Пользовательский поиск

Книга Выход из мрака. Содержание - Глава 20

Кол-во голосов: 0

— Никто не поверит тебе. Слышишь? Какую грязную ложь ты бы ни разносил, никто тебе не поверит.

— Вот как? Разве то, что я знаю, не объясняет, почему Мэри Марта всю жизнь мучается психическими и эмоциональными проблемами?

— Она просто хрупкая, как и моя мать, — возразила, вздернув нос, Эдит.

— Может, так оно и есть, однако…

— Я отказываюсь слушать твои измышления.

Заткнуть рот Джонни Маку было не так-то легко. Лейн затаила дыхание, ждущая, заинтригованная, слегка боящаяся той правды, которую он собирался открыть.

— Мэри Марта сказала, что мы с ней вполне можно заниматься сексом, что не важно, если я ее брат. Что он и Кент…

Эдит пронзительно вскрикнула, потом зажала рука ми уши и громко заголосила. Лейн взглянула на Джонни Мака, безмолвно прося помощи. Господи! Господи! Он имеет в виду, что… Нет! Не может быть. Какую бы ненависть она ни питала к Кенту, как бы дурно он ни обходился с ней, неужели он действительно был способен… Нет. Господи, нет.

— Успокой же ее! — потребовала Лейн. Джонни Мак схватил Эдит за плечи и сильно затряс, потом отвел ее руки от ушей и сжал их, не давая ей уйти.

— Кент состоял в кровосмесительной связи с Мэри Мартой с тех пор, как ей пошел двенадцатый год.

— Не-е-ет… — Неудержимо рыдая, Эдит беспомощно повалилась на грудь Джонни Мака.

Лейн ахнула. Колени ее ослабли, ноги стали будто резиновыми. Она села на ближайший стул. Сцепив дрожащие руки, заставила себя дышать медленно, ровно. Но в голове у нее продолжали звучать слова Джонни Мака. Снова и снова, словно фраза из какого-то отвратительного телефильма.

«Кент состоял в кровосмесительной связи с Мэри Мартой с тех пор, как ей пошел двенадцатый год».

Глава 20

Бадди Лоулер выскочил из своего кабинета:

— Что здесь происходит, черт возьми?

Прежде чем кто-то из его людей успел объяснить, Бадди увидел Гленна Мэниса, которого держали рядовой Майк Дэвис и сержант Том Бэдлоу. Этого осложнения он ожидал. Как-никак Джеки с Гленном были любовниками около года, так что, вполне естественно, Гленну захотелось кое-что выяснить. Однако если не уладить с ним дело, он может доставить множество беспокойств. Бадди неторопливо подошел к Гленну и улыбнулся:

— Парень, что это с тобой? Спятил?

— Я не спятил, — ответил Гленн, пытаясь вырваться. — И Джеки тоже не была спятившей.

— Обещай, что успокоишься и будешь вести себя разумно, тогда Том и Майк выпустят тебя, — сказал Бадди.

— Обещаю. — Гленн перестал вырываться, но его взволнованное дыхание напоминало фырканье быка, готового пустить рога в ход. — Я только хочу получить ответы на несколько вопросов.

Бадди махнул рукой державшим Гленна полицейским:

— Отпустите его.

Те повиновались. Гленн тут же вытащил платок из заднего кармана и утер пот с полного красного лица.

— Мы с Ронни, дядей Джеки, занимаемся похоронными приготовлениями, и мне нужно знать, когда выдадут ее тело.

Бадди вздохнул с явным облегчением. Меньше всего ему хотелось сажать в камеру любовника Джеки Каммингс. Чем скорее закончится эта история, чем раньше похоронят Джеки, тем лучше будет для всех, особенно для Мэри Марты. Поэтому он потребовал немедленного вскрытия. Пусть ее смерть объявят самоубийством и поставят на этом точку.

— Зайди ко мне в кабинет, Гленн, — сделал приглашающий жест Бадди. Пропустил его вперед, потом вошел сам и закрыл дверь. — Садись. — Бадди указал на стул посреди комнаты, потом уселся на край стола и скрестил руки на груди.

— Я попросил дока Томпсона в виде одолжения сделать вскрытие, если возможно, сегодня. Он закончил работу примерно полчаса назад и сразу же отправил мне заключение. — Изогнувшись, начальник полиции протянул руку назад и взял папку, лежавшую на массивном металлическом столе. — Можешь позвонить в похоронную контору, сказать, пусть утром заберут тело Джеки.

Глаза Гленна наполнились слезами. Бедняга, подумал Бадди. Наверное, в самом деле любил Джеки, хотя примерно четверть мужчин в городе переспали с ней как минимум один раз. Черт, еще когда он учился в школе, Джеки трахалась с ним и половиной футбольной команды.

— Док Томпсон согласен с тем, что Джеки застрелилась? — спросил Гленн и высморкался в белый, пропитанный потом платок.

Бадди хлопнул папкой по ладони и театрально вздохнул:

— Да, Гленн.

Тот издал не то хмыканье, не то стон и потряс головой:

— Но мне это совершенно непонятно. У нее не было причин совершать самоубийство. У нас был разговор о том, чтобы пожениться, и она сказала, что… в общем, что скоро разбогатеет.

— Если хочешь, могу дать тебе копию записки о самоубийстве, — сказал Бадди. — Но мисс Эдит уже видела ее и сказала, что записка наверняка написана почерком Джеки.

— Я не сомневаюсь ни в словах мисс Эдит, ни в чем, однако все же хотел бы взглянуть на эту записку.

Гленн оторвал широкий зад от стула и сунул носовой платок в задний карман.

Бадди раскрыл папку, полистал бумаги, достал листок с ксерокопией и подал Гленну, тот чуть дрогнувшей Рукой потянулся за ней. Пока Гленн медленно читал текст, словно бы изучая каждое слово, на глаза его снова навернулись слезы. Он несколько раз сглотнул, словно бы силясь не разреветься, как ребенок.

Эти слова Бадди знал наизусть. Он перечел эту записку не менее десяти раз. «Пожалуйста, простите меня за этот трусливый уход из жизни. Я совершила в жизни несколько ужасных поступков, однако надеюсь, что Господь возьмет меня на небо, несмотря на все мои грехи. Другого выхода у меня нет. Мне очень жаль. Джеки».

Записка говорила о многом, но ничего не объясняла. Но Бадди видел записки о самоубийстве, в которых говорилось еще меньше. И расследовал немало дел, когда самоубийцы не оставляли никаких записок.

— Послушай, Бадди, смысла в этой записке не больше, чем в самоубийстве Джеки. — Гленн так крепко сжимал листок, что он помялся. — Если б ее что-то так сильно беспокоило, она бы непременно сказала мне.

Бадди сполз со стола, подошел к Гленну и утешающее сжал ему плечо:

— Я очень сожалею о случившемся и знаю, что у тебя есть вопросы, на которые ответить не могу. И никто не может, кроме самой бедняги Джеки. Видимо, что-то очень тяготило ей душу, раз она прибегла к самоубийству.

— Никак не могу поверить, что она покончила с собой. — Гленн несколько раз шмыгнул носом, сдерживая слезы. — Пистолета у нее не было. Вряд ли она хотя бы знала, как из него стрелять.

Бадди похлопал его по спине:

— Доказательство бесспорно. Док Томпсон и я пришли к выводу, что Джеки застрелилась. А что касается пистолета… она взяла его из коллекции мистера Джона Грэхема, хранящейся на чердаке. Мисс Эдит хорошо помнит, что говорила Джеки о той коллекции, когда они обсуждали ее коллекцию чайников.

Гленн поднялся. Листок выпал из его руки и плавно опустился на пол. Бадди обнял его за плечи и вывел из кабинета, из здания участка на улицу, где у тротуара стоял старый «шевроле-пикап» Мэниса. Жаркое солнце, опускалось на западе к горизонту. Оглядев улицу, Бадди обратил внимание, что машин на ней немного и тротуары почти пусты. Ноблз-Кроссинг с наступлением темноты превращался в тихий, сонный городок. И это ему нравилось. Ничего буйного, грубого не происходило, по крайней мере, на виду. Секс и грех в Ноблз-Кроссинге совершались за закрытыми дверями. Главным образом после наступления темноты.

— Будь осторожен, — сказал Бадди. — И сообщи мне о ходе приготовлений к похоронам. Мисс Эдит хочет присутствовать. И, само собой, я буду там.

— Это очень любезно со стороны мисс Эдит. Джеки прямо-таки восхищалась ею. И очень обрадовалась, когда получила работу медсестры Мэри Марты.

У Гленна перехватило горло. Он поджал губы, чтобы не заплакать. Потом сел в машину и в упор взглянул на Бадди. По его круглым щекам текли слезы.

Когда пикап скрылся, Бадди вздохнул с облегчением. Он боялся встречи с Гленном, так как не был уверен, что сумеет убедить любовника Джеки в ее самоубийстве.

45
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru