Пользовательский поиск

Книга Размер имеет значение. Содержание - Глава двенадцатая Бег трусцой

Кол-во голосов: 0

С задних рядов донесся смешок Дафны:

— Я была на свадьбе, вот что!

— Чудесно. Вы немного расслабились и дали себе волю, так ведь?

— Давай, Дафна, расскажи ей. — Соседка Дафны подтолкнула возмутительницу спокойствия. — Скажи, сколько ты выдула водки с лимоном.

— Нет, не стоит!

Хор голосов потребовал от Дафны отчета.

— Ну ладно, я выпила двенадцать рюмок, ни капли меньше!

Ее слова вызвали общий хохот. Все женщины начали оборачиваться, чтобы разглядеть бесстыжую нахалку, которая позволила себе двенадцать рюмок водки. Началось всеобщее веселье.

Хорошие девчонки, решила Джей, глядя на Дафну и ее подружку.

— Двенадцать? — Паула улыбнулась, но улыбка вышла напряженной. Она предчувствовала революцию, которую следовало задушить в колыбели. — Дамы, но это же почти дневная норма!

— Ох, я знаю. Но я так прекрасно провела время. — Дафна и не собиралась раскаиваться.

Послышался гул голосов. Все принялись оживленно обсуждать, стоило ли Дафне заменить водку шампанским и вдрызг напиться, но потратить меньше очков. И как бы улучшила ситуацию замена лимонного сока диетическим тоником.

— Итак! — Паула разве что не захлопала в ладоши, чтобы привлечь внимание класса. — Дамы! Тыква!

Она указала пальчиком с перламутровым маникюром на корзинку с тыквой. Беспорядки были подавлены твердой рукой, и Паула вернулась к плану занятия.

— Чудесная универсальная еда. Если к вам пришли гости и вам надо сделать закуску, приготовьте несколько мисочек вкуснейших тыквенных чипсов, в которых НЕТ НИ ЕДИНОГО ОЧКА, и предложите их гостям. И у вас не будет искушения грызть покупные.

Ни единого очка? Джей решила, что ослышалась.

— Очистите тыкву, нарежьте тонкими ломтиками, полейте обезжиренным маслом и — в духовку. Просто и оригинально. Думаю, дамы, ваши гости со мной согласятся.

— К черту тыквенные чипсы, — фыркнула Пэт, когда они с Джей вышли с занятий. — Она совершенно права — о-о-чень оригинально! Обезжиренное масло! Не могу больше слушать эту чушь!

— Вообще-то, мне показалось, что приготовить их довольно просто, — призналась Джей, — но…

— Но почему бы просто не открыть баночку с оливками или не предложить всем орешков, а самой не есть?

Пэт поглядывала на стеклянные двери бара с тоской во взоре. Дафна уже была там. Ее радостное хихиканье пробивалось сквозь обычный гул.

Холли зашла вслед за ней. Интересно, удастся ли ей вести праведную жизнь хотя бы в первый день и ограничиться минеральной водой (ноль очков!) с кусочком лимона? Или она скажет себе: «Какого черта! До следующего взвешивания целая неделя!» И пустится во все тяжкие с кружкой пива и пакетиком соленых орешков.

— Ты права, но я хочу попробовать делать все по правилам. Здесь есть рациональное зерно. По крайней мере, в теории.

— Ну да. Раньше я участвовала в программе «Жизнь без жира», но так и не поняла, в чем там суть. Сама была виновата. Когда они объясняли основы, в комнату залетела оса, и я никак не могла сосредоточиться. После этого начала путать свои Базовые дни и Овощные дни и так нагрешила, что впору было идти к причастию.

Пэт попала в самую точку, думала Джей, шагая по дорожке к своему дому. Многие женщины каждую неделю ходят на собрания, посвященные диете, как в церковь, и выслушивают мудрые советы фанатичного руководителя. Во многих клубах пристрастие к еде именуется «злом» или «пороком», а поглощение булки с джемом считается едва ли не смертным грехом. Джей почувствовала себя неуютно. Так или иначе, она заплатила деньги и вступила в общину, которая поклоняется могущественной богине западного мира по имени Диета.

Глава двенадцатая

Бег трусцой

Если она добежит до спортивной площадки в конце дороги и сделает по ней два круга, то сможет позавтракать тостами с основательной порцией масла и джема вместо отвратительного и безвкусного маргарина. Успех диет, которые действительно работают, кроется в деталях, рассуждала Джей, завязывая шнурки на кроссовках и одергивая футболку. В клубе им разрешали зарабатывать лишние очки с помощью физических упражнений. Эти очки Джей собиралась потратить на удовольствия, ради которых стоило жить: оливковое масло, хорошее вино. Она не в силах променять их на низкокалорийный шоколадный мусс или баночку консервированных персиков.

До парка было недалеко, двести-триста метров. В семь утра там вряд ли будет много народу, чтобы посмеяться над ее усилиями. Она не могла припомнить, когда в последний раз по-настоящему бегала. Может, в шестом классе во время игры в теннис или в университетские годы, догоняя автобус. А еще когда дети были маленькими. Она тогда носилась за ними как угорелая и, когда играли в крикет, бросалась за небрежно брошенной битой, грозившей вышибить крошечные детские мозги. И наконец, каждый год в начальной школе она покорно принимала участие в унизительном забеге для мамаш. Джей вспомнила, что мамы разделялись на две группы. Она была из тех мамаш, которые, когда звучал свисток, оповещающий о начале ненавистного забега, просто ставили на стол свой стакан с вином, сбрасывали туфли и трусили к стартовой линии, стараясь не наступить на юбку. Другие, образцовые мамы, уже ждали их на старте, разминаясь и высоко вскидывая колени. На них были облегающие костюмы и беговые, иногда даже с шипами, кроссовки фирмы «Прада». К моменту старта они успевали хорошенько разогреться. И к тому времени, как Джей и компания, задыхаясь и хихикая, добирались до финишной прямой, эти мамы успевали закончить дистанцию, забрать детишек, погрузить их в джип и проехать полдороги на скрипичный концерт.

Джей тихонько прикрыла дверь. Нарцисс выскользнул вслед за ней на крыльцо. Он вопросительно мяукнул, не понимая причины столь раннего ухода из дому и выражая обеспокоенность забывчивостью хозяйки. А завтрак где?

— Я скоро вернусь, котик. — Джей почесала за треугольными ушками.

Надо бы загнать Нарцисса домой. Стыдно в первый же день явиться на глаза честной публике в сопровождении кота. Нарцисс будет без малейших усилий бежать рядом, попутно влезая на деревья и гоняясь за листьями, в то время как она, неуклюжее беспомощное человеческое существо, станет, пыхтя и сопя, тащится с грацией бегемота. Что касается спортивной подготовки, кошки дадут людям сто очков форы, не шевельнув и лапой. Вопиющая несправедливость, особенно если учесть, что они все время валяются на солнышке или спят. Джей поежилась в своей старенькой футболке с портретом Эрика Клэптона. Сначала она хотела надеть желтую тенниску с логотипом «Генеральной уборки», из тех, что в прошлом году заказала для девушек-уборщиц. Таким образом, она была бы ходячей или, скорее, бегущей рекламой. Но затем решительно отвергла эту идею. Незачем позорить фирму. Потная задыхающаяся тетка — такое зрелище могло только отпугнуть потенциальных клиентов.

Джей взяла спокойный темп, останавливаясь только на переходах через улицу, чтобы поглядеть по сторонам. Она очень надеялась, что не встретит никого из знакомых. Первые пятьдесят метров Нарцисс бежал вслед за ней, потом отстал с протестующим мяуканьем: хозяйка убегала за пределы его территории. Джей бодро продвигалась к намеченной цели, наслаждаясь свежим ветерком, обвевающим лицо, и стараясь не замечать, как груди и прочие выдающиеся части тела подпрыгивают и трясутся в такт шагам. Не случайно этот бег называется «трусцой». Еще правильное было бы назвать его «бег трясцой». Наверное, это не очень полезно, когда твои жизненно важные органы так трясутся.

Если бы Господь предназначил человека для бега, то приделал бы к печени, почкам и другим потрохам какие-нибудь пружинки. Правда, для этого служат диафрагма и мышцы таза. Джей представила себе нарисованные на страницах учебника по биологии мускулы — точь-в-точь связки веревок, совсем не страшные. Так, похоже, у нее начались галлюцинации. Или всех бегунов одолевают дурацкие мысли?

Прямо перед воротами в парк она услышала знакомое металлическое тарахтение и возглас:

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru