Пользовательский поиск

Книга Выход из мрака. Содержание - Глава 21

Кол-во голосов: 0

Положив ладонь на затылок Лейн, он погладил ее волосы и прильнул губами к ее губам.

Когда он поцеловал ее, она негромко застонала, уступая ему. Господи, как он любит эти звуки, которые она издает, эти соблазнительные вздохи и ахи, говорящие ему без слов, как воздействуют на нее его касания.

— Джонни Мак… — Уилл вбежал к кабинет. — О, извините. Я не знал, что вы… Виноват.

Уилл замер в нескольких футах за порогом, покраснев от смущения.

Лейн резко оборвала поцелуй и толкнула в грудь Джонни Мака, но он удержал ее, не желая отказываться от своих притязаний на эту женщину.

— Уилл, позволь мне объяснить, — сказала Лейн.

— Тут нечего объяснять, — пожал плечами мальчик. Джонни Мак обнял Лейн за плечи:

— Твоя мать и я любим друг друга. Мы пока не строили никаких планов на будущее, но обещаю, что когда придет время серьезных решений, ты будешь участвовать в их принятии. Твоя мать не сделает ничего…

— Оставьте это, ладно? — сказал Уилл. — Если у вас с мамой что-то происходит, я не против. — Мальчик выпятил грудь и выпрямился. — Только помните, что если обидите ее, то дадите мне ответ.

— Буду иметь это в виду. — Джонни Мак с трудом сдержал улыбку. У него замечательный сын.

— Уилл, дорогой, тебе что-то было нужно? — спросила Лейн.

— Да. Куинн послал меня сказать вам, что здесь мистер Фостер, частный детектив, которого нанял Джонни Мак. И у него есть сведения, доказывающие, что кто-то, кроме мамы, имел веский мотив для убийства Кента.

Глава 21

Джонни Мак обменялся крепким рукопожатием с Уайеттом Фостером и жестом предложил ему сесть, но рослый, крепкий частный детектив покачал головой.

— Лучше постою, — сказал он, голос его напоминал шуршание наждачной бумаги по металлу.

Фостер кивнул в знак приветствия Лейн и бросил быстрый взгляд на Уилла. Властный вид этого человека, возможно, устрашал многих, подумала Лейн. Но ее теперь не страшили никто и ничто. Это было хорошо, потому что она находилась в комнате с тремя сильными мужчинами. Краем глаза она увидела Уилла, стоявшего слева от Джонни Мака, и исправила свой счет до четырех сильных мужчин. Уилл, вне всякого сомнения, пошел в отца. Крепкий. Упорный. Красивый. Растущий превосходным представителем сильного пола.

— Насколько я понимаю, вы раздобыли сведения, которые могут помочь нам, — Джонни Мак опустил руку и взял Лейн за пальцы.

— Да. Кажется, я нашел нового подозреваемого. Но видите ли, у меня это просто интуитивная догадка.

— Мы примем ее, — сказал Куинн. — Я ведь все знаю о ваших догадках. — И, повернувшись к остальным, объяснил: — Если Уайетту Фостеру что-то подсказывает интуиция, значит, дело обстоит именно так. Его догадки — почти гарантия.

Куинн высоко отзывался об этом бывшем полицейском из Далласа, услугами которого пользовался во многих делах. Раз Куинн доверяет ему, почему не доверять и ей? В конце концов, ее новый адвокат не проиграл ни единого дела, и она должна верить, что он найдет способ доказать ее невиновность.

Губы Фостера шевельнулись, но он не улыбнулся.

— Нужно ли присутствовать при этом ребенку? — Он бросил взгляд на Уилла.

— Могу уйти. — Мальчик направился к двери.

— Нет. — Джонни Мак схватил сына за руку. — Уилл не ребенок. Он уже молодой мужчина. И эта неприятность касается его не меньше, чем всех нас. Он останется.

И тут Лейн поняла, почему любит Джонни Мака, почему всегда любила. Никакие его слова или поступки не расположили бы Уилла к нему больше, чем этот поступок. Из него может получиться замечательный отец.

— Мама, ты не против? — спросил Уилл.

— Нет, конечно, — ответила она, внезапно поняв, как важно для мальчика отцовское понимание мужской психологии в противовес женскому, материнскому стремлению защитить.

— Приступайте, Фостер, — сказал Куинн. Частный детектив открыл коричневый кожаный портфель и достал папку.

— Я задокументировал все сведения, кроме того, тут есть несколько фотографий.

— Отдайте папку Куинну, — сказал Джонни Мак. — И расскажите, что вам удалось выяснить.

— Джеймс Уэйр, мэр Ноблз-Кроссинга и муж Эдит Уэйр, уже довольно долго имеет роман с владелицей салона красоты Арлин Дотен. — Фостер покосился на Уилла, откашлялся и продолжал: — Своих денег у этого человека, можно сказать, нет. Деньгами распоряжается его жена, и они подписали предбрачный договор об имущественных отношениях супругов. Поэтому возникает вопрос: как он расплачивался за новую машину мисс Дотен? Полгода назад он купил в Хантсвилле «бьюик» на ее имя. А в Декейтере словоохотливый ювелир опознал Джеймса Уэйра по фотографии, которую я показал ему. Похоже, за последние несколько лет мистер Уэйр купил своей подружке несколько дорогих ювелирных украшений. Кольцо с рубином. Усеянные бриллиантами часики. Парочку золотых ожерелий и бриллиантовый кулон в форме сердца.

— Любопытно, — сказал Куинн. — Как человек, материально зависящий от жены, платит за машину и дорогие украшения?

— Мало того, — продолжал Фостер. — Было совершено несколько развлекательных путешествий. На Ямайку. В Смоки-Маунтинз. В Аспен. И даже в Диснейленд, куда брали двоих детей мисс Дотен.

Джонни Мак негромко, протяжно свистнул.

— Джеймс тянет откуда-то денежки. Хотите догадаться откуда?

— У Эдит, — сказала Лейн.

— Бабушка ни за что не дала бы ему таких денег, сказал Уилл. — А путешествия, в которые ездил Джеймс, вчитались деловыми поездками, на съезды, где собирались мэры других городов.

Джонни Мак усмехнулся:

— Мисс Эдит не давала ему денег. Он крал их у нее.

— Конечно! — горячо согласилась Лейн. — Джеймс стал адвокатом мисс Эдит и нашим семейным адвокатом после смерти своего отца. Он заботится обо всех денежных вкладах мисс Эдит. Ему нетрудно присваивать какие-то суммы.

— Неизвестно, сколько денег он у нее похитил. — Джонни Мак обратил взгляд на Уайетта Фостера: — Не нашли никаких потайных банковских счетов?

— Если у этого человека есть секретный банковский счет, то, видимо, в Швейцарии, — предположил Уайетт.

— Я понимаю, что это уличающие сведения, — сказала Лейн. — Но не представляю, что общего может быть между тем, что Джеймс присваивал деньги мисс Эдит, и убийством Кента или как это может мне помочь.

Уайетт задумчиво приподнял брови:

— Это всего-навсего предположение… Но что, если еще кто-то разузнал о том, в чем мы подозреваем Джеймса? И пригрозил разоблачить его? И что, если этот кто-то был Кентом Грэхемом? На мой взгляд, это дало бы Джеймсу Уэйру очень веский мотив для убийства!

Лейн прикрыла ладонью рот. Возможно ли, чтобы мягкий, добродушный подкаблучник Джеймс оказался способным на убийство?

— Но у вас нет никаких доказательств, что Кент знал о делишках Джеймса или угрожал ему. — Уилл обнял мать за плечи. — Что толку в этих сведениях, раз вы не можете подтвердить свою теорию? К тому же я не верю, что Джеймс способен хотя бы обидеть муху, тем более убить кого-то.

— Я просто вестник, — ответил Уайетт. — С участниками этой игры лично не знаком. Но знание человеческой природы подсказывает мне, что при достаточной мотивировке на убийство способен каждый.

— Добиться правды от Джеймса будет нетрудно. — Джонни Мак согнул пальцы и свел большие руки так, словно душил кого-то.

— Не совершай никаких глупостей, — посоветовал Куинн.

— Я только собираюсь утром первым делом нанести мэру непродолжительный визит.

— Я поеду с тобой, — сказала Лейн.

— Нет, милочка. Я займусь этим сам. Поговорю с Джеймсом один на один, как мужчина с мужчиной.

* * *

Арлин удовлетворенно вздохнула, лежа на кровати в задней комнате салона красоты и глядя, как Джеймс одевается. По меркам большинства женщин, он не такой уж красавец. Среднего роста, не особенно крепкого сложения, с намечающимся брюшком. Поредевшие волосы тронуты сединой. Но для нее он сказочный принц. Она очень любит этого человека и не может дождаться того дня, когда им не нужно будет таиться. Ей хочется только понежиться с ним и начать новую жизнь где-нибудь за пределами Ноблз-Кроссинга. Но Джеймс все твердит, что им нужно побольше денег. Неужели не понимает, что она готова жить с ним в палатке, лишь бы только быть вместе?

47
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru