Пользовательский поиск

Книга Трепет намерения. Страница 24

Кол-во голосов: 0

— «Веллоцет В» на вас подействовал не слишком сильно,—сказал Теодореску.—Система кровообращения оказалась весьма мощной. Любой другой давно бы уже меня слюнявил и признавался в любви.

— Ненавижу,—с нежной улыбкой проговорил Хильер.—Ненавижу это мерзкое жирное брюхо. Теодореску отрицательно покачал головой.

— Ненависть появится завтра. Но будет слишком поздно. Вы крепко заснете, и рано пробудиться вам не удастся. Но даже если вы и проснетесь до того, как мы с мисс Деви отбудем на вертолете на один из греческих островов, вы все равно не сумеете причинить мне ни малейшего вреда: все утро я проведу рядом с капитаном на мостике. Более того, вам и нечем это сделать. Я предусмотрительно проник в вашу каюту и забрал оттуда «Айкен» с глушителем. Славная игрушка. Теперь она здесь.

Он достал пистолет из левого кармана. Хильер насупился, но тут же улыбнулся. Он чуть было не сказал, что охотно подарит его Теодореску. Но Теодореску, вероятно, предвосхитив его желание, положил пистолет обратно и похлопал по карману.

— Что касается ампул, которые вы спрятали в таком глупом месте—ведь оно действительно глупое и сразу бросается в глаза,—так вот, ампулы эти можете оставить себе, что бы в них ни содержалось. Наверное, яд, но меня это не интересует. Шприц, находившийся в одном из ваших чемоданов, я на всякий случай разбил. Никогда не мешает принять меры предосторожности, не правда ли?

— Да, конечно,—добродушно согласился Хильер.—Но как вы проникли в каюту?

— Мой драгоценный друг,—сказал Теодореску, вздыхая,—у помощника капитана имеются дубликаты ключей. Я сказал, что потерял ключ, и он позволил мне подойти к щиту, на котором висят дубликаты.

— Ну, голова!—искренне восхитился Хильер. За спиной Теодореску приоткрылась дверь, и он, не отрывая глаз от сидевшего у иллюминатора Хильера, сказал:

— Мисс Деви, что-то вы долго.

— Да неужели,—пропищал женским голосом Рист. Он вытянул губы на обернувшегося Теодореску и прошамкал беззубыми деснами:

— Что вы с ним делаете? Не ровен час, околеет еще.

— Отчего же? Ему очень нравится так сидеть, правда, Денис?

— Конечно, Тео, конечно.

— Если человек маленько перепил,—сказал Рист,—это еще не значит, что над ним можно издеваться. Она выдавала себя за вашу секретаршу. Но теперь-то все понятно!

— Это каюта дамы,—сказал Теодореску,—и вы не имеете права входить без стука. Прошу вас удалиться.

— Ладно, я уйду. Но только с ним. Я вижу, как вы человека отделали своей проклятой деревяшкой, живого места не осталось. И всего делов-то: баба его с другим перекинулась.

— Я буду жаловаться!

— На здоровье.

Тут Рист заметил, что Хильер крепко—руками и ногами—сжимает пачку денег.

— Ах, вот оно что… Об этом я не подумал. Никак, он деньжат подкинул, чтобы вы позволили себя отлупцевать?—спросил Рист у Хильера.

— Что вы,—честно ответил улыбающийся Хильер.—Деньги он дал совершенно не за это, просто я предоставил…

— Они были под подушкой. Ясно? Под подушкой,—пробасил Теодореску.—Ладно, забирайте его.

Он поднял с пола халат и бросил его Хильеру.

— Огромное спасибо, Тео. Это так мило.

— Очень мне нужно ваше разрешение,—сказал Рист Теодореску,—и без него бы забрал. Пошли, дружок,—сказал он, словно обращался не к Хильеру, а к собаке.

Затем, повернувшись к Теодореску, пробормотал:

— Почему под подушкой? Чего-то я не понял.

— Он никому не доверяет,—рявкнул Теодореску.—Повсюду таскает свои деньги.

— Мне он может доверять,—сказал Рист, беря Хильера за руку.—Мы же доверяем, правда?

— Правда.

— Вот и хорошо. А теперь папочка уложит нас в кроватку.

Рист вывел его в коридор. Сияющий Хильер засыпал на ходу.

7. 

Минула махаманвантара[96], прежде чем Рист рискнул растолкать Хильера.

— Вставайте, сэр,—твердил Рист.—Если сейчас не позавтракаете, то не успеете проголодаться к ленчу.

Хильер почувствовал запах кофе. Он разлепил веки, но сразу сощурился и сквозь образовавшуюся щелочку стал постепенно привыкать к свету. Он уже знал, что его ждет сухость во рту, головная боль, тяжесть в конечностях, но по какой причине—этого он еще не вспомнил. Вспомнив, Хильер обнаружил, что чувствует себя прекрасно и на удивление бодро. Тело наливалось энергией—она понадобится очень скоро. Для чего? Он увидел, что одет в свою китайскую пижаму, на нагрудном кармане которой был вышит иероглиф «счастье». На тумбочке лежали деньги. Иностранные деньги. На Хильера сурово взирал бородатый американский президент. Доллары, много долларов. Вспомнил. О Господи!

— О Господи,—простонал Хильер.

— Подкрепитесь—сразу полегчает,—посоветовал Рист.—Держите.

Хильер приподнялся, Рист взбил у него за спиной подушки и вручил поднос. Охлажденный апельсиновый сок, печеная лососина, бекон, почки с пряностями, яичница из двух яиц, подрумяненный хлеб, джем с марочным бренди, кофе.

— Кофе?—спросил Рист.

Он наполнил глубокую—размером с бульонную—чашку из двух серебряных кувшинов. Тело Хильера пропитывалось целительным, ароматным теплом. Целительным? Но тело его не нуждалось в исцелении. Кожа мисс Деви была смуглее этого кофе с молоком. Телекамера повернулась к минувшей ночи и представила ему во всех деталях ярко освещенное тело мисс Деви.

— Этот человек… и женщина… они уже улетели? Рист кивнул.

— Еще как! Над палубой завис стрекочущий вертолет, оттуда спустили лестницу, и они по ней полезли наверх. Я боялся, что под тяжестью этой туши стрекоталка сразу рухнет, но он так легко вместе с багажом взлетел по лестнице, что твой эльф. И помахал всем на прощание. Кстати, он оставил для вас письмо.

Рист протянул дорогой глянцевый конверт, благоразумно адресованный «С. Джаггеру, эсквайру».

— Наши воротилы только рот разинули. Вот это, я понимаю, бизнес: посреди путешествия возникают дела—и тут же прилетает вертолет!

Хильер пробежал глазами письмо: «Любезный друг, Мое предложение остается в силе. Связаться со мной можно по адресу: Стамбул, улица Джумхуриет, 15. Мисс Деви шлет трепетный привет. Будьте осторожны, когда корабль пришвартуется в Ярылыке. Рекомендую спрятаться в личном клозете капитана. Советы были благодарны за предупреждение. Они телеграфировали о своей признательности и посулили вполне приемлемое вознаграждение в швейцарских франках. В отеле „Черное море“ проводится научный симпозиум, поэтому меры предосторожности удвоены. Ну что вы за человек! Постарайтесь остаться в живых, от этого будет существенно больше пользы. Любящий вас Р. Теодореску».

— Плохие новости, сэр?

— Ругань,—солгал Хильер.

Он засунул письмо в карман, залпом допил ледяной сок и приступил к лососине. Примостившийся на койке Рист надулся, показывая, что заслужил более подробную информацию. Хильеру пришлось уважить его любопытство:

— Эти деньги,—начал он вдохновенно,—я у него выиграл. Он обожает пари, и мы поспорили, справлюсь я с мисс Деви или нет.

— Поэтому он и взъерепенился?

— Да. Горячий оказался. Вовремя вы появились! Почему, кстати, вы решили войти?

— Случайно увидал, как эта индийская телка отправляет телеграмму, и очень удивился: я-то считал, что вы ее сейчас натягиваете. Я и подумал, что толстяк вас, видать, застукал. Подошел к каюте, услышал из-за двери голоса и понял, что так и есть.

— Весьма признателен,—сказал Хильер.—Надеюсь, что двести долларов будут для вас не лишними.

— Спасибо, сэр,—сказал Рист, быстро отправляя в карман три сотни.—Вообще он очень странный тип. Приставал к пацану этому, всезнайке. Норовил его погладить и все такое. Не знаю, добился ли чего-нибудь. Вряд ли, мальчишка-то головастый. Но перед отлетом толстяк вручил ему подарок. Дает и ласково так поглаживает—я сам видел. Маленький сверток, судя по упаковке, купил что-то в корабельном магазине. Но мальчишка его не открыл, по крайней мере, при мне. Он совсем расклеился: отец-то его, говорят, готов. Вот-вот концы отдаст.

вернуться

96

Махаманвантара (санскр.) — «большой мировой цикл», в индуистской космогонии — длительность очередного существования мира, 306 720 000 лет.

24

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru