Пользовательский поиск

Книга С первой леди так не поступают. Страница 25

Кол-во голосов: 0

— Голоса президента и миссис Макманн. Судя по всему, они спорили.

— О внутренней или внешней политике?

Смех.

— Возражаю.

Судья Голландец поднял свой молоток и направил его на Бойса.

— Последнее предупреждение, адвокат.

— Прошу у суда прощения.

Бойс подошел к агенту Бернаму и искренним тоном спросил:

— Вы уверены, что слышали именно голоса президента и миссис Макманн?

— Да, пожалуй.

— Сколько человек было той ночью в жилых помещениях?

— Три, считая мисс Ван Анку, гостью.

Бойс сделал паузу. Он кивнул и, как бы погрузившись в размышления, подошел к скамье присяжных. В зале суда наступила тишина. Репортеры принялись подталкивать друг друга локтями. Сейчас начнется.В другом конце страны съежилась под дорогими французскими простынями Бабетта Ван Анка.

— Перейдем к вопросам из другой области, агент Бернам. Год назад в прессе приводились слова первой леди о том, что, по ее мнению, в Секретной службе маловато агентов-женщин…

* * *

В вечерних выпусках новостей гремели выстрелы из револьверов «магнум-357» и голос Бойса, обращающегося в видеозаписи к агенту Бернаму: «Агент Бернам, если Секретная служба не жалеет денег и сил, лишь бы американские президенты оставались в живых, неужели нельзя было истратить десять долларов на приличный коврик на липучках для президентской ванной?» — после чего звучало сбивчивое и путаное возражение мисс Клинтик.

Поздно вечером, в программе «Судейский молоток», Алан Крадман был преисполнен ложной скромности.

— Перри, не в моих правилах комментировать действия такого опытного адвоката, как Бойс Бейлор. Однако, должен сказать, меня удивило то, что сегодня он лишь вскользь коснулся той стороны дела, которая имеет отношение к Бабетте Ван Анке. Он попал в самое яблочко и тут же позабыл про мишень. А ведь Бабетта Ван Анка — это ключ к защите Бет Макманн. Пытаться доказать, будто этот агент имеет зуб на первую леди, потому что она критиковала Секретную службу за недостаточное количество агентов-женщин — значит, по-моему, бить из пушки по воробьям. В конце концов, не секрет, что президент и Ван Анка были… назовите их как хотите: близкими, закадычными друзьями, верными соратниками. В ночь смерти президента она как раз находилась в здании, в соседней спальне, дальше по коридору. Не знаю, почему Бойс Бейлор не извлекает большей выгоды из этого факта.

— А вдруг, — спросила Перри, — стоит ему начать упирать на тот факт, что президент и Ван Анка были любовниками, как у Бет Макманн появится мотив для убийства мужа?

— Конечно, появится, но именно поэтому такие присяжные, как эти… — Алан Крадман, защитник Джей-Джея Бронко и других явно виновных цветных подсудимых, которых он спас от наказания, приписав расистские побуждения всем прочим заинтересованным лицам, старался никогда не употреблять выражения «преимущественно чернокожие присяжные», если хотел намекнуть на то, что у преимущественно чернокожих присяжных свой особый взгляд на вещи, позволяющий рассчитывать на оправдание обвиняемых по причинам кланового характера, — …наверняка будут на стороне Бет Макманн.

— Даже если она лгала, чтобы скрыть преступление?

Крадман пожал плечами:

— Такие присяжные, как эти, живут в реальном мире. Солгать сотрудникам правоохранительных органов — значит совершить отнюдь не самый скверный поступок. К тому же среди этих присяжных есть женщины средних лет, наверняка склонные полагать, что любой развратник, который изменял жене в соседней спальне, заслуживает самой страшной кары. Плод уже созрел и висит прямо перед носом. Я просто не понимаю, почему Бойс Бейлор не хочет его сорвать. Всякий раз, как всплывает имя Ван Анки, он торопится перейти к следующему вопросу. Можно подумать, это у него был с ней роман.

* * *

Бет уверяла себя, что не собирается смотреть вечерние передачи. Но поскольку ее не совсем угасшие чувства к Бойсу разгорелись вновь, словно пламя, раздутое из последних тлеющих угольков, она все-таки включила программу «Судейский молоток» — не ради предположений и комментариев, а чтобы посмотреть, как одета сегодня ее соперница. У Бет родилась слегка параноидальная догадка: чем ближе друг другу становятся они с Бойсом, тем теснее делаются свитера у Перри.

Придирчиво оценивая наряд Перри, Бет просто не могла не услышать разглагольствований Алана Крадмана о той свободе действий, которую Бойс предоставляет Бабетте Ван Анке.

Бет принялась корить себя за возникшие у нее опасения. Неужели это политическая жизнь сделала ее такой циничной? Или просто жизнь, прожитая с Кеном Макманном?

Впервые Кен изменил ей с одной из подружек невесты. Хорошо, хоть он не затащил ее наверх во время свадьбы, как Сонни Корлеоне, и не прижал там спиной к стенной панели. Однако разоблачение мужа, потягивающего одну из подружек невесты — она же вдобавок и старая подруга по школе-интернату, — поколебало бы доверие любой новобрачной. Она даже намеревалась бросить Кена. К тому же ее переполняло чувство вины за то, как она обошлась с Бойсом. Ей рассказывали, что Бойс с трудом перенес этот удар. По словам друзей, у него происходило нечто вроде трансформации личности: из славного малого он превращался в замкнутого, озлобленного субъекта. Один из друзей сказал: «Надеюсь, дело не дойдет до того, что он станет рассылать по почте конверты со взрывчаткой».

Кен извинился за то, что у него был роман с одной из ее старинных подруг. Он объяснил это неким посттравматическим стрессовым расстройством — такой диагноз в то время начинали ставить ветеранам войны во Вьетнаме, которые пускались во все тяжкие. Он обещал, что этого больше не повторится. И держал слово — почти два месяца. Тем временем он, видимо, перестал испытывать физическое влечение к молодой жене, а ведь если воздержание длится полгода, оно оказывает деморализующее влияние на супругов. А Бет любила секс. Оченьлюбила. Она стала предаваться мечтам о Бойсе. Сплошная противоречивость.

Тем временем Кен ясно дал ей понять, что у него есть план, причем состоящий не только в том, чтобы отдрючить всех ее старых школьных подруг. Он собирался стать президентом, причем как можно скорее, любой ценой, лишь бы успеть воспользоваться этой возможностью, пока он еще молод. Теперь она будет нечасто с ним видеться.

Подруги заметили, что она очень изменилась. Бет стала гораздо реже смеяться.

Было уже больше половины одиннадцатого. Бет знала, что Бойс рано ложится спать. Она подождала до десяти сорока. И наконец решилась.

В голосе Бойса, взявшего трубку, сразу послышалось крайнее недовольство тем, что его разбудили.

— В чем дело, Бет?

— Я тут слушала… — Боже, как это будет звучать? — …Я просто размышляла. По-моему, нам нужно заново обдумать эту историю с Бабеттой Ван Анкой.

— Ты хоть представляешь себе, — прорычал Бойс, — сколько федеральных агентов подслушивают сейчас наш разговор? Может, позвонишь прямо в Министерство юстиции и расскажешь, каким образом, по-твоему, мне следует тебя защищать?

— Прости.

— Ты то и дело просишь прощения.

— Ну, я же не кривлю душой. Большинству мужчин нравится, когда перед ними извиняются.

— Извиняйся с утра, когда агенты ФБР не подслушивают. Спокойной ночи, спокойной ночи, ребята. Спите крепко, ублюдки некомпетентные.

Он бросил трубку.

Бет пришлось встать с постели — закурив, она принялась ходить взад и вперед. Она опять начала курить, и сведения об этом каким-то образом просочились в прессу. Ну и черт с ними. Женщина, которая ходит взад и вперед без сигареты, подобна девице-тамбурмажору, вышедшей на парад без жезла.

Неужели он хочет проиграть дело? А она привлекательна, эта Перри Петтенгилл. Почему бы не вызвать в суд Бабетту Ван Анку? И что только Кен в ней нашел? Впрочем, не важно. Да и муженек тоже хорош. Прохвост каких мало. Давал миллионы на Кеновы кампании… большей частью, наверно, наличными… да и эти его компаньоны с Дальнего Востока, просто душки. Выгнала одного из них, для которого Макс выпросил приглашение на официальный ужин в Белый дом — родственника того бирманского генерала, что защищал интересы торговцев опиумом. Какие замечательные друзья! Чтобы дать отпор неприятной шумихе, поднятой в прессе, в кампании за свое переизбрание Кен решил упирать на борьбу за финансовую реформу предвыборных кампаний. Как сказал мудрец, какую-то часть народа можно какое-то время дурачить, и на таких людях следует сосредоточивать все внимание.

25

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru