Пользовательский поиск

Книга Размер имеет значение. Содержание - Глава четырнадцатая Доктор Аткинс

Кол-во голосов: 0

Каждый зверек был обмотан бинтами и заклеен пластырями. Девочки потратили на это целый вечер.

В центре лестницы лежала записка:

Обещаем:

1. Завтра утром они все выздоровеют.

2. Тогда их можно отнести в благотворительный магазин.

Гав-гав! Хрю-хрю!

Целуем, Элл и Модж.

Глава четырнадцатая

Доктор Аткинс

Что-то здесь не так. Такого просто не может быть. Вы не можете есть гигантских размеров омлет с сыром, зеленью, жареным хрустящим беконом и большим помидором — и при этом худеть. Это противоречит всем законам природы. С чувством вины, но блаженно сытая Джей сложила тарелки в посудомоечную машину, вымыла гриль и сковородку и убрала посуду в шкаф. Все это она проделала на предельной скорости из смутного страха, что «калорийная» полиция застукает ее за уничтожением улик и приговорит к заключению в тюрьме для обжор.

— Ух, это было здорово, — отдуваясь, вымолвил Грег. Он откинулся на спинку стула и похлопал себя по животу. — А каждое утро так можно? А что будет на обед — жареный лебедь и пара коров?

— Если только не потребуешь в качестве гарнира рис, картошку или макароны, — отозвалась Джей, — то можешь сожрать хоть целую лошадь, в прямом смысле.

— Уже пробовал, — Грег скорчил гримасу, — правда, целую я не осилил. В Бельгии, в командировке. Жесткое мясо, с душком. Так себе…

В этой диете нет ничего нового, думала Джей. Несмотря на все восторги, шумиху в прессе и предостережения возбужденных врачей. Много лет назад, когда ее матери и Уи н в очередной раз пришла охота сесть на диету, они просто объявили: «Ни капли крахмала!» Единственное правило. Тогда худели именно так: никакой ерунды с подсчетом калорий и жиров, с вычислениями жировых зон, определением группы крови и т. д. и т. п. Слово «углеводы» произносилось только теми, кто работал в пищевой лаборатории. Никто и не слыхивал о холестерине, антиоксидантах, липопротеинах или жирных кислотах. «Свободные радикалы» были лозунгом, начертанным на знаменах демонстрантов. Одри и Уин просто исключили из своего рациона хлеб, картошку и сдобное тесто. А насколько Джей помнила, и в школе, и дома еда была простой: макароны, рисовый пудинг и изредка карри.

Одри не испытывала особого интереса к еде. Для нее это было просто топливо, помогающее прожить день до вечера. К приготовлению еды она относилась как к любой другой повседневной домашней работе, не намного отличающейся от чистки ванны. Каждому, кто признался бы, что любит готовить, она посоветовала бы найти более достойное хобби. Единственное, что могло примирить ее с топтанием у плиты и «постоянным помешиванием» какого-нибудь хитрого соуса, так это возможность почитать одновременно библиотечную книжку.

Уин питала глубокое недоверие к «континентальной» еде (она напоминала ей о неприлично жарком континентальном климате и непристойных континентальных манерах). Она считала, что еда с материка очень опасна и может вызывать расстройство желудка. Когда Дельфина поехала с классом в Австрию кататься на лыжах, Уин в письменной форме потребовала, чтобы учителя не позволяли ее девочке прикасаться к незнакомой пище, которая могла фатально сказаться на ее «блуждающем аппендиците». Дельфина, внезапно охваченная духом авантюризма, порвала записку, как только мамочка скрылась из виду, а позже стала умелым и предприимчивым поваром.

День, когда она убедила Уи н попробовать венгерский гуляш, приготовленный ею на уроке по кулинарии, стал поворотным моментом в их домашнем хозяйстве. Уин обрадовалась необычным вкусовым ощущениям. Место у плиты она уступила Дельфине, даже с готовностью и с удовольствием толстела, по мере того как ее дочка отважно прокладывала путь через рецептурные изыски всех европейских стран.

— Если девушка может сварить яйцо и имеет некоторое представление о выпечке, большего от нее и не требуется, — заявила Одри однажды после воскресного обеда (великолепное жаркое с абрикосами, шафрановым рисом и баклажанами), приготовленного шестнадцатилетней Дельфиной.

Вполне ожидаемая реакция на обычную похвальбу Уин: «Дельфиночка практически шеф-повар». Одри, разумеется, не смогла промолчать:

— Стоять у плиты каждый день не так заманчиво, как готовить подобные деликатесы.

Это, конечно, было не очень красиво, учитывая, с какой жадностью она только что уплетала мясо. Слава богу, Одри не добавила тогда свою излюбленную присказку «Помяни мое слово», но она явно витала в воздухе.

Уин хитро улыбнулась и погрозила ей пальцем:

— Путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Когда Дельфиночка выйдет замуж, ее супруг может не стыдиться приглашать на обед своего босса. Все будет как во французском ресторане — настоящая «высоченная кухня».

Джей и Эйприл возвели очи горе и дружно захихикали, отчасти припомнив ежедневную порцию мюсли, которая готовилась для Дельфины, но главным образом потому, что были уверены: путь к сердцу мужчины лежит через обилие застежек на молниях, затейливое нижнее белье и спиртное. Сотворение ромашек из морковки тут ни при чем…

— Когда приезжает Дельфина? — спросил Грег, наливая последнюю чашку кофе, прежде чем уеди ниться в своей мастерской.

— Я как раз думала о ней, — ответила Джей. — В следующий понедельник. Придется встретить ее в Хитроу.

— Почему ты? Я думал, Уин бросится со всех ног заказывать лимузин, расстилать ковровые дорожки и запускать фейерверки в честь возвращения блудной дочки.

— Уин идет обрабатывать свои мозоли. Насколько я поняла, дата этого события высечена на скрижалях и пропустить ее нельзя ни за что на свете. Уи н сказала, ей срезают мозоли раз в шесть недель, а если она не придет в свой день, другого придется ждать больше месяца.

— Но почему бы ей не пойти в частную клинику, в удобное для нее время? Я думаю, Дельфина раскошелится на мамочку.

— Я ей предложила, но Уин ответила, что предпочитает услуги некой Венди. Та, дескать, очень осторожно обращается с щипчиками. А кроме того, в приемной Уин не терпится увидеть других жертв мозолей, с которыми можно обсудить житье-бытье. Ты не думай, мне вовсе не сложно встретить Дельфину. Я же подружка невесты, и это вроде как часть моих обязанностей. И потом, мне бы все равно пришлось везти Уин в аэропорт. Сама она только разволнуется и потеряется. В прошлый раз, когда она улетала в Австралию, мне после регистрации пришлось передать ее с рук на руки стюардессам, иначе она не добралась бы до своего самолета и, пожалуй, очутилась бы в Рио.

Грег ушел, а Джей поднялась по лестнице, чтобы полюбоваться результатами трудов. Теперь, когда коробки с игрушками были убраны, гостевая комната выглядела очень мило. Аня хорошенько вычистила ковер, из химчистки вернулись небесно-голубые занавески. На кровати лежало новое шелковое покрывало, не хуже чем в квартире жениха Дельфины. Еще Джей заменила невзрачный старый ночник элегантной хромированной лампой. Ящики комода были выстелены специальной бумагой с запахом герани, а в платяном шкафу висели вешалки на любой вкус: от обтянутых шелком плечиков (воспоминание о детской комнате Дельфины) до перекладинок для брюк. Ванная была уставлена косметикой и набита пушистыми белыми полотенцами. Джей считала, что она сделала все. Разве что не заклеила унитаз крест-накрест туалетной бумагой, как в отелях. Даже такому специалисту по домашнему хозяйству, как Дельфина, не к чему придраться. Поворчит, конечно, но недолго. А Джей прикусит язычок, улыбнется и пропустит язвительные насмешки мимо ушей. Через несколько недель Дельфина, снова замужняя женщина, станет хозяйкой образцовой квартиры в Сваннери и у нее появится непаханое поле для домашних трудов. Вот там пусть ворчит сколько душе угодно.

Барбара должна была прийти с минуты на минуту. Они собирались посмотреть заказы и обсудить, кто отправится к миссис Ховард — убираться в комнатах ее «постояльцев». Джей спустилась по лестнице, забросив по пути кроссовки Рори в его комнату. Хотелось надеяться, что Рори не успеет захламить весь дом и Дельфина, спускаясь по лестнице, не сломает себе шею, споткнувшись об его барахло. Стеклянная лестница наверняка ужаснет ее. Джей могла на что угодно поспорить, что их ожидает лекция о безопасности традиционных деревянных ступенек и преимуществах доброй старой ковровой дорожки, прижатой медными прутьями.

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru