Пользовательский поиск

Книга Командовать парадом буду я!. Содержание - Глава 25 КОНТРАКТ

Кол-во голосов: 0

Из разговора со Стивом Саша понял: тот только сейчас узнал об изменениях в плане стажировки Осипова. Его просто поставили перед фактом. Уже второй раз Стив терпел унижение из-за Вадима. Но, как поняли друзья, в Америке это вызывало не желание отомстить, а стремление подружиться. Силу здесь признавали и уважали. Личные амбиции – это лирика.

Но не для наших…

Саша по-прежнему считал, что стратегически Вадим совершил ошибку. Но с радостью и без малейшей зависти признал – тактическую победу Вадим одержал. Он заставил обратить на себя внимание. Позитивное, а не негативное, как в истории с тоефлом.

Теперь им предстояло готовиться к переезду в Нью-Йорк. Жить и там они будут вместе. А вот работать – в разных фирмах. Отъезд в Нью-Йорк – 5 января. Вадим приезжает обратно в Вашингтон 5 февраля, а Саша, как и все остальные стажеры, – за неделю до возвращения в Москву, то есть в первых числах марта.

Но со всем этим справиться будет легче. Должно быть легче. Скоро приедут девчонки. Жены.

Глава 25

КОНТРАКТ

До 25 декабря оставалась неделя. Канун Рождества. Все носятся по магазинам, закупают подарки, а чаще просто ходят от прилавка к прилавку, рассматривая забавные безделушки…

Вадим с Сашей не переставали удивляться местным обычаям. Если у нас на Новый год старались подарить что-нибудь нужное или, как минимум, дефицитное, благо в этот разряд перешло практически все, то здесь имело значение только одно – упаковка.

Ребята с удивлением наблюдали, как «американы», покупая какую-нибудь кружку с рождественским медвежонком, практически не тратят времени на ее выбор из десятков схожих. Зато потом по полчаса тщательно выискивают бумагу, в которую эту кружку им обернут на кассе. При этом, если сама кружка обойдется доллара в три, то упаковка – еще в доллар. Зачем? Ведь ее все равно порвут и выбросят!

Правда, ребята отдали должное оформлению витрин магазинов, баров, пиццерий и даже офисных «биддингов». Красотища сверкала неописуемая! Всюду фонарики, Санта Клаусы, заснеженные кареты, запряженные в оленей, и опять фонарики, фонарики, фонарики… Деловая часть Вашингтона превратилась в город-праздник.

Когда в одной из газет Вадим прочитал, что по прогнозам экономистов в этом году вашингтонцы потратят на рождественские подарки 2 миллиарда долларов, он не поверил своим глазам. Быстро поделив 2 миллиарда на среднюю стоимость кружки с упаковкой – 4 доллара – Вадим получил результат: 500 миллионов. Да все население США составляло лишь половину! Тогда Вадим увеличил цену подарка до 10 долларов – и опять получилось слишком много – 200 миллионов.

Вадим позвал Сашу и Кевина. Стали считать по-другому. В Вашингтоне проживает 600 тысяч человек. С окрестностями – миллион. Ну, пусть 20% подарки не покупают. Итак, 800 тысяч потратят 2 миллиарда. Получается по две с половиной тысячи долларов на нос. Кевин разумно заметил, что каждый американец покупает не по одному, а по десятку подарков – детям, родителям, супругу, коллегам по работе, соседям. Саша с возмущением его осадил – сумма-то от этого не уменьшается! Кевин защищал свою страну, как мог. А электричество на фонарики денег стоит? А праздничный стол? А традиционная индейка?

«Чтоб я так жил!» – с сарказмом бросил Саша и ушел к себе в кабинет.

Вадим направился к Стэну – за разъяснениями. Вошел и понял, что погорячился. В одном из углов кабинета красовалась груда коробочек, рулончиков и пакетиков в ярких упаковках. Однако отступать было поздно.

Осипов поделился с шефом своими расчетами, надеясь получить хоть сколько-нибудь разумное объяснение. Стэн не стал тратить времени на долгий анализ ситуации:

– Не верь экономистам. Они всегда ошибаются. Не только в прогнозах, но даже в констатации фактов!

После этого разоблачения он подошел к подарочному углу, покопошился там с минуту и торжественно вручил Вадиму коробочку в ярко-синей глянцевой обертке: «С Рождеством!»

Вадим поблагодарил и собрался, было, покинуть кабинет начальника, но Джонс его остановил.

– В Америке принято сразу разворачивать и смотреть подарок, – наставление прозвучало по-отечески добродушно.

Вадиму ужасно не хотелось рвать бумагу: ее можно было использовать, обернув подарок Барбаре или Нэнси. Но деваться некуда! Под упаковкой оказалась картонная коробочка, а в ней – рождественская кружка. С оленем на одной стороне и двумя колокольчиками на другой. Если Вадим в душе рассчитывал на что-нибудь более полезное, то никак этого не выказал. Стэн улыбался счастливой детской улыбкой. «Вот и хорошо! Подарок для Барбары уже есть!» – подумал Вадим. Шеф остался явно доволен произведенным эффектом.

Вернувшись в свой кабинет, Вадим обнаружил на дне кружки ценник. «Черт его знает, что у них здесь за манеры», – удивился советский стажер и позвонил Кевину. Тот моментально примчался, горя любопытством узнать, что подарил Джонс. Стоимость кружки в 7 долларов, по словам Кевина, красноречиво свидетельствовала о благорасположении босса к Осипову. Что же касается ценника, то их оставляют всегда. Так принято.

– Чтобы я знал, как на меня кто потратился? – съехидничал Вадим.

– Нет, – не понял подколки Кевин, – чтобы ты мог после Рождества вернуть все ненужные подарки в магазин.

– Что?! – у Вадима глаза полезли из орбит.

– Чего ты не понимаешь? – досадовал Кевин. – Если тебе не нужен подарок, ты несешь его обратно в магазин и получаешь деньги. Если не знаешь, в каком магазине он куплен, – идешь в специальный магазин. Их много, они на этом делают неплохой бизнес. Там возвращают только полцены.

– И сколько же людей сбывает подарки? – Вадим, наконец, начал понимать, что происходит в Америке на Рождество.

– Обычно все. Я – тоже. Кроме подарков моей девушки. Она может обидеться, – Кевин заговорщически улыбнулся. – Очень доходный праздник.

– То есть?

– Обычно я трачу на подарки вдвое меньше, чем возвращаю, – Кевин рассмеялся и подмигнул: учись, мол, пока я жив.

«Удивительная страна!» – думал Осипов, направляясь к Саше поделиться новыми знаниями.

Наступило 22 декабря. День защиты Лениной диссертации. Вадим приехал в офис к 9 утра, то есть к московским 5 вечера, и тут же заказал телефонный разговор с родителями. Договоренность была, что Лена им позвонит сразу после голосования Ученого совета.

Москву дали через 30 минут. За это время Вадим высадил 4 сигареты. Не полегчало… Трубку взяла мама. Лена еще не звонила. Вадим попросил, чтобы теперь Ил она заказала разговор.

Положив трубку, он заказал Москву еще раз. Как назло, Илоне дали разговор через 20 минут. Результата пока нет.

Через 40 минут соединили Вадима. Результат – тот же. Третий заказ – опять неизвестность. Наконец, ближе к 11 по Вашингтону позвонила Илона. 15 минут назад отзвонилась Лена. Защитилась. 12:0. Вадим выдохнул. И только сейчас обнаружил, что Сашка уже часа полтора толчется в его кабинете, пытаясь всячески отвлечь друга от переживаний.

– Ну что? – в Сашином голосе звучала такая тревога будто он, наконец, услышит о судьбе его собственной жены, а не Вадимовой.

– 12:0! – откинувшись в кресле и по своей любимой привычке заложив руки за затылок, торжественно объявил Вадим.

– Поздравляю! Предлагаю сегодня вечером это дело отметить! Повод, согласись, достойный!

– Соглашусь. Но не отметим. Помнишь договоренность? В Штатах – ни капли! – Вадим не забывал о своем обещании Марлену отучить Сашку пить. Сболтнул сдуру, а теперь помимо собственных забот приходилось с Сашкиной склонностью к бутылке бороться. А то получится, что мало ему позора с тоефлом, так он еще и перед Марленом треплом окажется.

– А когда Ленка приедет, тоже «ни капли»? – чуть не всхлипнул Саша. Для него слово, данное другу, было чем-то святым или, может, магическим заклинанием, произнесенным самому себе.

– Черт! – Вадим аж подскочил в кресле. – Забыл!

150
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru