Пользовательский поиск

Книга Выход из мрака. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

Комната Мэри Марты находилась в конце коридора. Мальчик немного постоял у закрытой двери, несколько раз глубоко вздохнул и морально приготовился к тому что обнаружит, войдя в комнату тети. Когда постучал, Джеки Каммингс тут же открыла дверь.

— О, привет, Уилл. — Она отступила, чтобы дать пройти мальчику. — Мисс Эдит сказала, что ты идешь сюда. Надеюсь, тебе удастся успокоить тетю. Видишь, она учинила разгром в комнате, но мисс Эдит не позволила дать ей успокоительного. И, пожалуй, она права. Мы держим Мэри Марту в состоянии одури со дня похорон твоего отца… то есть Кента.

Уилл быстро обежал взглядом комнату. Детская. Приют маленькой девочки. Повсюду разбросанные куклы, валяющееся на полу постельное белье, подушки и книги наводили на мысль, что у маленькой девочки, живущей здесь, был сильный приступ раздражения.

Мэри Марта, забравшись в дальний угол, сверкала глазами и методично вырывала из книги лист за листом. Бумага падала на пол, словно осенние листья с ветвей.

— Никаких сказок на ночь. Никаких сказок на ночь, — твердила она, уничтожая книгу.

Уилл сделал несколько неуверенных шагов в ее сторону. Он сам не знал почему, но между ним и Мэри Мартой существовала какая-то особая связь. Всегда, насколько он помнил. Теперь он думал, что они с инфантильной тетей когда-то привязались друг к другу, потому что он сам был ребенком. Но по мере того как он становился старше, связующие их узы не рвались. Мэри Map та часто называла его мой ребенок, и когда на нее находил один из капризов, его родители позволяли ей лелеять фантазию, что мать его она, а не Лейн.

— Тетя Мэри Марта?

Услышав его голос, она тут же перестала выдирать листы.

— Уилл?

Она стала оглядывать комнату. Когда взгляд упал на него, улыбнулась. Улыбка была слабой, болезненной. Такой же, как тонкая женщина, которая протягивала к нему руки.

— Уилл, это ты?

— Да, мэм. Я. Бабушка сказала, вы неважно себя чувствуете, вот и пришел вас проведать.

— О, мой милый ребенок.

Мэри Марта бросила на пол испорченную книгу и плавно, словно плывущий по воздуху дух, направилась к нему.

Мальчик всегда считал, что его тетя похожа на ангела. Высокая, стройная, тонкокостная. С бледной кожей, рыжевато-белокурыми волосами и светло-карими глазами. Сейчас она выглядела особенно бледной и тонкой. И ниспадающее свободными складками белое платье усиливало эту неземную иллюзию.

Уилл встретился с ней посреди огромной комнаты. Подняв дрожащую руку, Мэри Марта коснулась пальцами его щеки и погладила ее с непередаваемой нежностью.

— Тебя забрали у меня и сказали, что ты умер. Но я знала, что это неправда. Ты мой милый ребенок, уже выросший.

— Да, мэм.

Она продолжала гладить его лицо.

— Я болела. Вот почему не могла о тебе заботиться. Вот почему ты живешь у Лейн.

— Да, мэм.

Мальчик слышал это уже не раз. В одном из своих бредовых состояний Мэри Марта считала, что он ее ребенок. Почему, Уилл не имел понятия. Если кто-то в семье и знал, то не говорил ему. Все утверждали, что не представляют, почему его тетю как будто преследует мысль об утрате несуществовавшего ребенка.

Схватив мальчика за руку, Мэри Марта потянула его, приглашая следовать за ней.

— Говорят, Кент мертв. Но я им не верю. Он бы ни за что не ушел, покинув меня. Он обещал, что никогда меня не покинет.

Как ответить на это? Что можно сказать, чтобы это не было полнейшей ложью и вместе с тем не расстроить ее?

— Вы не устали, тетя Мэри Марта? Не хотите прилечь? Я бы мог посидеть, почитать вам, пока не уснете.

Вы всегда любили, чтобы я читал вам.

— Когда я была маленькой, мне обычно читал Кент. Мэри Марта подвела Уилла к книжным полкам на дальней стене. Теперь книги валялись на полу. Через одни , она перешагнула, на другие наступила.

— Почитай мне «Ганселя и Гретель». — Она взглянула на ряд книг, ища эту волшебную сказку. Не найдя, сразу же повернулась к Уиллу. — Этой книги здесь нет. Кент спрятал ее от меня, да? Иногда он прячет от меня книги, пока я… пока я… — Словно внезапно осознав, что пол завален книгами, Мэри Марта опустилась на колени и стала рыться в них. — Эта сказка мне особенно нравится, когда ее читаешь ты, Уилл. — Схватила тонкую книжку в переплете с разорванным корешком и выпадающими листьями: — Вот она. Кент тоже любит ее больше других.

Уилл помог тете подняться на ноги. Едва взяв ее за талию, понял, что она стала еще более худенькой, чем месяц назад. Лилли Мэй не раз говорила, что его тетя представляет собой кожу да кости. Он подвел Мэри Mapту к кровати. Встретил вопросительный взгляд Джеки, потом глянул на незастеленную кровать и кивнул.

— Дай мне пару минут, чтобы постелить простыни и одеяло.

Джеки стала суетливо собирать разбросанные постельные принадлежности.

Мэри Марта неодобрительно взглянула на нее и печально покачала головой.

— Мама говорит, в наши дни все труднее и труднее найти хорошую прислугу, — сказала она Уиллу вполголоса. — Не Нужно говорить маме, что постель была не готова. Она очень рассердится. Кент говорит, беспокоить папу и маму нельзя. Они очень заняты. У них нет времени для нас. Говорит, мы должны полагаться друг на друга. Кент любит меня больше, чем кого бы то ни было. И я его тоже.

Джеки откашлялась. Уилл увидел, что постель она постелила, лишь покрывало по-прежнему валялось на полу.

— Пойдемте. — Уилл подвел тетю к кровати. Она села на край и улыбнулась ему. — Ложитесь, — сказал он. — Я вас укрою.

— А потом почитай мне. — Уголки ее тонких бледных губ загнулись вверх в легкой печальной улыбке.

Когда она вытянулась на двуспальной кровати с пологом, Уилл набросил розовую верхнюю простыню и такого же цвета одеяло ей до талии. Наклонясь, поцеловал в лоб и потянулся за Книгой, которую она держала в руках. А когда пошел за креслом-качалкой, чтобы поставить его поближе к кровати, Мэри Марта крикнула:

— Не уходи от меня!

— Не ухожу, — успокоил ее Уилл, — я только… Джеки быстро поставила кресло к ночному столику.

— Спасибо, — поблагодарил Уилл. — Думаю, здесь я управлюсь сам. Может, спуститесь, скажете бабушке, что тете Мэри Марте гораздо лучше?

— Хорошо. Но я недолго. Вдруг понадоблюсь.

Уилл сел в кресло-качалку, раскрыл потрепанную книгу о Ганселе и Гретель и начал читать, как у них было заведено, то и дело останавливаясь, чтобы она могла посмотреть иллюстрации. Когда он дочитал сказку, тетя его уже спала с выражением ангельской безмятежности на красивом лице.

Мальчик всю жизнь удивлялся, почему его тетя такая. Почему так часто уносится мыслями в мир фантазий? Почему, когда не в себе, думает, что он ее ребенок? Казалось, никто этого не знал. Лейн несколько лет назад пыталась объяснить ему, что некоторые люди до того хрупки и чувствительны, что не могут приспособиться к жизни.

Он положил книгу на ночной столик и повернулся, собираясь уходить. Бабушка ждала его в дверном проеме, позади нее стояла Джеки Каммингс.

— Она спит, — сказал мальчик.

— Спасибо, — ответила Эдит.

Когда Уилл подошел к порогу, обе женщины отступили, чтобы дать ему пройти. Джеки быстро вошла в спальню и устроила представление, разглядывая Мэри Марту, потом подняла с пола покрывало и расстелила поперек изножья кровати. Стоя в коридоре с Эдит, Уилл спросил ее:

— Что заставило тетю Мэри Марту переворачивать все вверх дном в своей комнате?

По лицу Эдит промелькнуло страдальческое выражение.

— Боюсь, это моя вина.

— Как так?

— У нас был Бадди Лоулер. Ты знаешь, как привязан он к Мэри Марте. Так вот, после его ухода я на какое-то время осталась с ней. После похорон Кента она вызывает у меня сильное беспокойство. И я по неосторожности упомянула о Кенте. Бедная девочка обожала своего брата и совершенно потеряла рассудок с… с тех пор, как он был убит.

— Моя мать не убивала Кента, — сказал Уилл. — И будь тетя Мэри Марта в себе, она встала бы на сторону мамы. Вы это знаете.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru