Пользовательский поиск

Книга Корабль отстоя. Содержание - ЕЩЁ ПИСЬМА

Кол-во голосов: 0

ЕЩЁ ПИСЬМА

Мне пишут письма.

Письма бывают разные.

Например:

«Александр Михайлович! Меня зовут Андрей. На погранзаставе был такой случай. Вместо мяса привезли живого бычка, и надо было его завалить. Никто никогда это не делал, потому что раньше мясо поступало уже в готовом виде. Кого назначить? Конечно, молодого лейтенанта. Тот построил народ и методом опроса выяснил организацию: надо бычка в лоб кувалдой ударить. Нашли кувалду и добровольца. И только собрались уже бить, как у кого-то из глубины строя возникают сомнения, мол, надо бы бычка сперва кастрировать, а то мясо будет невкусное. Решили действовать одновременно. То есть, один бьет бычка в лоб, а другой в тот момент ему яйца отхватывает. И на яйца молодца тоже нашли. Сказано-сделано: все заняли свои места, ну, и наблюдателей и советчиков вокруг куча. По команде лейтенанта тот, что с кувалдой, размахивается и бьет, только у него в момент удара сама железная кувалда с палки слетела и бычка между рогов он ударил одной палкой, а тот, что между копыт примостился, тот свое дело выполнил – яйца отхватил бедняге по самое не хочу. Так вот коррида по сравнению с тем, что было – это детские игры в песочек. Бык одел на рога все, что подвернулось…»

«Санька, это я. Тут мне прислали одну историю, просто выдержку из письма. Почитай, тебе понравится.

История абсолютно реальная, произошла с моим хорошим приятелем. Идет он как-то с работы и осматривает ларьки-прилавки у станции метро «Тимирязевская», где всякую съедобную всячину продают. Смотрит он, значит, на один прилавок, где торгуют копчёностями: рульки, ребра, колбаски, мясо по-татарски и т. д. И тут он видит в глубине небольшие кусочки филея, а рядом с ними табличку «СУСЛЯТИНА Г К». Надо сказать, что в отношении еды он весьма продвинутый крендель, едал и собачатину, и лягушатину, и крокодилятину. Но вот суслятины, да ещё горячего копчения, пробовать не приходилось. Заело его. Подходит он к прилавку (за ним стоит здоровая бабища лет сорока пяти) и говорит этак непринужденно: «Дайте мне суслятинки, пожалуйста, грамм 300—400, на пробу». В ответ бабища поднимает на нашего гурмана тяжёлый взгляд, рожа её быстро наливается пунцовым цветом, и она мрачно цедит сквозь зубы: «СУСЛЯТИНА Г. К. – это Я…»

«Александр, это Елисейкин Игорь. Вот тебе ещё история. Наверное, многие видели рекламу сотового телефона, на который можно записать любой звук в качестве звонка? Тетка по телевизору записала крик придавленной фермером индейки. Один мой знакомый додумался до совершенно другого. Сидела компания ребят и пила пиво. Один из этой компании недавно в Москве приобрел сотовый телефон с вышеуказанной функцией. И необходимо отметить, что сильно он этим телефоном выпендривался, сильней некуда.

Далее, пива было выпито не мало и выпендрястый пошел в туалет, а телефон свой крутой оставил в комнате. Как по команде один из сообразительных ребят хватает этот телефон и шустро щелкает его кнопками, потом (пардон) подносит его к своему заду и издаёт протяжный и громкий СТОН со всеми музыкальными переливами и знаками препинания. Щелкает по кнопкам трубы и кладет её на место. Все молчат с очень широко открытыми глазами и ртами. Через 2 секунды все выбегают на кухню от растущего аромата звукозаписи душевной телефонной мелодии. Далее аромат проветрили, допили пиво и разошлись. Думаете, всё?? НЕТ, ЭТО БЫЛО ТОЛЬКО НАЧАЛО!!!!!!!

На следующий день тот парень с крутым телефоном вечером буквально влетает в квартиру, где было пивовыпивание, и с порога орёт:

– Что за херню вы сотворили?

В общем, разобрались, и он поведал нам историю! (От его лица рассказ):

Еду я сегодня утром в маршрутке, после вчерашнего не выспался и кемарю. Вдруг сквозь дремоту слышу странный звук, приоткрываю глаза: напротив меня сидит разодетая девица и таращится на меня, я ей подмигнул и хотел опять закемарить и тут снова слышу звук, который с каким-либо другим перепутать сложно. И до меня медленно доходит, что звук идет из меня, из куртки. Первой мыслью было: все, крышу сорвало, уже чудится, что куртка пердит, как здоровый мужик, нажравшийся бобовых, после чего я судорожно роюсь в куртке и вытаскиваю отчаянно пукающий телефон. В это время не выдерживает водитель, останавливает машину и громким голосом:

– Или дристало выходит или пусть заткнет свою жопу пальцем.

Весь народ начинает ржать, именно ржать, и глядеть на меня, а я, отвечая на звонок, успеваю крикнуть, что перезвоню позже, судорожно выключаю мобильник и говорю водителю:

– Он больше не будет!!

На что водитель, мол, уйми своего засранца, а то дышать нечем, глаза режет. Данное замечание вызывает такой взрыв хохота, что я не выдерживаю и линяю из маршрутки».

«Саша. Это Игорь Бедеров. Может быть, тебе пригодится? Дело было на Тихом океане. Корабль. На корабле едет «большой штаб». Вахтенный офицер из совсем зелёных лейтенантиков. Начальство салабона задрочило по «самое не хочу». Срочно большезвёздным дядям понадобился капитан первого ранга Белобородько. Вот бедолага везде бегает, с ног сбился – ищет Белобородьку этого.

А тут на мостик по трапу чинно выплывает какой-то контр-адмирал. Лейтенантик, вместо того, чтобы подать по его прибытию команду «смирно», как у нас в сухокопытных войсках обычно делалось, полез к адмиралу с очень тонким вопросом: «Товарищ контр-адмирал, вы случайно не капитан первого ранга Белобородько?»

Адмирал оказался философом. Он снял очки в золоченой оправе, внимательного посмотрел на запаленного лейтенанта и произнес: «Хуй его знает, молодой человек. В нашем дурдоме возможно все».

Я, между прочим, с этим адмиралом согласен».

«Уважаемый Александр!..

Недавно проездом был друг из Владивостока, который просил передать свое уважение Вам. Он познакомился со своей женой, когда лежал во флотском госпитале. Взял с собой Вашу книгу, которую предложил почитать медсестре. Ей понравилось. Теперь они муж и жена. Сентиментально, но правда.

С флотским приветом, Олег Рыков».

«Это опять Елисейкин: Саня! Внимай! Только три истории!

Первая: Питер. 92-й год. Вечереет. Прилично датые мой друган Серега и я спотыкаемся домой. Он пьяней меня раза в два, так что, когда дует ветер, его как парус сдувает в ветреном направлении, а я, как более устойчивый, пытаюсь рулить, в итоге вся конструкция, слегка мыча, дрейфует на пару шагов согласно теории сложения векторов. Бредем мимо песочницы. Видим – крохотная девчушка копается в песочке, и не каким-нибудь дурацким совочком, а здоровенным красным искусственным членом со всеми причиндалами. Преодолев обалдение, подгребаем к дитю, и Серый, обдавая крохотульку перегаром, выдаёт:

– Хде взяла?

– В Шекш Шопе, – шепелявит деточка, и мы с трудом прослеживаем направление вытянутой руки ребёнка. Ага, так и есть, «Шекш Шоп»! Пять минут спустя, по дороге уронив на бок урну, вваливаемся в заведение. Я направляю Серегу на трех барышень за прилавком с целью поинтересоваться, в чем дело, собственно, и через секунд 30 он выдаёт следующий сюр:

– В-вот в-вы тут все ссстоите… ровно, а там (яростный тычок пальцем в дверь) д-девочка членом землю роет!!!

У первой барышни глаза лезут на лоб, вторая, нервно хихикая, замечает, что «Её ж, такую, в цирк надо», и только на лице третьей барышни отражается подобие мыслительного процесса, и в следующею секунду она уже злобно орёт в подсобку:

– Иваныч, ты опять хуи неликвидные в мусорку вынес?!!

Вторая: В Питере это было, естественно. Лет шесть назад. Одна церквушка надыбала кучу валюты на реставрацию с условием, что подрядчик будет очень заграничный, видимо, чтоб и работу в срок закончили, и деньги не сперли. Ваш покорный слуга в это время имел какое-то туманное отношение к комитету по реставрации нежилых фондов. И вот с утра пораньше ловит меня начальник и грит, мол, что нарисовалась солидная немецко-шведская фирма, готова на все за предложенные бабки, и прям сейчас я должен представителя ихнего в церквь ту сопроводить и встретить его там с батюшкой (который из языков знает лишь старорусский), чтоб они чего надо обсудили под моим чутким наблюдением.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru