Пользовательский поиск

Книга Космический код. Генная инженерия богов. Содержание - ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Кол-во голосов: 0

Библейские пророки получали свой дар от Бога и поэтому могли предсказывать будущее царств и городов, правителей и простых людей. Но они всегда давали понять, что их пророчества – всего лишь выражение божественных решений. Пророк Иеремия ссылался на слова Господа, когда говорил о будущем правителей и царств, а пророк Амос часто повторял: «Так говорит Господь».

Но когда дело касалось судьбы, в расчёт следовало принимать свободную волю и выбор народов и отдельных людей. В отличие от рока судьбу можно было изменить, а наказание отвести – если добродетель побеждала грех, набожность брала верх над богохульством, справедливость торжествовала над несправедливостью. «Не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был», – так говорил Господь пророку Иезекиилю (33:11).

Различия, которые проводили шумеры между судьбой и роком, а также роль, которую играли оба этих понятия в жизни человека, становятся понятными из истории жизни Гильгамеша. Как нам известно, он был сыном верховного жреца города Урука и богини Нинсун. С возрастом он стал задумываться о жизни и смерти и поделился сомнениями со своим покровителем, богом Уту/Шамашем. Заметив, что самый высокий человек не в силах дотянуться до неба, а самый могучий обнять землю, Гильгамеш спросил бога, суждено ли ему умереть как простому смертному.

Ответ Шамаша прозвучал не очень обнадёживающе. «Боги, когда создавали человека, – сказал он, – смерть они определили человеку, жизнь в своих руках удержали». Изменить это предначертание невозможно, но судьба Гильгамеша в его руках, и поэтому он должен наслаждаться всеми радостями жизни.

Ты же, Гильгамеш, насыщай желудок, Днём и ночью да будешь ты весел, Праздник справляй ежедневно, Днём и ночью играй и пляши ты! Светлы да будут твои одежды, Волосы чисты, водой омывайся, Гляди, как дитя твою руку держит, Своими объятьями радуй подругуТолько в этом дело человека!

Услышав эти слова, Гильгамеш понял, что должен предпринять решительные шаги, чтобы изменить не только Судьбу, но и Рок – в противном случае его ждёт тот же конец, что и всех смертных. Получив – хотя и не без труда – благословение матери, он отправился на «место приземления» в Кедровые горы, чтобы там присоединиться к богам. Однако в его планы постоянно вмешивалась Судьба. Сначала она приняла образ Хумба-бы, робота, охранявшего Кедровый лес. Затем она действовала через Инанну/Иштар, притязания которой отверг Гильгамеш, что в конечном итоге привело к убийству Быка Небес. Именно тогда, после победы над Хумбабой, Гильгамеш и его товарищ Энкиду осознали роль Рока, или «нам». В тексте рассказывается, как два друга сидят и размышляют, какое их ждёт наказание. Энкиду, нанёсший смертельный удар чудовищу, беспокоится о своём будущем, а Гильгамеш успокаивает его, говоря о том, что «намтар» может не только уничтожить, но также «возвращает птицу в гнездо, а человека к матери». Если человек попал в руки «намтар», это не окончательный приговор – во многих случаях судьбу можно изменить.

Потерпев неудачу, Гильгамеш не отступил и отправился во второе путешествие, на этот раз к космопорту на Синайском полуострове. По пути ему пришлось преодолеть бесчисленные препятствия, но он все выдержал и в конце концов добыл траву, способную подарить ему вечную молодость. Однако на обратном пути змея выхватила чудесное растение из рук уснувшего Гильгамеша, и он вернулся в Урук с пустыми руками, чтобы умереть как простой смертный.

После прочтения «Эпоса о Гильгамеше» невольно задаёшься вопросом: могло ли все сложиться иначе? Если бы обстоятельства в Кедровых горах сложились по-другому, смог ли Гильгамеш присоединиться к богам на их родной планете? А если бы он не заснул и не лишился Травы Вечной Молодости?

Ответ даёт древний шумерский текст, озаглавленный учёными «Смерть Гильгамеша». В нём объясняется, что смерть Гильгамеша неизбежна и что, вновь и вновь принимая Судьбу в собственные руки, Гильгамеш не в силах ничего изменить. Этот вывод был представлен царю в виде вещего сна. Гильгамешу было сказано:

Великая Гора Энлиль,

отец богов,о Гильгамеш!

во сне… для царственности

судьбу твою определил,

для вечной жизни не определял.

Жизнью Гильгамеша управляет Рок. Ему было суждено стать царём, но не суждено избежать смерти. Далее описывается смерть Гильгамеша. Некогда могучий и полный жизни, он лежит на смертном одре, не в силах подняться. Тот, кто взбирался на вершины высоких гор, не может встать с постели. Он лежит на «постели Рока».

В тексте перечисляется все хорошее, что было в жизни Гильгамеша: царская власть, победы в сражениях, счастливая семья, верные слуги, красивые одежды. Судьба и Рок тесно переплелись – Гильгамешу были дарованы все светлые и все тёмные стороны человеческого существования. Однако в конечном итоге рок возобладал над судьбой: «Гильгамеш, сын Нинсун, лежит бездыханный».

А что, если? Этот вопрос можно отнести не только к отдельному человеку, но и ко всему человечеству.

Как развивались бы события на Земле (и во всей Солнечной системе), если бы первоначальный план Эа по добыче золота из вод Персидского залива оказался успешным? В критический момент Ану, Энлиль и Эа бросали жребий, чтобы определить, кто вернётся управлять Нибиру, кто отправится на золотые копи на юге Африки, а кто останется руководить разросшимся Эди-ном. Эа/Энки уехал в Африку, где столкнулся с эволюционирующим гоминидом, что дало ему возможность заявить божественному собранию: нужное нам существо уже есть – остаётся лишь отметить его «печатью богов».

В тексте, который был составлен У. Дж Ламбертом и А. Р Миллардом из разрозненных фрагментов и который получил название «Миф об Атрахасисе», эта сцена описывается так:

Тогда по рукам ударили боги, Бросили жребий, поделили уделы.

Неизвестно, осуществился ли бы проект из области генной инженерии, если бы в Африку отправились Ану или Энлиль.

Космический код. Генная инженерия богов - pic_26.jpg

Рис. 25.

Появился ли бы на планете человек в результате одной лишь эволюции? Вероятно – ведь именно так появились на планете Нибиру аннунаки (из того же семени жизни!), только гораздо раньше. Но на Земле появление разумных существ было ускорено генной инженерией, когда Энки и Нинмах подстегнули эволюцию, сотворив Адама, первого «ребёнка из пробирки».

Урок, который преподносит нам «Эпос о Гильгаме-ше», заключается в следующем: Судьба не в состоянии изменить Рок. На наш взгляд, появление на Земле Homo sapiens было неизбежным – различаться могли лишь время или способ. Мы убеждены, что появление аннуна-ков на Земле – несмотря на то, что они прилетели по собственной воле и имели свои цели – было предопределено и являлось частью космического плана. Точно так же мы верим в предназначение человечества: ему суждено повторить действия аннунаков, то есть ускорить эволюцию на какой-то другой планете.

Одним из тех, кто понимал связь между Роком и зодиакальными созвездиями, был сам Мардук. Они олицетворяли собой то, что мы называем небесным временем, взаимоотношение между божественным (орбитальным периодом Нибиру) и земным временем (год, месяцы, сезоны, дни и ночи – всё, что обусловлено вращением Земли вокруг Солнца, вокруг собственной оси, а также наклоном этой оси). Небесные знаки, на которые ссылался Мардук – наступление зодиакальной Эры Овна, – на самом деле были знаками Рока. Для того чтобы укрепить своё верховенство, он должен был искоренить саму мысль о том, что это можно каким-либо способом изменить и что положение дел управляется Судьбой, а не Роком. Ради этой цели он пошёл на невиданную фальсификацию.

Речь идёт о древнем тексте, который считался священным у всех древних народов и который лежал в основе их мировоззрения, религии и науки, – о «Мифе творения». Это произведение иногда называют по первым строчкам «Энума элиш» («Когда вверху»), и в нём повествуется о богах и небесной битве, исход которой предопределил все последующие события на Земле, в том числе появление человека. Все без исключения учёные – начиная с тех, кто собирал этот текст из разрозненных фрагментов, – воспринимали его как миф, как аллегорию борьбы добра со злом. Тот факт, что на месопотамских барельефах изображался крылатый (то есть небесный) бог, сражающийся с крылатым (то есть небесным) чудовищем (рис. 25), лишь укреплял убеждение, что это предшественник истории о св. Георгии и драконе. Самые первые переводы фрагментов древнего текста даже получили название «Бел и Дракон». В этих тестах Дракон назывался Тиамат, а Бел («Владыка») был не кем иным, как Мардуком.

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru