Пользовательский поиск

Книга Кот в сапогах, модифицированный. Содержание - 22.Нет, это сон!

Кол-во голосов: 0

— Нет, мужик с собачкой. Хороший такой мужик с симпатичным бультерьером на поводке. Жалко их стало, и я решил — будь что будет, тем более, иногда педагогичнее бритву в руку сунуть, чем ее отнять. И рванул к себе в цех, мечтая лишь о Прохоре…

— Вы что, гомик?! — поморщился я.

— Да нет, «Прохор» — это любимый топор, вы его видели в кабинете. Ничто так меня не успокаивает, как он. Так вот, рванул я к себе в цех, мечтая о «Прохоре», и тут вы маму мою поимели…

— Извините, больше не буду, — проговорил я кисло, дав себе зарок больше не материться на машины, некультурно проезжающие мимо.

— Это точно, — посмотрел исподлобья с искоркой гурмана.

— Ваша дочь, вроде, девушка симпатичная, все на месте… — поежился я.

— Это так, — покивал Блад. — Но у нее есть один небольшой пунктик, порок можно сказать…

— Небольшой порок? Это из-за него вы вогнали «Прохора» в стену под портретом?

— Да, из-за него.

— И что за порок?

— Да, пустое. Вы десятым по счету у нее будете. А что после вас буду делать, и представить не могу…

— Бросьте. Не буду я десятым по счету — у меня красный диплом. А что касается матримониальных планов вашей дочери, дайте объявление в газеты, и через день стены вашего замка рухнут от напора полчищ женихов.

— Это так… Однако Надюша не любит абы кого. Она любит лишь мужчин с богатым, если не с болезненным воображением. И с красными дипломами, — ехидно усмехнулся.

— А что это она мужей изводит?

— Точно не знаю. Вызывал я однажды известного психоаналитика, так он мне такое наплел…

— Что наплел?

— Всякое. В основном, о моей отцовской ответственности. Впрочем, зря я об этом.

— Зря так зря. Так на чем мы остановились?

— Вы хотели со мной договориться, — посмотрел он, как измучившийся алкоголик смотрит на прославленного в народе нарколога.

— Ну и что вы решили?

— Знаете, давайте заморозим тему дня на два. Я на кота поохочусь, вы с Наденькой пообщайтесь, а потом поговорим. По рукам?

— Как хотите. Но знайте, кот может распуститься, пойти, так сказать, вразнос, гм… замка. Не хотелось бы, знаете, человеческих жертв, вы так молоды…

Сверкнув глазами, фон Блад ушел. Пред сном я дочитал статью о мясе. Как и во втором чтении она не вызвала у меня пессимистических настроений.

* * *

Микробиологические процессы. В М. здоровых, хорошо отдохнувших перед убоем животных микроорганизмы отсутствуют. Утомление способствует их проникновению в мышечную ткань из кишечника. Употребление в пищу М. таких, а также длительное время голодавших животных может привести к возникновению пищевых токсикоинфекций. Для повышения стойкости М. и предохранения его от действия микробов соблюдают следующие условия: достаточный отдых животных перед убоем, очистка шкуры и копыт перед убоем (банька для человека, см русское народное: «…ты, Баба Яга, сначала баньку истопи, попарь, вымой, потом уж в печь клади»), хорошее обескровливание, правильный туалет туши, быстрое охлаждение, поддержание температуры 0°С и относительной влажности воздуха 85%. В питании людоеда М. — основной источник полноценного белка. В М. различают мышечные, высокоценные белки, содержащие все незаменимые аминокислоты, и соединительнотканные, неполноценные белки. Наибольшим биологическим действием обладают азотистые экстрактивные вещества, являющиеся сильными возбудителями секреции пищеварительных желёз. Содержание белков и жиров в М. животных см. в табл.

Баранина 1-й категории охлаждённая

белки — 13,9

жиры — 16,0

206,0

Говядина охлаждённая 1-й к.

белки — 15,2

жиры — 9,9

Ккал на 100 г — 154,0

Свинина жирная охлаждённая

белки — 12,2

жиры — 35,6

Ккал на 100 г — 381,0

Телятина молочная

белки — 16,1

жиры — 7,0

Ккал на 100 г — 131,0

Человечина (до 20 лет)

белки — 17,3

жиры — 10,5

Ккал на 100 г — 320

Человечина (20-40 лет)

белки — 12,2

жиры — 36,1

Ккал на 100 г — 305

22.Нет, это сон!

Той ночью уснуть мне не удалось. Во-первых, мешала Надежда, спорадически пристававшая, во-вторых, стреляли, туда-сюда бегали скопом по железной крыше, били стекла, орали благим матом соло и хором, а на рассвете с третьего этажа упало что-то большое и музыкальное, кажется, рояль.

Фон Блад заявился в девять часов утра, заявился, довольно потирая руки.

— Я вижу, у вас временные успехи? — спросил я, язвительно улыбаясь.

— Да! — сказал он так, как будто одолел всех черных котов в Москве и Московской области.

— Что-нибудь с Эдичкой? — нахмурился я.

— Да нет, просто жена ушла! — заулыбался он холостяцки счастливо. — Сказала, что жить в таких условиях не может и не хочет, и вообще уже третий месяц изменяет мне с моим управляющим.

— Они вас разорили?! — обеспокоился я.

— Да нет, я все предусмотрел, маркиз. У этого управляющего управляющим работает мой человек, и он оставил им ровно столько, чтобы жене не пришло в голову вернуться.

— Да вы Эйнштейн от экономики! — искренне восхитился я. — Надежда говорила мне, что вы все предусматриваете, но до такой степени! Советую закрепить этот успех клятвой безбрачия.

— Я подумаю, — вдруг насупился фон Блад.

— Почему вы хмуритесь? Что-нибудь не так с Эдичкой?

— Да все так… Если не считать материальных потерь, в том числе рояль от Мюллера, то счет один ноль в мою пользу.

Я встревожился.

— Теперь он у вас одноглазый, — мстительно улыбнулся фон Блад. — Выражаю вам свои соболезнования.

Не надо было ему это говорить. Я бросился на него, как ястреб, и в удар вложил всю свою силу — а при усиленном белковом питании, которое я получал в течение недели, ее было более чем достаточно.

23. Осталось поперчить.

Все болело. Я, крепко привязанный к кровати, витал в облаке тупой боли и пытался думать, чтобы не страдать телесно.

Хорошо, что вырубила меня Надежда. Приятно, когда дочь заступается за отца, как пантера. Отделала славно — небось, он ее в лучших бойцовских школах учил — ушу, кун-фу, и прочих у. Чтобы мясо хорошо отбивала. И училась точно на отлично — после ее ручек меня только солью посыпать, да поперчить осталось. И на сковородку — п-шшшш. Хотя, на мой вкус, перестаралась. Нельзя мясо отбивать до состояния котлеты. Потому что отбивная — это отбивная, а котлета — котлета, это ж каждому понятно.

Черт, а если действительно поперчат и посолят? Эта ж боль покажется мне райским наслаждением!

С них станется.

Но и бог с ними. Зато глаз Блада брызнул только так. И синяка не будет, так аккуратно все получилось.

Да, я такой. Я, может, и сделаю вам неприятность или скажу лишнее, но если вы мой друг, то вашему врагу не позавидуешь. Под танк пойду, но счет, по меньшей мере, сравняю.

Жалко киску. Сидит сейчас в какой-нибудь пыльной щели, вылизывается, вспоминая свою парфюмерию, меня вспоминая. Натальины объятия и поцелуи.

Жалко-то жалко, но кошачий глаз — это кошачий глаз, а людоедский — это людоедский. И теперь мне не поздоровится. Представляю вариант будущего. Все обошлось, все есть… Мы сидим с Эдгаром в переполненном кабачке. За наш стол никто не садится. Все бояться черного кота с черной повязкой на правом глазу. И меня, покрытого шрамами, и с точно такой же повязкой, но на левом…

Как же, размечтался. Не дожить тебе до кабачка, в котором можно пофорсить с повязкой, скушает Мясоедов только так.

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru