Пользовательский поиск

Книга Размер имеет значение. Содержание - Глава вторая Детоксикация

Кол-во голосов: 0

Как обычно, когда перед ней вставала проблема выбора домашней утвари, Джей вспомнила о своей кузине Дельфине. Это имя всегда напоминало ей название туалетной бумаги — дорогой, сиреневого цвета бумаги с золотыми лилиями. Джей представила, что случилось бы, поделись она этой мыслью с Дельфиной и ее мамочкой — тетушкой Уин. Да ничего не случилось бы — они не нашли бы ничего неприличного в таком сравнении. Напротив, оно привело бы их в восторг. Если бы такая бумага существовала, тетушка Уин перевернула бы землю, чтобы ее достать: ведь она так замечательно подошла бы к пурпурно-золотой плитке от Версаче в ее ванной. И все же, бумага там или не бумага, а Джей еще помнила свою детскую зависть, когда тетушка Уин поглаживала белокурую голову своей маленькой дочки, приговаривая: «Прелестное имя для прелестной девочки». Когда тебя называют простым и древним именем Джейн на том основании, что «у него нет уменьшительного», а в результате все и каждый сокращают его до одной-единственной буквы, трудно не помечтать о каком-нибудь волшебном имечке вроде Филомена Уиллоу.

Несмотря на то что Дельфина давным-давно перебралась в Австралию, она по-прежнему знала все ответы на все домашние вопросы. Когда Дельфина была замужем первый раз, она удостоилась титула Лучшей Домохозяйки Восточного Лондона. А чего еще можно было ожидать от женщины, которая в детстве копила карманные деньги на египетские хлопковые простыни с ажурной строчкой. Дельфина хранила эти простыни в комоде, точно викторианская невеста. К тому же она получила приз на одном дневном телешоу — за своих куколок, связанных из сеточек из-под апельсинов.

Если бы Дельфина не пребывала сейчас за тридевять земель, она бы с удовольствием указала Джей на ее ошибки — и на неудачно выбранные занавески, и на неудачно выбранного мужа-архитектора, который обожает экспериментировать с собственным домом.

— Дом должен демонстрировать мое мастерство и приманивать потенциальных клиентов, — объяснял Грег, вынашивая планы преобразования их жилища в аквариум.

Дельфина заставила бы Джей составить список производителей штор и сравнить цены, после чего дала бы точные инструкции, что и как покупать. К сожалению, на этом она бы не остановилась. Советы Дельфины неизбежно принимали вид жестких заявлений типа: «Вот что ты должна сделать. Ты обязана…»

Джей вытянула сначала одну ногу, потом другую, надеясь, что это сойдет за физическое упражнение.

Вообще-то Дельфина только разок глянула бы на сверкающее стеклом детище Грега, пришла бы в ужас и тут же принялась выкладывать кирпичные стены вместо обожаемого Грегом стекла (и плевать ей, что его конструкция получила приз). После чего развесила бы на белоснежных карнизах диаметром с крепкое деревце ситцевые занавесочки в золотых розочках и с бахромой.

Джей посмотрела сквозь стеклянную крышу на самолеты, которые скользили по ночному небу в сторону Хитроу, затем отложила книгу и выключила ночник. Правда, темнее от этого не стало: комнату заливал свет от плазменного экрана телевизора и уличных огней. Грег все еще упивался матчем по крикету: уши заботливо заткнуты наушниками, руки непроизвольно подергиваются, весь в игре, рядом со своим защитником, показывая ему, как это делается.

— Собираешься спать? — проорал он. Потом потянулся к ней, взял за руку и гаркнул: — Я тебя люблю.

— Я тебя тоже, — ответила Джей, совершенно не сомневаясь, что он все равно не услышит. Интересно, если бы она вместо этого произнесла: «Убирайся отсюда», прочитал бы он по ее губам или нет?

«Бабулька». Нет, вы только подумайте. Она еще припомнит ему эту чертову бабульку!

Глава вторая

Детоксикация

Детоксикация! Эта мысль осенила Джей прошлой ночью перед тем, как они вместе с шоколадным тортом провалились в сон. И едва она проснулась, та же мысль настигла ее, точно кошка мышку. Про «детоксикацию» она частенько читала во время вынужденного безделья — в кресле у парикмахера или в приемной у дантиста, пока тот истязал очередную жертву. А ведь точно, детоксикация — первый шаг. Полное очищение организма перед тем, как он начнет расставаться с излишками веса. Пусть ей и суждено стать «бабулькой», как выразился Грег, но, черт возьми, она все равно останется шикарной, стройной и привлекательной женщиной. И Грег больше не посмеет шлепать ее по заду, как разжиревшую кобылу, и называть толстушкой. Прочь, проклятые токсины! Пора избавиться от шлаков (только без этих грубых манипуляций с кишечником!) и начать жизнь заново.

Наступил понедельник, идеальный день для начала новой жизни. Ранним утром их гостиная (она же кухня) пуста. Если, конечно, не считать объедков завтрака Рори и Элли. Дети вихрем пронеслись по кухне, опустошили коробку хлопьев и умчались в школу. Джей пролистала бесплатный журнальчик, который чудом не попал в мусорное ведро, и наконец нашла то, что ей нужно. Через несколько минут большая чашка с ромашковым чаем остывала перед ней на большом стеклянном столе. По вкусу, цвету и запаху чай явно напоминал мочу. Не слишком аппетитно, но наверняка очень полезно. Джей где-то вычитала, что во время детоксикации некоторые на самом деле пьют собственную мочу. Мысль эта ей абсолютно не понравилась: ведь моча — это же концентрированные токсины, отвергнутые организмом. Будь моча полезной, уж организм как-нибудь нашел бы ей подходящее применение. Впрочем, не будем зацикливаться на моче, решила Джей, уставясь на горстку виноградин, лежащих на розовеньком блюде, из-за которого Рори в свое время едва не провалил экзамен по прикладному искусству. Кисточка винограда — вот все, что она могла себе позволить. Минимум еды на завтрак — непременное условие для очищения организма.

— Мам? У тебя джем есть? — крикнула Имоджин, поднимаясь по лестнице из квартиры в цокольном этаже.

Джей раздвинула стеклянную дверь-гармошку (чудо архитектурной мысли), и дочь ворвалась в комнату, держа в каждой руке по толстому ломтю поджаренного хлеба. Она облизнула масло, медленно стекавшее по пальцам, измазав при этом щеку. Джей закрыла глаза и с упоением вдохнула аромат горячего хлеба. Какой восхитительный, одуряющий запах! Она решительно помотала головой. Даже пожелай она поддаться искушению, сейчас у нее все равно нет времени. Через полчаса она должна встретить на станции Аню и Катеньку и отвезти их убираться к миссис Райен. А перед этим еще нужно отыскать колесико от пылесоса, которое отвалилось и закатилось под буфет, куда-то за рождественские коробки. Да и бензина в машине наверняка кот наплакал. Значит, надо успеть и на заправку заскочить.

Думая о том, что еще может понадобиться для работы, Джей полезла под раковину за чистыми тряпками. Хорошо хоть здесь ее не преследовали аппетитные запахи. Под раковиной воняло плесенью и хозяйственным мылом.

— Так как насчет джема? — спросила Имоджин.

Джей вынырнула из-под раковины, потная и всклокоченная. И нестерпимо голодная.

— Джем, мама? У нас с Трисом ни капельки не осталось. Мы подумали, может, у тебя есть.

Имоджин стояла посреди комнаты — босиком, в отвисших черных пижамных штанах и синей майке с вышитой стразами надписью: «Подружка сантехника».

— Надень тапочки, — велела Джей, глядя на босые ноги дочери с облупившимся сиреневым лаком на ногтях. — Простудишься!

— Ну, мам, здесь же пара шагов. Так что, есть или нет?

— Ты о чем? Ах да, джем. Не знаю. Посмотри в холодильнике, в буфете, где хочешь. Я тороплюсь.

— Здорово! Блеск! Премного благодарна! — сварливо пробурчала Имоджин, доставая из холодильника кока-колу. — Я-то надеялась, что, раз у меня скоро будет ребенок, родная мамочка захочет немножко меня побаловать.

— Скоро? Побойся бога, девочка! Еще и месяца не прошло. Подожди, пока…

Тут Джей замолкла. Запах дочкиного завтрака сводил с ума. Ей до смерти захотелось усесться и не спеша просмотреть газету, с чашкой горячего крепкого кофе и ломтем поджаренного хлеба с джемом. Обязательно — с толстым слоем джема с кусочками апельсиновой цедры. Сладость с легким горьковатым привкусом — безграничное, неслыханное блаженство.

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru