Пользовательский поиск

Книга Размер имеет значение. Содержание - Глава седьмая Коктейль «Стройность»

Кол-во голосов: 0

Девочка-блондинка захихикала. Уин строго взглянула на нее, потом снова переключилась на Рори.

— Не слушай бабулю. Желе всегда полезно. Все детки любят желе. Дельфина всегда кушала желе, а ведь у нее был блуждающий аппендицит. Я делала ей желе, когда аппендицит обострялся. Помнишь, Джей?

Джей помнила. Дельфина была мучеником своего блуждающего аппендицита. Одри относилась к недугу племянницы со скептицизмом. На ее взгляд, Дельфина страдала банальным несварением желудка, так зачем же дурить людям голову. Дельфина холила и лелеяла аппендицит все свое детство. Каждое утро — Джей помнила так четко, будто это было вчера, — Уин вставала ни свет ни заря (или, как язвительно замечала Одри, «раньше Бога»), чтобы приготовить мюсли (именно приготовить, а не просто открыть пакет и высыпать в тарелку). Мюсли непременно надо было съесть заблаговременно, чтобы было достаточно времени их переварить. У Джей до сих пор в ушах звучал ежедневный припев тетушки Уин:

— Дельфина, ты сходила?

Джей и ее сестра Эйприл частенько дразнили Дельфину, хором распевая эту нелепую фразу.

Каждый раз, когда Джей оставалась у тетки на ночь, она становилась свидетелем долгого и трудоемкого процесса приготовления мюсли. И всегда удивлялась: сколько хлопот из-за мисочки с хлопьями. Уин смешивала тщательно отмеренные порции орехов и овсянки (они хранились в стеклянных банках в недоступном для вредоносного солнечного света месте), затем чистила и крошила красное яблоко (зеленые яблоки не годились), добавляла сухофрукты, свежий банан, летом — клубнику со своей грядки, разбитой на заднем дворе и прикрытой зеленой сеткой с развевающимися серебряными ленточками, чтобы отпугивать птиц. Все это заливалось вязкой пахтой. Пахту Уин заранее доставала из холодильника, чтобы та нагрелась до температуры, не опасной для чувствительного аппендицита Дельфины.

— Я тебе тоже оставила, лапочка, — говорила Уин Джей.

Но Джей вела себя как неблагодарная скотина. Ей вдруг стало стыдно за свое тогдашнее поведение.

— Ой, нет, только не это! — вопила она тогда, содрогаясь при виде жирной смеси. — А у тебя нет «Ватебикса»?

Дельфина смотрела на нее почти с презрением:

— Что? Покупные хлопья?

— Мне они больше нравятся. И с обычным молоком, — мстительно отвечала Джей. Она чувствовала себя обязанной защитить семейные традиции.

— Но ты должна это попробовать, — настаивала Уин, решительно усаживая ее за стол перед ненавистной смесью. — Попробуй эту чудную пахту. Тебе не помешает хоть немного поправиться!

Господи, как давно это было. Вот бы ей сейчас кто-нибудь такое сказал.

Глава седьмая

Коктейль «Стройность»

Да уж, женишок Дельфины с новыми родственниками особо не церемонится. Джей повертела в руках короткую записку Чарльза, к которой он приложил ключи от квартиры. Мог бы позвонить в дверь, представиться, зайти поболтать. Сунуть письмо в почтовый ящик и смыться, даже не поздоровавшись, — не лучший способ произвести хорошее впечатление. Высокомерие, вот что приходит на ум. Именно вы-со-ко-ме-рие, подумала Джей. Кстати, очень похоже на саму Дельфину. Вот уж точно — два сапога пара. Дельфина велела ей устроить вечеринку, а Чарльз сухим деловым тоном поручил сделать в его квартире генеральную уборку в любой из оставшихся до конца месяца дней. В конце месяца приедет Дельфина, чтобы свить гнездышко с Чарльзом и его безупречно чистыми шкафами. Джей решила с уборкой не торопиться. Чтобы у Дельфины было меньше шансов провести пальцем по батареям и торжественно продемонстрировать налет пыли.

— Может, ему не хочется встречаться с нами до свадьбы, — предположил Грег, выглянув из-за «Санди таймс».

Он читал статью в рубрике «Ваш дом». В ней говорилось об одном из проектов Грега — экстравагантном полуподземном доме со стеклянным куполом, скрытом травой, который Грег построил для состарившейся рок-звезды. Статья называлась «Уйти в подполье».

— Может, он считает, что это плохая примета.

— Это на платье невесты смотреть заранее — плохая примета, — возразила Джей, помечая в дневнике, что потребуется для уборки в квартире Чарльза.

— Платье? Бьюсь об заклад, что в их семье брюки будет носить Дельфина, — рассмеялся Грег.

— Чарльз пишет, что он улетает в Гонконг.

Джей представила себе, как Чарльз выходит в полном обмундировании из такси и на цыпочках крадется по тропинке, чтобы подбросить записку им под дверь. Должно быть, он уехал чуть свет. И просто постеснялся звонить в такую рань и врываться в дом. Джей изо всех сил старалась вызвать в себе добрые чувства.

Грег перевернул страницу и приступил к изучению выставленных на продажу итальянских вилл на искусственном острове в Дубаи.

— Ну что ж. Не нам конкурировать с «боингом», заходящим на взлетную полосу.

Джей хандрила. Стоило ей пошевелиться, как дурацкие антицеллюлитные пластыри слетали с нее и намертво прилеплялись к белью. Кроме того, прошлой ночью Грег погладил ее по бедру и наткнулся на пластырь. Он расхохотался и заявил, что его не слишком возбуждает мысль провести ночь с женщиной, заклеенной со всех сторон, как старый альбом Рори «Участники Кубка мира».

И потом, пластыри были постоянным напоминанием о ее собственном эгоизме. Что она за мать, корила себя Джей бессонными предрассветными часами. Что за ужасная, эгоистичная, никчемная мать. Даже сейчас, когда ее единственный любимый сыночек находится в смертельной опасности, она думает о своих жирных ляжках.

Когда Рори начал выздоравливать, Джей позволила себе вернуться к прежним угрюмым мыслям: худеть таким варварским способом нельзя. Иначе у нее появится навязчивая идея. Если уже не появилась… Нет, еще не появилась, убеждала себя Джей. Она не собирается посвятить всю свою жизнь похудению. Она просто хочет к тому времени, как приедет Дельфина, скинуть излишки жира и без проблем влезть в умеренный сорок восьмой. Потому что размер, что ни говори, имеет значение. Дельфина всегда была стройной и изящной, и такому испытанию, как рождение детей, ее фигура не подвергалась. Джей легко представила себе, как Дельфина окинет ее взглядом с ног до головы и вынесет приговор: «Типичная матрона». Да и Уин с Одри прежде любили распивать чай с вафлями и сплетничать об общих подругах, которые, по их мнению, «распустили себя». Это считалось гораздо худшим преступлением, чем пристрастие к азартным играм или побег со страховым агентом.

Дельфина точно станет над ней потешаться и называть ее «бабулей». По здравом рассуждении, казалось бы, какие пустяки. Но в жизни невозможно руководствоваться лишь здравыми рассуждениями. В анналах под названием «Жизнь Джей от начала и до настоящих времен» запечатлелась одна драматичная сцена. Тогда Джей было четырнадцать лет, и она была тайно по уши влюблена в Нейла, старшего брата своей лучшей подруги Сэнди. Однажды Нейл устроил вечеринку. В пустом доме, без родителей (не считая няни, которая присматривала за младшей сестрой, Эмми). В общем, все путем. Полный кайф! Нейл учился в мужской школе, и девочек для вечеринки не хватало. Поэтому он пригласил Сэнди и Джей:

— Если хотите, присоединяйтесь, для ровного счета.

Нейл предупредил, чтобы они вели себя тихо, не напивались и не делали глупостей. Иначе их быстро отправят наверх в комнату Эмми смотреть телевизор вместе с няней Бриджит.

Глупостями Сэнди и Джей занялись загодя — днем. Заперлись в комнате Эйприл, где всегда царил хаос, и принялись доводить свою внешность до совершенства. Эйприл в припадке щедрости выдала Джей свою новую экстравагантную ярко-зеленую юбку и феном уложила подружкам волосы. В предвкушении ночных развлечений они, хихикая и взвизгивая от возбуждения, устроили настоящую оргию: маски для лица, маникюр, помада и всякие прочие штучки для обольщения. Нейл и его друзья не устоят перед их блеском, изысканностью и волшебным обаянием.

Их ждал восхитительный вечер с мальчиками и первыми поцелуями. Но когда они уже стояли на пороге, случилась неприятность. К Одри зашла тетушка Уин, которая жаждала поплакаться на плече сестры, а Дельфину сбагрили девочкам, чтобы она убралась подальше от взрослых разговоров.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru