Пользовательский поиск

Книга Выход из мрака. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

У Джонни Мака вышел изнутри весь воздух, словно от сильного удара кулаком в живот. Уилл — его сын. В то долгое жаркое лето пятнадцать лет назад он наградил Шарон ребенком. Может, презерватив оказался дырявым. Может, он не воспользовался презервативом. Черт, невозможно вспомнить все разы, когда он трахался с Шарон в том июле. Тогда он занимался главным образом тем, что путался со всеми податливыми женщинами. Но у него всегда была под рукой пачка презервативов.

— Почему она обратилась к тебе? Вы не были ближайшими подругами.-Джонни Мак переступил с ноги на ногу, силясь подавить закипевший внутри гнев.

— Хотела одолжить у меня денег на аборт.

— Гм-м! Вполне в ее духе. Ей не хотелось обременять себя ребенком. Ну и почему ты не дала ей в долг денег? Я не могу понять, зачем тебе понадобилось губить свою жизнь, выходя замуж за Кента и воспитывая ребенка Шарон?

Лейн зажмурилась, словно пытаясь отогнать какое-то страшное воспоминание. В лунном свете блеснули слезы, катящиеся по ее щекам.

— Лейн?

Джонни Мак шагнул вперед, но, когда потянулся к ней, она отступила в сторону и замерла, вызывающе глядя на него. Лейн обладала необычайной силой, словно поняла за последние пятнадцать лет, что полагаться может только на себя. Он видел эту силу в ее холодных глазах, в напряженном, изогнутом теле, в окружавшей ее ауре самоуверенности. Эта женщина была не той девушкой, какую он знал. Такой же незнакомой ему, как и он ей.

— Я заключила сделку с Шарон. — Лейн сглотнула, чтобы очистить горло. — Если она не сделает аборт, я усыновлю ребенка.

— И она согласилась, зная, что ты сама еще ребенок?

— Мы… мы составили план, — объяснила Лейн. — После того как ты покинул город, Шарон спала с Кентом, уже догадываясь, что беременна. Мы думали, если она скажет ему, что ребенок его, он может поверить. А если я соглашусь выйти за него замуж и усыновить ребенка, то…

— То он наверняка захочет ребенка, раз ты будешь частью этой сделки. — Звук удара грома раздался в ночной тишине. — Черт! Но зачем? Зачем было выходить за человека, которому отказывала десятки раз, только для того, чтобы сохранить ребенка Шарон?

Лейн утерла слезы со щек.

— Это был твой ребенок. Все, что осталось мне от тебя. Я не могла позволить, чтобы с ним что-то случилось! Как не могу и теперь.

Повергнутый в переносном смысле на колени ее признанием, приниженный до желания упасть ей в ноги, Джонни Мак молчал. Горло его сильно перехватило. Он знал, что Лейн была влюблена в него несколько лет до его отъезда, но не представлял глубины ее чувств. Возможно, она была единственной женщиной в мире, любившей его. Притом так самоотверженно.

Ему хотелось заключить ее в объятия, утешить, поблагодарить за такой бесценный дар. Но он видел по ее настороженной позе, что она не хочет его прикосновения. Она любила его пятнадцать лет назад, любила так сильно, что принесла громадную жертву ради его ребенка, но как относится к нему сейчас? Насколько пятнадцать лет, жизнь с Кентом и постоянная ложь переменили Лейн? Возможно, теперь она его ненавидит. Если да, Джонни Мак не мог ее винить.

— Я была тогда очень глупой, правда? Но с тех пор очень повзрослела. Узнала много о любви. Что в ней есть и чего в ней нет. — Голос ее стал мягче. — Я была очень влюблена в тебя. — Вздохнув, она запрокинула голову к звездному небу. — Для меня сейчас важен только Уилл. Я бы на все пошла, чтобы защитить его.

— Даже на убийство Кента?

Он увидел боль в ее глазах, беззвучное шевеление губ, и тут же пожалел о сказанном. Но было уже поздно. Как поздно было возвращаться на пятнадцать лет назад и менять прошлое. Теперь он мог только принять вину за то, что наделал, за все зло, которое причинил. Где-то в глубине, в самых потайных уголках души он сознавал, что день расплаты наступит. Рано или поздно человек несет кару за свои грехи.

— Да, и даже на убийство Кента, — призналась она.

Голос ее прозвучал так тихо, что он едва расслышал его сквозь отдающиеся в ушах удары сердца.

— У тебя есть хороший адвокат? Джонни Мак отломил веточку ивы и принялся обрывать листья, стараясь не встречаться глазами с Лейн.

— Всеми моими делами занимается Джеймс Уэйр.

— Отчим Кента?

— После смерти Джеймса Уэйра-старшего Джеймс-младший стал адвокатом моего отца и семейства Грэхемов, — ответила Лейн. — Он считает, у присяжных будет недостаточно улик, чтобы предъявить мне обвинение, но, с другой стороны, Джеймс не адвокат по уголовным делам. Если обвинение предъявят, я найму другого адвоката. Специалиста.

Джонни Мак бросил голую веточку в реку и посмотрел, как она плывет по течению.

— Я могу нанять тебе лучшего на Юге адвоката по уголовным делам. Один мой знакомый и Куинн Кортес вылетят в Алабаму ближайшим самолетом.

— Ты, видимо, очень-очень богат, Джонни Мак, раз способен оплатить услуги мистера Кортеса. — Лейн указала на вьющуюся по берегу тропинку: — Давай пройдемся. Мне как-то не по себе стоять здесь.

Они пошли рядом, и Джонни Мак заметил, что их тени — одна длинная, одна короткая — сливаются, хотя соприкосновения между ним и Лейн не было.

— Расскажешь мне, что случилось? — спросил он. — Лейн, я здесь потому, что хочу тебе помочь. Хочу привести все в порядок, если смогу.

Ее холодный смех вызвал у него мучительную боль внутри. Не промолвив ни слова, она сказала ему, что предлагает он слишком мало и слишком поздно.

— Если наймешь Куинна Кортеса защищать меня, это облегчит твою совесть?

Она превосходно знала его. Даже столько лет спустя все еще могла заглянуть ему в душу. Лейн была единственной способной видеть что-то за наружностью дерзкого скверного парня. Единственной женщиной, искавшей в нем хорошие черты.

— Да, это будет первым шагом. В конце концов, ты знаешь лучше, чем кто бы то ни было, что, живя в этом городе, я наделал немало зла. Надо начать с чего-то, чтобы загладить свою вину перед тобой… и Уиллом…

— Он не желает иметь с тобой ничего общего.

— Что? — Джонни Мак замер на месте. — Он знает, что я его отец?

Лейн остановилась и повернулась к нему:

— Да, знает. И боюсь, в настоящее время ненавидит тебя.

— Ты рассказала ему обо мне?

— Нет, но жалею об этом. — Она негромко застонала, словно пытаясь отвратить нависающую беду. — Рассказал ему Кент. И отнюдь не доброжелательно. Сорвал весь свой гнев и ненависть на Уилле.

— Мерзавец!

— Еще какой. Ему нравилось причинять боль Уиллу, потому что он твой сын. И мне, потому что… Кент Грэхем был не особенно порядочен.

Сказать, что Кент был не особенно порядочным, было сильным преуменьшением. Наподобие того, что на Аляске зимой прохладно.

— Откуда Кент узнал, что я отец Уилла? — Джонни Мак схватил Лейн за плечи, хотел встряхнуть, но вовремя сдержался..

— Шарон написала предсмертное признание. — Вымученная улыбка Лейн ожесточила ее лицо. — Она все сообщила Кенту. Как мы одурачили его, заставив поверить, что Уилл его ребенок. Облегчала свою совесть. — Лейн заколотила кулаками по груди Джонни Мака. — Дура, дура! Всю жизнь только и думала о деньгах. Но когда поняла, что умирает, ее начала мучить совесть. Ей и в голову не пришло, как эта правда отразится на Уилле. Она никогда не ставила на первое место благополучие своего ребенка.

Джонни Мак сжал запястья Лейн одной рукой, прекратив ее удары. Она сверкнула на него глазами с откровенной ненавистью. Холодная, горькая правда открылась Джонни Маку, словно слепящая вспышка.

— Сколько ты заплатила Шарон?

— Что?

Схватив за плечо, Джонни Мак встряхнул Лейн. Мягко, но сильно.

— Скажи мне правду. Сколько ты заплатила Шарон за моего сына?.

— О! — Рот ее изумленно раскрылся. В глазах заблестели слезы. — Пятнадцать тысяч долларов. Я попросила их у папы в виде свадебного подарка.

— Продала своего ребенка. — Джонни Мака душил гнев. У него зачесались кулаки. Сейчас ему была бы кстати боксерская груша. Или Кент Грэхем. Или Бадди Лоудер? — Почему Лилли Мэй ничего не сообщила мне об Уилле? Она уже почти десять лет знает мой адрес.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru