пришедшая ко мне молодая женщина относилась к восточному направлению энергии «ветров». А я, когда читала К. Кастанеду, поняла, что отношусь к южному направлению. Я никогда не считала себя последовательницей Кастанеды. Путь его группы для меня был просто нереален, потому что я не мыслила жить без своей семьи и, что самое главное, пока я не чувствовала в себе желания идти этим путем, может быть, потому, что еще многого не понимала. Мне казалось, что данный путь жесток, груб и что это значит – дорога в никуда. В традиционных духовных учениях каждый путь духовно развивающегося человека ведет к Творцу. А здесь к Свободе, но «я уже отдан силе, что правит моей судьбой». «Воин находится в руках силы, и его единственная свобода заключается в том, чтобы вести безупречную жизнь». Но вести безупречную жизнь – это и есть стремиться к Совершенству. Творец, Свобода, Сила – с одной стороны, это понятия разные, для каждого значимо что-то свое, благодаря сложившимся представлениям о мире, но с другой стороны, эти понятия так и остаются отвлеченными, непознанными… Также мне не хотелось себя ни в чем ограничивать, та дорога, по которой я шла, была моим «путем сердца», а на этом пути самоограничение невозможно, иначе путь не будет радостным. («Самоограничение – самый худший и злостный вид потакания себе. Поступая подобным образом, мы заставляем себя верить, что совершаем нечто значительное, чуть ли не подвиг, а в действительности только еще больше углубляемся в самолюбование, давая пищу самолюбию и чувству собственной важности». К. Кастанеда.) Несколько раз в сновидении через текст книги Фло-ринды Доннер «Шабано» я выходила на разговор с ней. Она меня спросила: «Почему я не хочу идти путем группы К. Кастанеды?» Я ей ответила так, как думала в то время: «Не лежит душа идти этим путем». Я почувствовала, что она посмотрела как бы в глубь меня и увидела там что-то из моего настоящего, ей стало все ясно, мне – нет… Мы мысленно разговаривали в черной пустоте, она сказала мне, что я и она много индуль-гируем, это наше препятствие, я спросила про Карлоса. Она ответила мне, что он гоняется за птицей свободы…

Однажды мне приснился сон, в котором я смотрела фильм о доне Хуане, я вошла в фильм, в то место, которое видела. ЭЙго были скалы, дон Хуан, я и еще одна женщина находились между скал. Появился ветер. Он был очень сильным, мне крикнули: «Прячься за выступ скалы, иначе снесет». Я спряталась, но ветер нашел меня там, горячим порывом он продул мне все легкие, все тело, ощущение было приятное, но меня разбудили, и я не продлила это ощущение, потому что быстро вышла из сновидения…

Одновременно с появлением женщины восточного направления появились и женщины, относящиеся к западному направлению «ветров» и к северному. «Северная» женщина только начинала проявлять интерес к области астральных проекций, ее астральный двойник был достаточно сильным, и она, не зная этого сама, иногда приходила ко мне в сновидение за помощью, когда это было действительно необходимо. Я даже сказала ей, что нам необязательно встречаться на физическом плане. Астральный двойник мудрее и лучше знает, куда ему идти и что делать. Но, несмотря на сильного астрального двойника, у нее не было того целеустремления, того желания вступить на дорогу сновидений. Она не была готова. Душа должна созреть для осознанных сновидений, должна с радостью выбрать свой новый путь, лучше понять все на внутреннем опыте, а не выслушивать бесконечные объяснения со стороны и все равно действовать по-своему. Жизнь нам дана для реализации наших желаний, а каковы они и что значит безупречная жизнь, каждому предстоит разбираться самому…

Женщине-«востоку» снился во сне эпизод – круг, поделенный на четыре части, в каждой из которой перемещалась определенная энергия. Она видела это как бы в абстрактном виде, а я увидела круг из четырех женщин, которые взялись за руки, их объединяло одно истинное для всех желание, они стояли в осеннем солнечном лесу. Все это я увидела в одной из медитаций и поняла, что нам необходимо собраться всем вместе и уехать в лес, а там в состоянии выключенного внутреннего диалога взяться за руки и мысленно проговорить текст, который мне тоже пришел во время медитации, и я автоматически его записала. В книге К. Кастанеды «Дар Орла» описывается, что только «в исключительных обстоятельствах эти четверо могут соединять свои руки, ибо их соприкосновение сливает их в единое существо и должно совершаться в случае крайней нужды или в момент покидания этого мира». Что-то мне говорило, что исключительные обстоятельства настали, время соответствует. Я повторно прочитала Кастанеду, то, что он пишет о женщинах-сновидящих, когда уже пришла ко мне данная информация и был определен мой выбор этих женщин-сновидящих. Книга только подтверждала мое действие. «Восток» определялся Кастанедой так: «Это порядок. Она оптимистична, беззаботна, обходительна, как устойчивый бриз». Все это соответствовало женщине, пришедшей ко мне с посланием. Другая, относящаяся к западу, была женой академика. В первый раз, когда я ее увидела, я обратила внимание на ее глаза, в которых таились безумство и печаль. Я почувствовала, что она энергетически заражена. Мне захотелось ей помочь, и я объяснила ей, как делать ритуал пентаграммы. Через несколько дней она сказала мне, что почувствовала сильную боль в солнечном сплетении и увидела как бы экран, на котором уносились вдаль черные сгустки. После этого ей стало легче. Она выполняла раньше медитацию, и перед ней не очищала окружающее пространство, поэтому, вероятно, и заразилась чужеродной энергией. У Кастанеды написано: «Западные женщины временами были безумны, но в другое время представляли собой воплощение жестокости и целеустремленности». Эта женщина-«запад» очень стремилась к действию, ей хотелось выполнить тот обряд, который был дан мне во время медитации. Но ее противоположной стороне – «Востоку» – не хотелось спешить в этом деле, она сказала мне: «Ты подумай, ведь в лесу собираются ведьмы. Я тебя совсем не знаю, вижу только второй раз, и неизвестно, какая сила этого хочет». Было очень странно то, что она сомневалась, я решила подождать. Для меня лес был храмом, вибраций людских мыслей в нем было меньше, чем в городе, и я предлагала дневное время… Все свои интуитивно пришедшие мысли, видения я пыталась осознать, точно понять: что это и кто передает. Ответы приходили, но передать их «восточной» женщине я не могла, потому что считала, что к ней это тоже должно прийти лично, а не от меня. Тем более что она сомневалась. Я понимала, что здесь что-то не так, мне хотелось получше понять данную ситуацию, и я стала ходить по «кругу», пытаясь уловить саму суть – сердцевину «круга». Осознанные, а в большей степени неосознанные сомнения «восточной» женщины несли мне боль. Я не могла из-за этого выстроить ниточку связи в ее сновидение, чтобы лучше разобраться, в чем тут дело. Я объясняла ей больше, чем нужно, но понимание сокровенного оставалось как бы закрытым для нее. Приоткрывая сокровенное другому человеку, необходимо быть очень осторожным, я была неосторожна, поэтому после общения с «восточной» женщиной у меня внутри появлялась душевная боль. Она меня спрашивала: «Ты идешь к совершенству, а какому? Ты хочешь помочь Земле или человечеству? Тебе нравится серенький рассвет? Серенький?!» Во мне появлялась неуверенность оттого, что я вдруг не так что-нибудь скажу, не то слово. Можно много говорить, но, не пройдя опыт, разговоры останутся только разговорами, наше общение было на уровне слов. Я начала отражаться, то есть сомневаться в ней, в том, что она воин…

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru