Пользовательский поиск

Книга Проституция в России. Репортаж со дна Москвы Константина Борового. Содержание - ЭРОТИЧЕСКАЯ ПАРИКМАХЕРСКАЯ

Кол-во голосов: 0

А у меня родители, естественно, бедные. И чтобы снимать комнату, приходилось платить десять долларов, и десять долларов зарплата. Не разгуляешься. Да. Потом я нашла другую работу – на рынке. Я работала на рынке, трубочки продавала, такие пирожные, кстати, очень выгодно. Там нормально получалось, долларов двести, наверное, зарабатывала. Однажды к нам подошла сутенерша и предложила много зарабатывать.

Много – это сколько?

Я уж не помню, сколько она сказала. С ней еще девчонка была. Она сказала: я уже работала, страшного ничего нет, я сейчас опять собираюсь поехать.

Это она тебя в бордель?

Нет, там квартира. Ну, я вообще не знала, не представляла, как это все происходит.

У тебя там что-то было?

Ну, у меня там только мать одна была. Отец умер, когда я десять классов окончила.

Двадцать четыре года, ты уже, наверно, замужем побывала?

Нет, нет, у меня, кстати, там никого и не было. И жила я одна. Я решила поехать. Нас везли человек пять.

Тоже хороших девочек всех набрали и – по разным квартирам, у нас сутенеры были женщина и мужчина.

И они имели несколько квартир. У нас сильная такая бригада была. Не помню, сколько человек, но очень много было. И водителей было много. И из-за чего я осталась, из-за того, что они не обманывали. Вот ты на нас отработаешь за то, что мы тебя везли. Я уж не помню сколько, сто пятьдесят за три дня получалось. То есть нормально, не много. Я работала каждый день.

Ты жила в квартире с другими девчонками?

Ну, да. Это было в Братеево, они там снимали квартиру.

Телефон был, нам звонили клиенты, встречались, чтобы все деньги шли к ним. Это была двухкомнатная квартира, мебели там не было, у меня была раскладушка. Потому что дом только что построили – новостройка. Там жили четыре человека, на двушку нормально было.

У вас была одна спальня, одна для клиентов?

Нет, мы клиентов туда не приводили, нам не разрешали туда приводить. Мы выезжали на работу тогда на Лубянку.

А на Лубянке была квартира, притон?

Нет, на улицу.

Это как сейчас полукругом они встают…

Но сейчас я уже на улице не работаю, я работаю в сауне. Нам там больше нравится.

Конечно, теплее.

Конечно, и потом, когда клиент не нравится, я могу просто взять и уйти. А так очень опасно на улице работать.

Сколько проработала там?

Проработала, наверно, года два.

Значит, работа на улице, два года на улице. Сколько это стоило?

Тогда цены были сто пятьдесят, двести и сто долларов.

Это зависело, наверно, от красоты?

Ну, это зависит от того, как ты выглядишь, одни губы накрасят там…

Скажи, пожалуйста, а во сколько вас туда привозили?

Мне не очень нравился тот распорядок, нас привозили примерно в четыре часа. Очень долго возили.

И в конце концов мы начинали работать только где-то с полдесятого. То есть как-то беспорядочно там было, неправильно.

Неправильно организовано? Подожди, а это всех они свозили туда?

Да. Сбор по всем квартирам.

А где там на Лубянке?

На самой площади. Сейчас-то там закрыли. Много было точек, там каждый метр был распределен.

Наше место было, где «Метрополь» и выше. Вот чуть-чуть выше площади. Мы сидели в машинах, если нам давали работать, то находили отстойник, цепляли ленту и – туда.

А ну это организовано, а ты уже в отстойнике была.

То есть два варианта было: либо отстойник, либо на самой точке стоять. Если разрешала милиция.

Ну, милиции надо было платить, да?

Как часто в день брали клиента?

Мы работали только по вечерам, если не хочешь – не работай, у нас были нормальные сутенеры, они не заставляли. То есть ничего такого страшного не было.

Но штрафовали.

За что?

Вот когда я приехала еще. Нельзя приводить клиента на квартиру. А я привела клиента, поработала с ним мало, ну я не знала, что нельзя приводить. Меня оштрафовали на всю зарплату. В Братеево. Клиент был хороший. Мальчик один, в армии что ли служил.

И про меня рассказали сутенеру, то есть сдали меня.

И он оштрафовал меня на всю зарплату.

Обычно клиенты берут девушек?

Нуда.

Кстати говоря, сколько это стоило?

Тогда это стоило, когда я приехала, сто долларов.

Сколько тебе?

Половина. Если за сто пятьдесят-двести тебя продают, то большую часть себе. С клиента брали сразу. Утром выплачивали зарплату. Я работала даже тогда, когда были месячные. Я работала каждый день, мне нужна была квартира. Я говорила себе, что пойду на любые унижения, но квартиру куплю, потому что большего унижения, чем жить так, как я жила до этого, быть не может. Мой первый сутенер через два месяца работы спросил: Оля, а у тебя месячные бывают? Мне нужны были деньги.

Я принимала в день несколько человек. Однажды меня привезли в компанию, где было шестьдесят человек, на даче. И все меня хотели трахнуть. Я подумала, что живу последний день, но обошлось.

Максимально в день – человек пять. Чаще всего по два клиента, а потом ехала домой. И тогда, и сейчас это зависит от меня, хочу работать – много клиентов.

У моего сутенера была партнерша. Девчонка сначала у него работала, но не продавалась, ее сутенер поставил убалтывать клиентов. И так успешно все пошло, что она организовала свою точку, с ментами договорилась. Потом они вместе стали работать.

У них было в конце концов два десятка квартир.

А потом поссорились и решили нас разделить.

Делили по живому. И все развалилось. Когда несколько квартир, выгодно держать водителя. Двоих из квартиры возить не выгодно. Григорий зарабатывал хорошо, за год заработал на нас двести-триста тысяч. Я чистыми зарабатывала тысячу пятьсот в месяц. Деньги прятала в тумбочке. Бывали случаи, что воровали друг у друга. Я честный человек, меня не учили родители воровать. Я положила в шкаф триста долларов и при всех достала, опять положила.

Приехала – нет денег. В день чистыми получалось пятьдесят долларов. На точке нас бабушки кормили, привозили горячее, одноразовую посуду.

Хороший бизнес. На одежду я не тратила, копила.

Бывают дни, когда мало клиентов, или плохие, с некрасивыми бандитскими лицами. Ты можешь отказаться, но тебе скажут, что тебя вообще взять не возьмут. На нашу точку приходили индивидуалки, другие сутенеры привозили. Деньги пополам, мне и им. «Крыша», хозяин точки – это милиция. То микроавтобусы, то «нивы», то «девятки». Шофера – это не охрана, если приезжали бандиты и выхватывали девчонок, сажали в машину и везли к себе. Бесплатно.

Бандиты нормально относились, денег не платили, но водку наливали, кормили. Однажды везли меня и пугали, что убьют. Однажды меня на неделю забрали, в деревню, на отдых. Куда там убежишь.

Но они меня не обижали. Баню топили, барашка зажарили, уху варили. Заплатили за один день, а потом не платили. Один хороший, защищал меня от второго, а второго иногда клинило. Однажды я попала на садиста. Я на Садовом работала. Приехал симпатичный молодой человек на «ягуаре», прилично одетый, и выбрал меня. Я тогда блондинкой была, меня часто выбирали. Заплатил денег.

По дороге дал денег и говорит: купи самое дорогое шампанское. Потом говорит: выпей все шампанское, я тебе дам сто долларов. Я обрадовалась, думаю, солидный мужичок. Я увлеклась, перестала следить за дорогой, и он вывез меня на пустырь.

Я еще не успела допить. Вышел из машины. Попросил сделать минет. Взял бутылку и ударил по голове, потекла по белым волосам кровь. Он был маньяком.

А на него уже попадала девчонка, которая жила со мной в квартире. Его уже все знали. Заставил раздеваться.

Издевался надо мной по-разному. Раздел догола. Говорит: садись в машину, достал зонтик, пытался меня этим зонтиком трахнуть, тыкал в разные места. В конце концов я выбежала на дорогу голая, подняла руки, попался на самосвале порядочный мужчина, помог мне. А тот увидел, что меня подобрали, и уехал. Я потом попросила пробить номер его машины, но решила не связываться, у меня тогда прописки не было. Потом я предложила девчонкам работать без нашего сутенера, мы своего водителя наняли. Он зарабатывал иногда больше нас, каждая платила ему по двадцать пять процентов.

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru