Пользовательский поиск

Книга Земляничная тату. Страница 55

Кол-во голосов: 0

Однако сбоку от магазинов имелась маленькая ниша с дверцей. Дверца тоже была закрыта толстой решеткой, зато в нише, скрючившись, лежала человеческая фигура. Но человек вовсе не походил на бродягу, решившего здесь переночевать. Он нескладно кутался в шинельку, лежа прямо на асфальте – ни куска картона, ни даже газеты бродяжка под себя не подложил.

Я осторожно подошла ближе. Человек приподнял голову, и желтый свет фонарей на секунду отразился в его глазах. В следующий миг голова нырнула в ворот шинели, и человек подтянул колени, скрючившись еще больше. Если мне требовалось доказательство, что передо мной не бродяга, то я его получила.

Я остановилась рядом со свернувшимся калачиком телом. От человека буквально исходило напряжение. Он походил на заводную игрушку, готовую в любое мгновение прийти в движение. Я присела на корточки, подалась вперед и тихо сказала:

– Мел?.. Мел, это я, Сэм.

Молчание. Я попыталась еще раз:

– Мел, не хочешь пойти выпить?

Нет ответа. Вот незадача, да предложи мне выпить… Мел скрючилась еще больше. Может, она действовала на страусиный манер? Если она не видит меня, то и я ее не вижу…

– Мел, я не уйду. Я знаю, что это ты. Послушай, – хитро добавила я, – могу тебе рассказать, что все эти дни делал Лекс…

Сезам, откройся! Или восстань.

Должно быть, Мел уже давно лежала в этой нише. Подняться сразу она не смогла – так у нее затекли конечности. Наконец, цепляясь за прутья решетки, она сумела распрямиться. Несколько секунд мы смотрели друг на друга, затем я повернулась и зашагала к соседнему с «Клюшками» бару. Сзади раздалось послушное шарканье Мел.

Заведение оказалось отвратным. Отделано в псевдоирландском стиле, разукрашено разноцветными лампочки. Сквозь маленькие грязные оконца я разглядела пластиковые кабинки и фальшивый камин. Входить в этот вертеп мы не стали, но не из соображений эстетики. Как только мне удалось сдвинуть Мел с места, она принялась выписывать бесконечные круги, центром которых были «Клюшки» (и Лекс). Каждый раз, когда казалось, что мы отошли слишком далеко, она разворачивалась и шлепала по своим следам обратно, точно ее тянуло магнитом.

– Как ты узнала, что это я?

– А я не узнала, – честно ответила я. – Догадалась.

Я не собиралась говорить, что поначалу подозревала в слежке Сюзанну – та ведь с самого начала отнеслась к Лексу враждебно, часто уматывала по каким-то загадочным делам и во всеуслышание объявила, что хочет выследить убийцу Кейт… Но я понимала, что Мел лишь придет в замешательства, если я признаюсь, что не всеведуща – Лекс последние дни твердит, что его кто-то преследует. Сначала я ему не верила, но потом отнеслась к его словам всерьез, так что…

– Он знает! – раздался ликующий голос Мел. – Он чувствует! Между нами есть связь, понимаешь? Настоящая связь!

Я вздохнула. Ночь была темной, и несмотря на желтоватые лужицы света от редких фонарей Мел терялась в полумраке. Но меня все равно поразила перемена, происшедшая в ней. Глаза и щеки ввалились, плоть иссохла… Ее у Мел и прежде-то было немного. И глаза горят слишком ярко, словно у нее лихорадка. Я подумала о нервической суетливости туберкулезных больных, о румянце на бледных щеках, о пылающих глазах. Героиня Эдгара По – вот на кого походила Мел. Два напоминания о По за один вечер. Нью-Йорк явно решил показать мне свою темную сторону.

– Что между вами произошло? – спросила я. – И когда?

Стоило Мел заговорить, и остановиться она уже не могла. Они с Лексом случайно столкнулись на одной вечеринке спустя неделю после нашей памятной встречи в пабе. В результате напились и провели ночь в одной постели. Эта случайность разрослась в представлении Мел до невообразимых размеров. Она обсасывала каждую банальную подробность, как это принято у несчастных влюбленных, цеплялась за мелочи, искала доказательства ответного чувства.

– …а потом он сказал, что позвонит, но три дня от него не было никаких известий… а я подумала, что он, наверное, не хочет звонить мне домой, потому что там Фил – это мой парень… – пояснила Мел как бы между прочим, – …поэтому я сама ему позвонила и нарвалась на автоответчик… и тогда я оставила сообщение, сказала, что Фила на следующий день не будет, и Лекс сможет мне позвонить, но он все не звонил и не звонил, точнее, кто-то однажды позвонил и повесил трубку, и я попыталась выяснить, откуда звонили, но оказалось, что звонили из автомата, так что я подумала: может, это Лекс, и у него кончились деньги…

Я слушала вполуха и то лишь в надежде, что в словесном потоке вдруг всплывет что-то важное. Невыносимо слышать о столь знакомой мне разрушительной силе, когда случайный поступок одного человека вдруг открывает шлюзы в другом, и наружу вырывается мощный поток пугающий чувств.

– …и я стала ему звонить и вешать трубку, обычно у Лекса включен автоответчик, и если ты успеваешь повесить трубку до того, как раздастся щелчок, то автоответчик не фиксирует звонок, но иногда мне хотелось слышать его голос… потом я узнала, что он отправляется в Нью-Йорк, и решила поехать следом. – Ее голос звучал убийственно серьезно. – Я должна была знать, что он делает, что ему нужно. Вдруг я могу помочь… Как только я узнаю, что ему нужно, все будет в порядке, я же знаю, он меня любит, нужно только выяснить, чего ему хочется…

Может, словесный поток очищал от гноя открытую сердечную рану, кто знает. Я еще потому старалась не слишком прислушиваться, чтобы печальная история Мел не проникла в меня, не обволокла мои кости и не начала их разъедать, словно концентрированная кислота.

Мел внезапно замолчала. Казалось, она ждет ответа. Я лихорадочно соображала, что же она сказала.

– Как я узнала, что это была ты? – наугад спросила я.

Мел кивнула.

– Ну, ты пару раз попалась мне на глаза. Ведь это ты прошла мимо «Клюшек» несколько дней назад? В вязаной шапочке-шлеме? А сегодня в парке у Вашингтон-сквер я видела тебя на ступенях, ты была в своей шинельке, да и шапочка показалась мне знакомой. Я видела ее в магазине, она еще мне приглянулась, но когда я вернулась, шапочка уже исчезла… А еще сегодня в кофейне рядом со мной сидел парень в похожей вязаной шапочке, надвинутой на наушники. И я почему-то вспомнила, что когда мы познакомились, у тебя тоже был плейер. И все встало на свои места…

– Ты сказала Лексу?

– Нет. Хотела сначала убедиться, что ты – это ты.

– Ты собиралась рассказать мне, что он делал все это время.

Мел остановилась. Мы стояли в темном узком проулке, с двух сторон нависали здания, словно стремясь закрыть клочок черного неба. Нью-Йорк обладает странным свойством – этот город словно втискивает тебя в одно краткое мгновение. Возможно, именно поэтому меня здесь не покидало чувство, будто я живу между кавычек.

Мел маячила в темноте плохо различимым силуэтом, я никак не могла разглядеть ее лица. Но пристальный взгляд словно опалял меня – таким он был жгучим. Опасно говорить ей слишком много. Например, о том, что Лекс встречается с Ким.

– Ну… Лекс тусуется там-сям… Одну ночь провел у меня. Ты же караулила у дома, когда мы вернулись, так? Мы еще завалились всей толпой: Лекс, моя подруга Ким, Лео и я… Когда я потом вышла из дома, мне почудилось, что за мной следят, но я решила, что у меня приступ паранойи.

– Он ночует у нее? – с подозрением спросила Мел. – И сейчас он в баре. С ней.

Я беззаботно отмахнулась:

– А несколько дней назад Лекс был в баре со мной. И даже у меня ночевал.

– Знаю, – сказал Мел, и что-то в ее голосе мне не понравилось.

– Лекс кочует по знакомым, – проговорила я все тем же непринужденным тоном. – Ему негде остановиться.

– Теперь негде, после того как убили ту девушку, – тут же сказала Мел. – В Лондоне он мне о ней ничего не говорил. Он даже не сказал, что знаком с ней.

Интересно, с какой стати Мел решила, будто Лекс должен сообщать ей о своих планах?

– Сейчас все напуганы, – переменила я тему. – Тебе известно, что в галерее произошло еще одно убийство?

55
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru