Пользовательский поиск

Книга Корпорация. Содержание - 21

Кол-во голосов: 0

21

6 сентября 2000 года, среда. Москва.

Снаружи моросило серенькое влажное утро, в вестибюле Центрального офиса «Росинтера» пахло дождем и свежими газетами. То и дело разъезжались в стороны зеркальные двери, пропуская торопящихся на службу клерков, стучали каблучки ловких гражданок в свитерках и деловых костюмчиках. Гражданки встряхивали мокрыми зонтиками, мимоходом бросали сердитые взгляды на отражения в зеркалах (с тщанием уложенные прически поникли от сырости), и с такими вот сердитыми лицами спешили к сверкающим лифтам.

Круглые часы в вестибюле показывали без пяти десять, когда стеклянная дверь впустила внутрь чрезвычайно осанистого ухоженного господина лет пятидесяти пяти.

Господин имел на лице выражение величественного благодушия. Проводив одобрительным взглядом ножки семенящей впереди сотрудницы, он привычно сунул в щель турникета пропуск, легким кивком ответил на приветственную мину охранника и важно прошествовал к лифту отдельному — возносящему прямиком к апартаментам высшего руководства Корпорации.

Осанистый господин, Юрий Семенович Березников, хоть и имел в списке занимаемых должностей строку «заместитель генерального директора ОАО „Снежнинская горная компания“, предпочитал содержать собственную контору в двадцати минутах езды от „Росинтера“, и в Центральный офис являлся либо на плановые совещания, либо по вызову Старцева. Сегодня был как раз второй вариант.

Сколь ни была благодушна и величественна физиономия крупнейшего специалиста по драгам, скрывала она самые смутные и противоречивые чувства. С одной стороны, звонок Старцева, последовавший сразу после возвращения Березникова из Лондона, был закономерен и логичен: неплохо было бы руководству «Росинтера» получить отчет о поездке раньше, чем до Березникова доберется Гохран. С другой стороны, голос звонившего Старцева Березникову не понравился — был он пуще обычного добродушен и миролюбив. Будучи неплохим психологом и успев изучить повадки Старцева, Березников склонен был ожидать в такое неспокойное для Корпорации время интонаций более сухих и сердитых. Словом, заподозрил Юрий Семенович в тоне президента «Росинтера» некоторую… ммм… неискренность некоторую, вот что.

С третьей же стороны, неумеренная благожелательность, с которой Старцев Березникова приглашал, вполне могла объясниться самым приятным для Юрия Семеновича образом.

Обвал палладиевого рынка окончательно и недвусмысленно доказал уже продемонстрированную ранее несостоятельность гендиректора СГК Немченки. По сути, Немченке просто закрыли рот, не позволив дать ни единого комментария по проблеме: связь с прессой и участниками рынка осуществлялась только через Центральный офис. Получалось таким образом, что нет у СГК на сегодняшний день собственного лица, что думают и действуют за Снежнинскую «горку» исключительно ее владельцы.

Для компании, позиционирующейся на рынке в качестве самостоятельного хозяйствующего субъекта, такое положение дел выглядело довольно обидно. И можно представить, насколько обидным выглядит такое положение для самого Немченки, которому таким образом ясно дали понять, что никакой он не первый руководитель, а так только, погулять вышел. И столь явное пренебрежение могло означать ровно одно: скорую и неизбежную Немченкину отставку.

Эта мысль разгладила нахмурившееся было чело Юрия Семеновича, возносящегося в лифте на седьмой этаж. Ибо в данном случае виделась Юрию Семеновичу самая приятная перспектива: замена никчемного Немченки на человека мудрого, грамотного, авторитетного… словом — на Юрия Семеновича Березникова.

«Придется в Снежный летать чуть не каждую неделю… Хлопотно…» — с этой мыслью шагнул Юрий Семенович из лифта в глубокий мохнатый ковер, устилающий холл седьмого этажа.

Навстречу Березникову шагнули трое — особая охрана высших руководителей «Росинтера». Березников им кивнул и собрался было прошествовать мимо, в сторону приемной Старцева, однако старший из охранников, деликатно кашлянув, приветственным жестом проложил другой маршрут, неожиданный:

— Юрий Семенович, будьте добры… Олег Андреевич занят пока… В переговорной будьте добры подождать… Сюда вот, будьте добры…

Смутная тень промелькнула в красивых глазах Березникова. Поколебавшись секунду, он улыбнулся легко, сказал: «В переговорной, так в переговорной!» — и вошел в приоткрытую дверь.

Комната была пуста. За длинным овальном столом в идеальном порядке стояли пухлые кресла. Пав в одно из них, Березников вынул из портфеля газету, развернул, и внимательно в нее уставился. Трое же, сопроводившие его к дверям, судя по звукам, обратно на свой пост не вернулись. Березников сидел, глядя в газету, и казалось ему, что он слышит за дверью хищное дыхание этих троих, вставших, как часовые у дверей камеры… Свежо и прохладно было в комнате. На красивом челе Березникова мелким бисером блестел пот.

* * *

— Что это за муть?…

Олег Старцев разглядывал лежащую перед ним бумагу. «Конфиденциально. „Росинтер“, г-ну Старцеву О.А. Аналитическая записка» — значилось в заглавии, а далее слогом сжатым и изысканно-деловым изложено было такое, отчего Старцеву на миг показалось, будто он сошел с ума.

— Агапово, месторождение медистых и вкрапленных руд… содержание металлов платиновой группы порядка восьми процентов, что в среднем в четверо превышает среднее содержание… угу… на эксплуатируемых участках… — он перечитывал бумагу вновь, пытаясь убедиться, что не галлюцинирует, — Начало промышленной разработки… Вторая декада сентября 2000 года… угу… что позволит в ближайшем квартале вчетверо же увеличить производство металлов платиновой группы, включая палладий… ну да, ну да… Считаю своим долгом предупредить… возможно перепроизводство… снижение цен… так…

Старцев еще раз изучил подпись под документом и бумагу отшвырнул.

— На это, значит, и повелись? — спросил он, и тотчас левая рука потянулась к переносице, а правая слепо зашарила по столу в поисках сигарет.

Малышев, расположившейся по традиции на безбрежном старцевском столе, покосился на сигареты неодобрительно.

— А этого, ты думаешь, мало? — ответил он вопросом на вопрос, кивнув в сторону листка, сиротливо белевшего на шоколадной столешнице, — Ты сам посмотри. Он ведущий специалист в этой области. Кто сможет ему не поверить?… Да никто!… Теперь дальше. Во второй части он говорит о запасах Центробанка и намерении его в ближайшее время выкинуть в продажу эти запасы. И уж эта-то информация на сто процентов достоверна, и будь уверен, у потребителей была возможность это проверить!… На страницу вранья — один абзац правды, но этого достаточно, чтобы бумага выглядела достоверно… Итого получается, что в ближайший месяц в продажу поступит полугодовой объем палладия, а далее его производство увеличится вчетверо… Вчетверо, Олег!… Как еще должен реагировать на это рынок?… вот тебе и причина обвала…

Малышев брезгливо помахал рукой, разгоняя грозовое облако дыма, окутавшее старшего товарища. Президент «Росинтера» молчал, теребя нос, и осваиваясь с неожиданной и странной информацией, только что предоставленной Малышевым.

Якобы конфиденциальную аналитическую записку, якобы предназначенную для прочтения ему, Старцеву, он, Старцев, видел впервые в жизни. И в записке этой истинная правда и откровенная ложь замешаны были в таких дьявольских пропорциях, что — Малышев прав — выглядел фальшивый документ вполне достоверно.

Месторождение Агапово, где по прикидкам геологов, в необычайных количествах содержатся платиноиды, действительно существует. Однако же, находится это Агапово за несколько сот километров от Снежного, на небольшом островке у побережья Нганасанского полуострова. Разведка его не завершена, ни один человек в мире не скажет точно, каковы реальные объемы залегающих там руд. Отдаленность месторождения от ближайшего производственного центра и отсутствие транспортных схем делает загадочное Агапово куда менее ценным, чем кажется на первый взгляд. Да и с юридической стороной дела нет пока никакой ясности — до сих пор непонятно, может ли нганасанский губернатор, Денисов то есть, выставить сокровище на торги, или нет.

75
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru