Пользовательский поиск

Книга Здесь курят. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

– Не хочешь немного выпить со мной вечером, после шоу Кинга? – спросил Ник. Полли взглянула ему в лицо.

– Выпить?

– Студия расположена на углу Масс авеню и, как ее, Третьей, что ли. Мы можем зайти в «Иль Пеккаторе».

Ресторан этот недавно прославил сенатор Финистер, племянник убитого президента: официантка вошла с подносом в снятый им кабинет и обнаружила, что сенатор завалил на стол свою молодую помощницу. Происшествие попало в газеты, и с тех пор туристские автобусы останавливаются вплотную к выставленным на тротуар столикам «Иль Пеккаторе», и гиды орут в мегафоны: «Вот здесь произошел тот самый случай с сенатором Финнстером», и туристы из Индианы щелкают фотоаппаратами, а несчастные посетители, которых угораздило усесться перекусить на свежем воздухе, давятся своим рокет-сапатом и кальмарами, стараясь не чувствовать себя статистами в порнографическом шоу.

– Я..!

– Ну, соглашайся.

– Нет, пожалуй, не стоит.

– Почему?

– У меня обед с Комитетом сознательных водителей.

– Тогда после обеда. Когда он закончится? С секунду ему казалось, что Полли вот-вот согласится. Но она сказала:

– Я правда не смогу. Как-нибудь в другой раз.

Глава 8

Сэмми Наджиб, режиссер шоу Лэрри Кинга и сама по себе явление природы – шесть футов с хвостиком, дородная, добродушная, – встретила Ника в приемной и повела его в гримерную.

– Я в свое время курила как паровоз, – сказала она.

– Никогда не поздно начать заново. Кстати, кто у вас во второй части программы?

– Вам лучше об этом не знать, – сказала Сэмми. Ник остановился.

– Случаем, не больной раком ребенок?

– Да нет. Вы не у Опры. Но примерно из той же оперы.

– Так кто?

– Поверьте, вы с ним не столкнетесь, обещаю. Я позаботилась об этом.

–Кто?

– Лорн Латч.

– Я должен выступить в одном шоу с Перекати - Полем? Вы спятили?

– Вы ни с кем выступать не должны. Две совершенно разные части программы. И это не подстроено, уверяю вас. Лэрри очень хотел вас заполучить, но после ему позвонили из Атланты и сказали, что нужно взять кого-то с другой, так сказать, стороны – для равновесия.

– Для равновесия, – пробормотал Ник.

– Все будет хорошо. Лэрри страшно понравилось ваше выступление у Опры. Он ваш поклонник. И он сам когда-то выкуривал по три пачки в день.

– Привет, – сказала гримерша. Ник, все еще негодуя в душе, уселся перед зеркалом. Господи, Перекати - Поле! Больше двадцати лет он был истинным символом не вылезающего из седла американского курильщика, в давние счастливые дни его словно бы из гранита высеченное, покрытое глубокими морщинами лицо можно было увидеть на задней обложке любого журнала, на рекламных щитах, на экранах телевизоров. А теперь он дышит сквозь проделанную в гортани дырку и с каждым вдохом и выдохом, коих, если верить Гомесу О'Нилу, возглавляющему разведслужбу Академии, ему, слава богу, осталось немного, мостит себе дорогу к Жемчужным Вратам, предупреждая всех и каждого о вреде курения. Как это ни смешно, но именно Ник уговорил руководство компании «Тотал Тобакко» не подавать на Лорна в суд за нарушение контракта, убедив ее директоров, что судебное преследование умирающего человека, имеющего троих детей и дюжину внуков, лишь повредит доброму имени табачной индустрии, тем более что хриплые призывы, с которыми Перекати - Поле обращался к американскому юношеству, сделали из него любимца средств массовой информации (во всяком случае, национальных, которым так и так запрещено рекламировать сигареты). «Может быть, – подумал Ник, – мне стоит сегодня выставить в свое оправдание эту трогательную подробность». Сэмми слонялась поблизости, словно опасаясь, что он, даже не сняв нагрудника, удерет из гримерной по пожарной лестнице. Лэрри Кинг встретил его очень радушно.

– Рад вас видеть. Спасибо, что пришли.

– Ну что вы, – выдавил Ник. Трапецеидальные мышцы его свело от напряжения. Ох, не избежать ему скорого свидания с доктором Витом. Собственно говоря, свидание (доктором Витом не помешало бы ему и сейчас.

– Знаете, я выкуривал по три пачки в день, – сообщил Лэрри. – И должен при знаться, меня и сейчас тянет покурить. Мы с вами проведем сегодня отличное шоу. Масса звонков. Весьма эмоциональных.

– Насколько я понимаю, вторым у вас идет Лорн Латч, – сказал Ник. Лэрри пожал плечами:

– Ничего не поделаешь. Но знаете, что я вам скажу?

– Что?

– Он очень приятный человек.

– Да, мне уже говорили. – кстати, вам известно, как называется эта дырка? Та, что в гортани. Стома. Слово, скорее всего, греческое, так?

– Несомненно. – Ник подключил свой наушник.

– Добрый вечер всем, кто нас видит. Мой первый гость сегодня – Ник Нейлор, общественный представитель табачного лобби в Вашингтоне. Добрый вечер, Ник.

– Добрый вечер, Лэрри.

– Пару дней назад вы выступали в шоу Опры и наделали шуму, не так ли?

– Похоже на то, Лэрри.

– А теперь министр здравоохранения вместе с Главным врачом требуют, насколько я понимаю, вашей отставки. Такое нечасто случается, верно?

– Ну, в том, что касается табака, этих двух дам вряд ли можно назвать людьми непредубежденными. Хотя мне казалось, что сообщение о готовности нашей индустрии потратить пять миллионов на широкую кампанию по борьбе с курением подростков могло бы их и порадовать. Но, по-видимому, верх взяли политические соображения. Очень жаль.

– Пять миллионов – это большие деньги.

– Немаленькие, Лэрри.

– Позвольте мне спросить вас кое о чем, Ник. Курение – занятие вредное, так? Я имею в виду…

– Нет, Лэрри, это не вполне верно.

– Я был заядлым курильщиком, перенес три сердечных приступа и операцию шунтирования сердца. И мой врач сказал, что выбор у меня невелик – либо бросить курить, либо умереть.

– Мне не хотелось бы обсуждать вашу историю болезни, Лэрри. Тем более что неизвестно, насколько распространены в семействе Кингов сердечные заболевания. Разумеется, я рад, что вы чувствуете себя лучше. Но если вы согласитесь немного отвлечься от частных случаев и перейти к научным данным, то факты таковы: девяносто шесть процентов заядлых курильщиков вообще не подвержены серьезным заболеваниям.

– Вам не кажется, что в это трудновато поверить?

– Ну, конечно, насморки, там, головные боли и прочие заурядные расстройства, к примеру, бурсит большого пальца стопы… Бурсит?

– …у них случаются, но настоящими, серьезными заболеваниями они не страдают.

– Откуда у вас такие сведения?

– Из Национального института здравоохранения, что в Бетесде, штат Мэриленд. – Пускай НИЗ завтра опровергнет его; завтра людей будет интересовать другое – Босния, повышение налогов, новый фильм Шерон Стоун, последний роман Пэтти Дэвис о том, какой стервой была ее мамочка. И Ник добавил до кучи: – И из Центра по контролю заболеваемости, Атланта, штат Джорджия.

– Это действительно новость, – Лэрри пожал плечами. Лэрри был человеком слишком вежливым, чтобы называть своих гостей бессовестными врунами. Наверное, потому он так и нравился Россу Перо. Если Нику хоть немного везет, никто из сотрудников НИЗ и ЦКЗ его сейчас не видит.

– Разумеется, – сказал Ник, – и мадам Фуриозо, и Главный врач, а они обе, как и прежде, отказываются дискутировать со мной по этим вопросам, не хотят, чтобы это стало известным, потому что опасаются сокращения своих бюджетов. Печально, но правда.

– Очень интересно.

– Существует множество связанных с табаком фактов, – со вздохом сообщил Ник, – которые правительство предпочитает утаивать от народа. Ну, скажем… Что «скажем»? – …скажем, тот неоспоримый научный факт, что табак отдаляет возможность развития болезни Паркинсона.

– То есть нужно только дождаться, когда нам стукнет шестьдесят пять, а там начинать дымить что есть мочи?

– Нет, Лэрри, мы никого курить не уговариваем. Наше дело – знакомить людей с тучными фактами. Например, с только что опубликованным отчетом, показывающим, что табачный дым способствует восстановлению озона, уничтожаемого хлорофторуглеродами.

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru