Пользовательский поиск

Книга Корпорация. Содержание - 14

Кол-во голосов: 0

14

3 августа 2000 года, четверг. Москва.

Сомнений не было. Боевой генерал, губернатор Белогорского края Александр Кочет сдался Фрайману с потрохами. В обмен на дешевую байкальскую электроэнергию для Белогорского алюминиевого завода губернатор дал слово выжать последние соки из Снежнинской компании, заставив ее выплатить вперед налоги на 300 миллионов долларов, в противном же случае — задушить многочисленными инспекциями и проверками. И можно было не сомневаться — Кочет, представленный народу как человек чести, слово свое сдержит.

Уже на другой день после заявления Кочета, в Центральном офисе «Росинтера», в Москве, прошло закрытое совещание, присутствовали на котором лишь трое: Старцев, Малышев, Денисов. В течение полутора часов линия защиты против тандема Фрайман-Кочет была выстроена и обсуждена в деталях.

Единственный инструмент давления Фраймана на белогорского губернатора — обещание низких тарифов на байкальскую энергию. Но «Байкалэнерго» до сих пор не контролируется Фрайманом. И обещание, данное Кочету, хозяин «Альтаира» сдержит лишь в том случае, если сумеет получить безусловный и ничем не ограниченный контроль над «Байкалэнерго», выкупив оставшиеся акции у администрации области.

Но получить право на эти акции он сможет лишь в том случае, если доведет до победы в выборах нынешнего губернатора Байкальской области Николая Терских. У Терских — сильные позиции в области, и при условии, если в него будет вложено достаточно средств (что, собственно, и требуется от «Альтаира»), победа его почти неминуема.

Но «почти» — это еще не все. Выборы — всегда лотерея, потому что никому еще не удавалось предсказать со стопроцентной точностью, как поведет себя публика, в мирное время именуемая «простым народом», в период же предвыборных боев превращающаяся в «электорат» и «уважаемых избирателей».

Получается так. Кочет до тех пор зависим от Фраймана, пока Фрайман может обещать ему заветные мегаватты. Если же станет понятно, что на выборах в Байкальской области шансы Терских падают, а значит, падают шансы «Альтаира» получить контрольный пакет «Байкалэнерго», Кочет может из повиновения выйти. Значит, первое направление действий — это выборы в Байкальске.

Заход с левого фланга. Для того, чтобы ослабить позиции Терских на выборах, нужен альтернативный кандидат — популярный, сильный, готовый противостоять губернатору действующему. Нужны деньги для проведения кампании в Байкальске. Нужны специалисты. Первым результатом совещания стало распоряжение для Дирекции информации и общественных связей — прощупать почву в Байкальске и в недельный срок изложить руководству Корпорации свои соображения о возможной альтернативе Николаю Терских.

Но даже если Фрайман и Терских проиграют в губернаторских выборах, и «Альтаир» лишится инструмента давления на Белогорск, остается сам Кочет. Человек упрямый и напрочь лишенный фантазии. Самому ему нового трюка, который позволил бы выкачать из Снежнинской компании лишние деньги, ни в жизни не придумать. И за поданную Фрайманом идею он будет держаться зубами.

Следовательно, нужно подготовить тактический удар по правому флангу, который отобьет у Кочета охоту лезть за деньгами в чужой карман.

Просто отказать ему в «просьбе» выплатить налоги на год вперед, конечно, можно. В этом случае следует сразу приготовиться к тому, что со следующего же дня после вежливого отказа в Снежный, одна за другой, потекут бесконечные комиссии — начиная от контрольно-ревизионного краевого управления и заканчивая региональным отделением движения «Гринпис». Ждать от них можно чего угодно, вплоть до временной блокировки счетов СГК. Сколько потеряет в этом случае компания? Вряд ли меньше, чем требуется заплатить.

И проверками дело не ограничится. Скоро уже подойдет время ежегодной дележки пирога — распределения регулируемых налогов между Снежным, Нганасанским округом и краем. И тут уж Кочет обдерет северян, как липку, будьте уверенны.

Демонстративный отказ выплатить Кочету налоги вперед приведет лишь к открытой конфронтации, между центром и севером края, и прежде не слишком дружными, начнется настоящая война. Кому это нужно, спрашивается? Совершенно точно — не Снежному, не Снежнинской компании и не «Росинтеру».

Значит, демонстративный отказ отметается как действие неразумное. Компании в такой ситуации вообще лучше помолчать, не делать никаких заявлений, на рожон не лезть и оставаться над схваткой. Честного поединка все равно не выйдет — Кочет сам предложил игру без правил, и единственное, что в такой ситуации остается — эту игру принять.

Простое решение предложил Денисов, рассуждавший так.

Кого больше всего боится и ненавидит Кочет? Того, с кем недавно еще был связан нежнейшей финансовой дружбой, чьей поддержкой беззастенчиво пользовался, идя сквозь дантовы круги выборов. Того, кто слишком много попортил губернатору крови, требуя за свои услуги воздаяния — справедливого, в общем, но невозможного. Бывшего своего соратника, бывшего хозяина Белогорского алюминиевого завода, бывшего депутата Белогорской краевой Думы, бывшего криминального авторитета, державшего в страхе полкрая — Андрея Цыпина.

Цыпа за решеткой. Но вина его до сих пор не доказана, суд продолжается и будет продолжаться еще долго — так долго, как позволят Цыпины деньги. И все это время будет оставаться шанс на Цыпино спасение.

И если Цыпа из-за решетки выйдет — все, спокойная жизнь белогорского губернатора кончится, едва начавшись. Цыпу, щедрого на подачки, любит народ. Месяца не проходит, чтоб не собралась перед зданием администрации края очередная демонстрация в поддержку опального алюминщика. Помимо народа любит Цыпу и Краевая Дума, чуть не половину которой Цыпин скупил на корню и лично возглавил.

И если представить, что вина Цыпина не будет доказана, если только предположить, что суд сочтет его невиновным, и он вернется в Белогорск, предсказать дальнейшее будет несложно: Цыпин станет мстить.

«Заказывать» губернатора, он, конечно, не будет — чай, не девяносто шестой год на дворе, научились кое-чему. Зачем пачкать руки губернаторскою кровью, когда действовать можно иначе, цивилизованно: заручиться, например, поддержкой Думы да и подвинуть Кочета на следующих выборах. Его, Кочета, боевые заслуги забыты уже, новых лавров на политической арене он не стяжал — на том и закончится карьера отставного генерала. На веки вечные. Аминь.

Но собственными силами Цыпа вряд ли из этой истории выпутается. Он в Бутырке, руки его связаны (что стоит понимать почти буквально), он попросту не сможет задействовать все ресурсы, потребные для своего спасения. Да и ресурсов тех на глазах становится все меньше: один за другим бывшие Цыпины единомышленники отступают — слишком глубоко он увяз, слишком велик риск связываться с этой историей, да, в общем-то, и без Цыпы как-нибудь прожить можно. Его деньги тают, связи забываются… Нет, самостоятельно он себя не спасет. Разве поможет кто — из людей солидных, серьезных…

Конечно, и думать нечего, что солидным и серьезным людям придет в голову выручать Цыпу, возвращать беспредельщика на белогорский трон, открывать новый сезон войн — и политических, и криминальных. И уже тем более, не нужно всего этого корпорации «Росинтер» — убийца должен сидеть в тюрьме, а не разгуливать по территории базирования, сея смерть и смуту. Посему спасать Цыпу «Росинтер» нипочем не будет.

Но вот сделать вид…

Намекнуть. Продемонстрировать возможность его спасения, тень возможности, напомнить Кочету, что нет на свете ничего, что нельзя было бы повернуть вспять — почему бы и нет?… Предложение Денисова было принято.

План контрнаступления выглядел следующим образом. Пока Щеглов со товарищи проводит разведку в Байкальске и приискивает подходящего соперника для ставленника «Альтаира» Николая Терских, Корпорация задействует собственные связи в Белогорске и организует ряд общественно-политических акций, которые напомнят губернатору о том, что Цыпу снимать со счетов рановато. Акции незатейливые, но шумные: в краевой Думе организуются выступления депутатов против лишения Цыпина депутатской неприкосновенности; профинансированная через ряд посредников, создается новая общественная организация — Армия Спасения Цыпы, которая, надо полагать, получит широкую поддержку белогорского народа — преимущественно из маленьких городков, где Цыпа упражнялся в благотворительности, раздавая щедрые подачки и еще более щедрые обещания.

60
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru