Пользовательский поиск

Книга Уроки верховой езды. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

— Да что ты? Так и сказал?

— Ага, и угадай что еще?

— Ну и?

— Мутти сегодня утром позвонила тому самому Дэну, и он сказал, что я могу ему все лето помогать с жеребятами! Во круто, прикинь?

Я смотрю на свою дочь. Она в джинсах, доходящих — ну надо же — до самой талии, на ней рабочие сапоги, в которых не видно синего педикюра, и свитер, измазанный лошадиной перхотью. Потом я замечаю, что на лице у нее ни следа макияжа, а выражение… Ева прямо светится. Такого я уже года два не видала.

— Точно, — говорю я. — Круто. Круче только хвост поросячий…

Глава 7

Без четверти семь в мою дверь начинают натурально ломиться.

— Ma, вставай скорей, не то я опоздаю!

Я смотрю на часы, щурясь против косого утреннего света.

— Хорошо, сейчас встаю, — кричу я и перекидываю ноги на пол.

Гарриет, пригревшаяся на одеяле, с ворчанием скатывается с кровати.

— Встретимся у машины!

Я впрыгиваю в джинсы, брошенные вечером на стул. Чуть задерживаюсь у зеркала, чтобы продрать глаза и разок-другой махнуть щеткой по волосам. Потом возвращаюсь уже от самой двери, торопливо хватаю губную помаду…

Прибыв в центр по спасению лошадей, мы застаем Дэна в кузове грузовика с откинутым бортом. В руках у него лопата, он закидывает опилки в тракторный прицеп. Увидев нас, он спрыгивает наземь и поднимает на лоб респиратор.

— Доброе утро, дамы, — говорит он, подходя к нам по хрустящему гравию. — А вы вовремя!

— Еще не хватало мне свой самый первый рабочий день начать с опоздания, — отвечает Ева.

— Ни в коем случае, — говорит Дэн. — А то бы я сразу из твоего заработка вычел.

Я быстро спрашиваю:

— Так ты ей платить собрался?

Он усмехается:

— Да нет.

— Ну ладно…

Он поворачивается к Еве.

— Может, кофейку перед трудовым днем? Кофейник там, в конторе, в конце главной конюшни. — Он указывает рукой в перчатке, куда идти. — Вернешься, я тебя к делу приставлю.

— Слушаюсь, босс, — говорит Ева.

Я провожаю ее взглядом. Когда она скрывается, я оборачиваюсь. Дэн смотрит на меня.

— Надеюсь, ты не возражаешь, что я ее отправил кофе пить, — говорит он. — Наверное, я сначала тебя должен был спросить?

— Нет, все в порядке. Ева в основном делает, что пожелает.

Сказав это, я некоторое время молчу, обдумывая сразу две вещи. Во-первых, вероятно, не стоило этого говорить. А во-вторых, Мутти примерно так же отзывалась обо мне самой.

— Спасибо, что разрешил ей помогать, — продолжаю я. — Для нее это так много значит!

— Это для нас всех много значит. У нас вечно рабочих рук не хватает. Да, кстати, и денег. То есть припасов и… Блин, да у нас куда ни кинь, всюду клин!

Повисает неловкая тишина.

— Короче, — говорит он, — я так понимаю, вы с ней сюда на лето приехали?

— Ну, как минимум.

— Как минимум?

Я медлю, прикидывая про себя, что может ему быть на сегодня известно.

— Мы с Роджером разводимся, — говорю я наконец. — Учитывая еще и папину болезнь… В общем, я решила вернуться.

— Извини, — произносит он. — Я не знал. В смысле, про развод.

— Да ладно.

За спиной скрипит гравий. Оглянувшись, я вижу выходящую из здания Еву. В руках у нее чашка под шапочкой белой пены.

— Дэн, — говорю я. — Можно мне еще разок посмотреть на того коня?

— Конечно. В любой момент.

— Спасибо. В котором часу забрать Еву, если до тех пор не увидимся?

— А вот и я! — улыбается моя дочь, подходя к нам.

— Я сам ее завезу, — говорит Дэн. — Мне все равно нужно будет сегодня к вам заглянуть. Одной из ваших школьных лошадей надо зуб подпилить.

Я киваю:

— Договорились.

* * *

Конь стоит в том же выгуле, где я последний раз его видела. Шея вытянута, уши отведены немного назад — весь вид дышит подозрительностью. Судя по всему, Дэн к нему таки подобрался. Копыта благополучно расчищены, конь подкован. Я приглядываюсь пристальнее. Это ортопедические подковы, сзади у них перемычка.

Если вспомнить, как выглядели его копыта всего лишь третьего дня, сегодня вид у них, прямо скажем, очень даже приемлемый.

Господи, ну до чего же он на Гарри похож… И дело даже не в белых полосках, аккуратными зигзагами бегущих по темно-медной шерсти. Форма головы, морда… Просто невероятное сходство. Если бы не глаз…

Я вновь обхожу его вдоль забора. На сей раз я готова к тому зрелищу, которое скоро увижу. Конь снова поворачивается вместе с мной, все время держится ко мне левым боком.

Подобравшись как можно ближе, я подхожу к забору и прислоняюсь к нему, опускаю подбородок на сложенные руки.

— Привет, — говорю я тихо. — Здравствуй, красавчик.

Он поворачивает голову, и у меня снова перехватывает дыхание при виде пустой глазницы.

Слава богу, травма не выглядит свежей. По-моему, глазница успела зарасти кожей и даже шерстью, хотя в точности сказать нельзя — все в глубокой тени. На щеке и на лбу у него шрамы. Длинные полосы без шерсти. Словно трещины на асфальте, залитые свежим битумом.

Конь вскидывает голову и разглядывает меня. Его ноздри раздуваются при каждом вздохе. Он втягивает мой запах.

— Что же с тобой случилось, маленький? — стоя неподвижно, спрашиваю я вслух.

Он длинно фыркает, вытягивает шею и отряхивается. Потом начинает двигать ушами. Каждым по отдельности. Мое сердце стискивает невидимая рука.

— Господи всеблагий, — тихо вырывается у меня.

Минутой позже я решительным шагом вхожу в конюшню, где Дэн с Евой вычищают жеребячий загон.

Я требовательно спрашиваю:

— И что ты намерен с ним делать?

— С кем? — спрашивает Дэн.

— С гнедым, — поясняю я нетерпеливо. — С тем полосатым.

— Ну, вообще-то… — начинает он, сообразив, что к чему. — Я собирался его подлечить, а потом попробовать найти ему дом.

— Я его хочу, — произношу я.

Дэн глядит на меня, опираясь на лопату.

— Я серьезно. Я его хочу.

— Ты уверена? По мне, он будет далеко не подарок, когда в чувство придет…

— Уверена. Абсолютно уверена. Никогда в жизни так уверена не была.

— Ну хорошо, хорошо. Как только мы его…

— Нет. Я его хочу прямо сейчас.

— Ни в коем случае. — Дэн качает головой. — Начнем с того, что я его в конюшню-то загнать не могу. Как, по-твоему, мы его в коневоз будем затаривать?

— А так, как ты делал. Дротик с успокоительным, или что там для этого надо. Все, что я знаю, — это то, что я его хочу прямо сейчас!

— Аннемари, я все же не думаю…

— А мне все равно. Если только ты его кому-то не пообещал, я не вижу, почему бы тебе не отдать его мне!

Он колеблется, и я продолжаю:

— Я хочу сама с ним работать. Хочу сама привести его в надлежащее состояние. Я тебе возмещу затраты на аукцион. И за перевозку…

— Да я не про деньги…

— Кто бы сомневался. Я хочу этого коня, Дэн!

Он все вглядывается в мое лицо. Мы сталкиваемся взглядами. Я чувствую, как мой подбородок выезжает вперед, в точности как у Мутти, а губы сжимаются в узкую черту…

— Ну ладно. Уговорила. Признаться, я даже не особенно удивлен…

* * *

За ужином Ева осыпает меня вопросами — с какой стати мне приспичило заиметь этого коня? Когда я принимаюсь ей объяснять, что пежины у него в точности как у Гарри, она смотрит на меня непонимающим взглядом. Боже правый, разве я не удосужилась ей рассказать про Гарри?.. Уму непостижимо!

— Неужели ты никогда не слышала про Гарри? Про коня, который со мной разбился тогда?..

Краем глаза я замечаю, как вскидывает взгляд Жан Клод.

— Это он на всех снимках в конюшне? — спрашивает Ева.

— Да, это он.

— Это после того случая они решили, что у тебя матка разорвана?

Я давлюсь куском. Так-то оно так, но неужели это все, что ей известно о моем падении на соревнованиях?

Я кошусь на Жана Клода. Тот с непроницаемым видом смотрит в тарелку.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru