Пользовательский поиск

Книга С первой леди так не поступают. Страница 38

Кол-во голосов: 0

Перри улыбнулась. Пускай он обращается с ней как с глупой блондинкой. Этот прыщавый зануда еще возьмет свои слова обратно. И в самом деле, она была достаточно уверена в своей правоте, чтобы тут же предложить ему пари на тысячу долларов. Крадман попался на эту удочку.

На следующее утро, когда по телевидению начали транслировать заседание суда, Перри захлестнула теплая волна удовлетворения: глядя на экран, она увидела, как Бойс с явно усталым видом — он что, порезался во время бритья? — подходит к судье вместе с крайне удивленной, взвинченной заместительницей генерального прокурора Клинтик. Судья Голландец наклонился вперед, потом отшатнулся и прижался к спинке своего черного кожаного трона, словно астронавт под воздействием стартовой перегрузки. Придя в себя, он снова наклонился вперед и принял позу, выражающую, как показалось Перри, с трудом сдерживаемое изумление. Судя по выражению лица, он сказал: «Вы совершенно уверены,адвокат?» Бойс кивнул так, точно только что с треском проиграл процесс и теперь неохотно согласился с условиями признания вины. Судья Голландец принялся поглаживать подбородок, потом отмахнулся от представителей сторон, как от тьмы назойливых мух, и велел секретарю удалить присяжных. Даже по телевизору было слышно, как по залу суда прокатился гул возбужденных голосов. Секретари, которые так долго сидели неподвижно, что некоторые телезрители удивились, обнаружив, что это и вправду живые люди, а не восковые фигуры, вдруг насторожились и принялись вертеть головами, как разбуженные кобры.

Ну, а измочаленный, не выспавшийся Бойс начал лихорадочно шевелить мозгами, пытаясь придумать способ не допустить, чтобы на суде прозвучала вся история жизни его клиентки. Единственным утешением ему служило то, что не существовало магнитофонной записи, на которой был бы слышен голос покойного президента, позвонившего в полицию по телефону службы спасения 911: «Помогите! Моя жена! Она бросается в меня плевательницей!» Насколько ему было известно.

* * *

Президент Гарольд Фаркли проводил совещание с многочисленными принцами одного ближневосточного королевства. Он надеялся уговорить их поскорее увеличить добычу нефти, чтобы успеть снизить цены на бензоколонках до предстоящих президентских выборов. Фаркли знал, что взамен они потребуют продать им американские истребители нового образца — якобы для защиты нефтяных месторождений, а на самом деле для того, чтобы досаждать израильтянам. Несмотря на непреклонную позицию Америки в отношении Ближнего Востока: выпрашивать у арабов всё больше и больше нефти и в то же время снабжать их противника новейшим оружием. Очередной рабочий день в Белом доме.

Начальник штаба подошел сзади к сидевшему на стуле президенту и шепотом сообщил новость ему на ухо. От удивления взгляд президента сделался отсутствующим.

— Сообщение о процессе? — спросил принц Бландар.

Президент принялся раздумывать, следует ли ему сделать вид, что речь идет о чем-то другом.

— Всего лишь незначительное новое обстоятельство. Уверяю вас, далеко не такое важное, как встреча с вами и их королевскими высочествами.

Один из прочих принцев попросил своего кузена перевести: его королевское высочество Вазир говорит, что, по его мнению, отпечаток на лбу президента сделал человек из ФБР, а не человек из Секретной службы.

Президент Фаркли слабо улыбнулся и поблагодарил его королевское высочество за столь проницательное суждение, после чего попытался вернуться к прерванному разговору о нефтяном топливе. Один из прочих принцев принялся что-то горячо доказывать принцу Вазиру на своем родном языке. Принц Бландар перевел:

— Его другое королевское высочество выражает своему кузену мнение, что президент просто упал на серебряный сосуд для отхаркивания.

Он наклонился поближе к президенту:

— А каково ваше личное мнение, господин президент?

Гарольд Фаркли родился неприспособленным к подобным переломным моментам. Он это знал. Знал он и то, что верный ответ в два счета откроет эти чудесные нефтепроводные краны и обеспечит ему поддержку нефтяными деньгами, столь необходимую для победы в ноябре.

— Ваше высочество, — сказал он, — бывают минуты, когда я думаю, что Соединенным Штатам не грех поучиться отправлять правосудие у некоторых своих союзников — например, у вашего родного королевства. Вы наверняка не позволяете адвокатам ставить вашу прекрасную страну на колени! Ха-ха.

Принц Бландар понимающе кивнул:

— Это правда. Такой вопрос, как этот, был бы решен совсем по-другому. Несколько лет назад одна из принцесс угрожала своему мужу. Вопрос был решен на следующий день. Через неделю было опубликовано скромное извещение о смерти. На седьмой странице. И нет вопроса.

— М-да, ну что ж, история весьма занятная. Я непременно передам ваши слова нашему генеральному прокурору и государственному секретарю, который, как мне известно, с огромным удовольствием предвкушает свою предстоящую дружескую беседу с королем. Так вот, насчет нефти…

* * *

На следующую программу «Судейский молоток» Алан Крадман, проспоривший Перри тысячу долларов, пришел в скверном расположении духа. Он сказал зрителям, что Перри, очевидно, получила свою информацию из тайных источников, тогда как егосуждение было основано на «познаниях в области правоведения». Перри тут же заставила его выписать чек на одно из ее любимых благотворительных заведений: приют для эмоционально неустойчивых детей адвокатов по бракоразводным делам.

В тот вечер Перри вела программу с сияющим видом. Сразу после передачи ей позвонил руководитель одной из трех крупных телесетей — который, между прочим, и сам недавно развелся со своей второй женой — и сказал, что просто потрясен, причем не только необыкновенной проницательностью Перри, но и ее программой вообще, а также что ему очень хочется как можно скорее встретиться с ней, чтобы обсудить возможные отношения. С телесетью, разумеется. Не сможет ли она случайно выкроить сегодня вечером время для ужина?.. Сможет? Ну что ж, отлично, отлично… В «Гренуе»? Превосходно. Там очень вкусно кормят. А какое суфле!

Он не терял времени даром.

* * *

Оказавшись перед угрозой катастрофы, Бойс решил выложить все карты на стол во время допроса своей свидетельницы, ничего не оставив ЗГП Клинтик, которой так не терпелось добраться до Бет, что она исходила слюной в ожидании своей очереди.

— Миссис Макманн, — сказал Бойс, старательно делая вид, будто он в восторге от того, что его клиентка наконец-то получила возможность изложить свою точку зрения на всю эту историю, — вы убили своего мужа?

— Нет.

Вот видите! Она невиновна. Вопросов больше нет.

— Вы с мужем когда-нибудь ссорились?

— Да. Часто.

— Вы когда-нибудь бросались в мужа какими-нибудь предметами?

— Да. Насколько я помню, по меньшей мере раз восемь.

— Чем вы в него бросались?

— Всем, что попадалось под руку.

Публика рассмеялась.

— Например?

Бет задумалась.

— Я помню… книжку, пресс-папье, скоросшиватель… пакет молока, туфлю… на высоком каблуке… ах да, и еще лампу.

Всё это звучало как перечень необходимых покупок.

— Лампу?

— Настольную лампу. Вещь не антикварная, и все же она произвела на него впечатление.

И вновь смех. Судья Голландец смотрел в зал свирепо, как сыч.

— Пришлось ли врачу Белого дома после этого накладывать швы?

— Да. По-моему, четыре. А может, и больше. Я его от души приложила.

Судья Голландец сказал, что если услышит еще хоть один смешок, то прикажет убрать из зала телекамеры и очистить его от зрителей. При мысли об этом миллиард зрителей бросило в дрожь.

— Правда ли, что этот инцидент тщательно скрывали — от прессы?

— Да, это правда. Пресс-секретарь сказал, что Кен… мой муж… подавился соленым крендельком, потерял сознание и, падая, ударился подбородком, чуть не убив при этом собаку.

38

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru