Пользовательский поиск

Книга Проституция в России. Репортаж со дна Москвы Константина Борового. Содержание - ЛЮБОВЬ ПО ФОТОГРАФИЯМ

Кол-во голосов: 0

Это дурной тон. Не ее дело про деньги говорить.

Если в Москве он не оплатит, его внесут в черный список. Не надо, чтобы она ему чего-то там говорила, потому что начнется портовый бордель. На его решение это никак не повлияет. Понравилось ему – он заплатит.

Не понравилось – не заплатит.

А этих девчонок не снимают? Статистики нет?

Пытаются. Девушки боятся, что это подстава.

Я сразу увольняю – без выяснения, просто по подозрению расстаюсь.

Девушки себя не чувствуют проститутками?

В общем, нет. Аргументация такая – проститутку возбуждают деньги. А их – мужчины.

То есть они получают удовольствие от работы?

Быть желанной – это очень клево для женщины, это огромный стимул.

Я разговаривал с проститутками – для них это тоже стимул. Так получается, что не ахти какой бизнес этот секс по телефону.

Позволяет как-то жить. Сейчас у меня другой бизнес, который надо поставить на ноги, – журнал.

Какая у вас там роль?

Я руководитель проекта, инвестор, следящий внимательно за собственными деньгами и направляющий политику журнала.

Сколько стоит здесь объявление?

Двести рублей. Есть раздел в конце «Встречи, досуг, отдых» – бордели там. Я стараюсь разделить проституток и знакомства. Мой журнал для реальных знакомств. Это уникальная вещь.

У вас, я смотрю, здесь много мужчин – это те, которые на халяву хотят проехаться? Не заплатить проститутке, а познакомиться с приличной девушкой в ресторане.

Большинство мужчин не хотят платить проституткам.

Платный секс – это всего лишь секс, значит, она не партнерша, а исполнительница некой функции, а мужчине интересна партнерша.

Смотрите: «я хочу вас познакомить со своей подругой – яркая, эффектная, самодостаточная женщина, звоните» – это наверняка оператор.

Это действительно подруга. Засиделась девка, у нее уже дети, она стесняется. Сердобольная подруга решила устроить ее жизнь.

«Катерина, тридцать лет, сто шестьдесят пять, не замужем, с порядочным мужчиной для серьезных отношений и брака…»

«Он – его» – это гомосексуалисты, «Она – ее» – это лесбиянки. Смотрите, много как – десяток. Чистоплотная – для лесбиянок это важно.

Это для всех, по-моему, важно.

«С девушкой б/с» – что это значит?

Бисексуальной.

«Для легких, романтических отношений, м/в есть».

Место встречи. Там сзади список сокращений.

Журналы «Плейбой» и «Пентхауз» – не являются вашими конкурентами?

Там же нет знакомств. «Плейбой» – тяжелое чтиво, уже неинтересное никому.

Где вы распространяете журнал?

Он продается в метро – лотки, киоски. В клубах лежит, в ресторанах.

Что изменилось в последнее время в вашей области – секс по телефону? Какую новую тенденцию вы чувствуете?

В девяносто втором году мужики больше предпочитали слушать, сейчас идет вполне полноценное общение, двустороннее, и, конечно, фантазии стали более раскрепощенные.

Между вашими операторами происходит обмен информацией?

Конечно. Происходит разбор полетов.

По телефону можно играть садомазохизм?

Все можно. Нет абсолютно никаких ограничений, ничего невозможного.

Сокращается или расширяется этот бизнес?

Я думаю, что сокращается. Возможностей визуального контакта сейчас гораздо больше, чем раньше.

Масса борделей, масса проституток.

Того и гляди легализуют проституцию.

Я – только за. Всем будет спокойнее.

К вам милиция никогда не приставала?

В девяносто втором году, или в девяносто третьем, им почему-то казалось, что я высылаю девочек на дом.

За границей такой бизнес сейчас расширяется, я сужу по объему рекламы.

Сейчас во многих странах большое внимание уделяется безопасному сексу. Здесь это тоже будет, но не скоро.

Чем еще хотите заниматься?

Не знаю, я реагирую только на предложения.

Почему не открыть свой публичный дом?

Потому что это разногласие с законом.

Если открыть как массажный салон, все по закону сделать – нанимать не дешевых девочек, а нормальных, с пропиской, или тратить двести рублей на регистрацию.

У меня свободных денег все равно нет.

А у вас есть какие-то механизмы объективного контроля развития бизнеса?

Ну конечно, есть, за этим надо следить. Как только зазеваешься, все потихонечку поплывет под откос.

Часто клиенты жалуются, например на то, что слишком быстро кончил?

На это вряд ли кто пожалуется. Человечество вообще на восемьдесят процентов состоит из идиотов.

«Девушка, встань раком». Это он на коммутатор – оператору говорит.

А у девушек какие-то конспекты остались от подготовки?

Я хочу понять конкретные вещи.

Никто эти конспекты не будет показывать и объяснять, это бизнес.

Они наверняка считают, что становятся совладельцами этого ноу-хау?

Тут ничего не поделаешь. Я же не могу их заставить забыть все, что скажу.

А вы знаете о каких-то фирмах, которые открыты фактически на вашем ноу-хау?

Во всех фирмах, которые открывались, кроме двух – а их было штук восемь, – все делалось по моим придумкам людьми, которые когда-то у меня работали. Сейчас существует только одна конкурирующая компания, где работает моя бывшая заместитель, которую я сделал своими руками. Я сам оставил службу девятьсот семь и создал новый проект.

А потом служба девятьсот семь без меня потихонечку закрылась.

Это не стыдное вообще дело-то: женщине… открывать такой бизнес? Со временем, наверно, привыкают.

А почему ей должно быть стыдно? Она понимает, что она дает людям то, чего им в этот момент не хва– тает. Как раз характер бизнеса не смущает и не может смущать.

Вместо того чтобы пойти познакомиться с девушкой – я сейчас упрощаю, – пригласить ее в театр, в ресторан, потом домой и трахнуть, он куда-то звонит. Это всегда мастурбацией сопровождается?

В сорока процентов случаев сопровождается мастурбацией, в которой я ничего дурного не вижу. Более того, это уже даже партнерские отношения, потому что в сексологии есть такое понятие: мастурбация в присутствии партнера является полноценным сексуальным актом.

Сорок процентов – откуда эта статистика?

Это двенадцатилетнее наблюдение. Анекдот есть: идет мужик пьяный – на дороге девушка со скакалкой скачет. Он никак ее обойти не может, качается и говорит: «Слышь, дура, тебе уже с парнями ебаться пора, а ты со скакалкой!» Она, не меняя занятия: «Одно другому не мешает». Наша деятельность – это не бабозаменитель. Для того, кому нужен быстрый секс, это вполне подходящий способ решить теперешнюю его проблему. Он пытается сделать свою мастурбацию интересней. Не одному в отхожем месте – он пытается иметь партнершу, иметь ситуацию.

Это же патология.

Абсолютно нет. Объясняю: девяносто процентов плюс-минус два-три процента мужчин и женщин занимаются мастурбацией. Человек может это сделать в одиночестве в отхожем месте, а может это сделать в присутствии партнерши, которой нравится то, чем он занимается, которая занимается тем же в купе поезда напротив него…

Это одна из историй?

Один из сюжетов. Они первый раз видят друг друга в тот момент, когда ее муж вышел покурить. Можно просто дрочить, а можно дрочить с песней.

Записывайте – это же романы! Посадить писателя хорошего, и пусть пишет, пишет…

Да если мне надо, я сам таких сюжетов напишу левой ногой на досуге, просто мне-то на фига? Для меня это всего лишь товар.

А женщины звонят?

Меньше пяти процентов. Гетеросексуальные предпочитают говорить с мужчиной, если он есть на линии.

Если нет – то они говорят с женщиной, но все-таки о мужчинах.

Как это происходит, она стесняется, наверное?

Процесс возбуждения у женщины построен иначе.

Эмоциональная составляющая гораздо более важна, длительность процесса тоже увеличена.

Значит, на женщинах можно больше заработать, если возвращаться к бизнесу?

Состоятельных самостоятельных женщин немного, и они не готовы платить за секс с мужчиной.

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru