Пользовательский поиск

Книга Командовать парадом буду я!. Содержание - Глава 9 СНЕГ

Кол-во голосов: 0

И вдруг Мила спросила:

– Скажи, Вадим, а у Сережи была любовница?

Лена поперхнулась минералкой, которой сопровождала последние тосты, почувствовав, что хмелеет, и, вмиг протрезвев, сильно толкнула Вадима ногой под столом.

Вадим не отреагировал. Он обладал счастливой особенностью – не пьянеть. Вернее, возможно, он и мог бы опьянеть, выпей лишнего, но организм сам в какой-то момент давал команду «стоп», и Вадим после этого не пил. Веселиться продолжал вровень с остальными хмелеющими членами компании, но всегда оставался трезвым.

Мила повторила вопрос

– Вадим, так была у Сережи баба?

– Мила, – серьезно начал Вадим, – что бы я тебе ни ответил, ты мне все равно не поверишь. Потому давай рассуждать логически. Сережа всегда ночевал дома?

– Ну да. Почти всегда. Если только не было переоценки товара. Тогда – в магазине. Но они всю ночь описывали, переписывали, сверяли и уточняли…

– А откуда ты это знаешь? – пьяно улыбаясь и очень стараясь показаться умной, встряла Татьяна.

– А оттуда, что я к нему несколько раз приезжала. И сама видела. Так что не спорь! – резко отбрила сестру Мила.

– Хорошо. Пошли дальше, – продолжил Вадим, – а днем ты ему часто звонила?

– По нескольку раз в день.

– Он всегда был на месте?

– Практически да. Если только не выходил в туалет. – Мила радостно расхохоталась над собственной шуткой.

– Сколько у Сергея длился обеденный перерыв?

– Сорок минут, – неожиданно ответила за Милу Лена.

– Сорок пять минут, – подтвердила Мила.

– Ну а теперь, Мил, скажи, уважающая себя баба станет терпеть любовника, который забегает к ней на сорок минут? Скажи, станет?

– Ну нет. Я бы не стала.

– Так. А Сергей станет общаться с бабой, которая сама себя не уважает?

– Точно не станет.

– Вот ты сама и ответила на свой вопрос. Я не знаю, была ли у него любовница, но я знаю и ты знаешь, что ее быть не могло.

Ночевать остались у Татьяны. Все-таки Вадим немного, но выпил, а в таком состоянии он за руль не садился. Утром проснулись и отправились по домам.

Лена сидела в машине злющая. Молчала. Вадим несколько раз спрашивал, что случилось.

Жена отвечала ледяным тоном:

– Все в порядке. Нормально. И вдруг ее словно прорвало:

– Я сама тебе поверила. Как ты мог так врать?!

– А что, мне надо было сказать, что у Сережи была Лариса?

– Нет, конечно, нет! Но так врать! Если бы не я сама разруливала их приходы с Милой в суд, то я бы тебе точно поверила. Железная логика.

– Ну так что в этом плохого? Похвалила бы, наоборот…

– Но это значит, ты и меня так обманываешь?!

Вадим промолчал. Против женской логики адвокатская бессильна.

Глава 9

СНЕГ

Машку уложили спать, и наконец появилось время чуть-чуть пообщаться. Это стало традицией: как бы ни валила усталость с ног, Лена с Вадимом садились на кухне выкурить последнюю сигарету и поговорить. Либо о делах дня прошедшего, либо о планах на выходные, либо о чем-то отвлеченном. Зависело и от настроения, и от актуальности событий.

Сегодня у Лены было философское настроение.

– Слушай, а тебе не надоело вести уголовные дела? – задала она неожиданный вопрос.

– Да как тебе сказать… Они проще. Хотя нервов требуют побольше, но скоротечны. Соотношение «время-деньги» в них лучше, чем в гражданских.

– А «время-деньги-нервы»? – не отставала Лена.

– Пока нервов хватает. Хотя ты права – в этой системе координат гражданские дела привлекательнее. А почему ты спросила? – всерьез удивился Вадим.

– Понимаешь, меня очень часто стали спрашивать: «Как это ваш муж может защищать преступников?»

– И что ты отвечаешь?

– Отвечаю, что это его профессия. Что кто-то должен это Делать. Что любой человек имеет право на снисхождение. Но, похоже, это никого не убеждает, – несколько смущенно ответила Лена.

– Все не так! Вообще, здорово – прожили вместе девять Лет, я уже четыре года адвокат, а ты так и не поняла, чем я занимаюсь! – обозлился Вадим.

– Ну что делать, если у тебя жена дура, а времени научить ее уму-разуму ты найти никогда не можешь! – обиделась Лена.

– Не заводись! Этого и правда никто не понимает. Для всех адвокат – враг правосудия и приспешник преступников. Смотри. С древнейших времен, исключая период инквизиции, считалось, что видимое не есть сущностное…

– А можно попроще, для тупых? – все еще зло вставила Лена.

– Перестань злиться! Мы оба сегодня вымотались, держи себя в руках.

Лена собралась было что-то ответить, но Вадим резко вытянул руку вперед, ладонью к Лене, и, хотя знак был достаточно красноречив (именно так рисовали руку на плакатах «Стой! Впереди опасная зона!» или «Не влезай! Убьет!»), на всякий случай добавил:

– Стоп! Остановись!

Лена рассмеялась.

Вадим обожал это ее качество – способность вдруг перейти от плохого настроения к хорошему, моментально сняв напряжение, не допустить ссору и порой просто поставить его в тупик – нельзя же злиться на женщину, которая радостно и ласково смотрит на тебя и смеется.

– Итак, продолжаю повествование на адаптированном для детского, прости, женского уровня языке. Давно подмечено, что не всегда то, что кажется очевидным, и есть правда. Кроме того, может быть, это и правда, но ее понимание может оказаться превратным.

– Например? Только без хохм! – на всякий случай предупредила Лена.

– Хорошо! Например. Есть фотография – лежит труп…

– Точно лежит? Не стоит? – Лена прыснула.

– Ну как с тобой разговаривать? Сама же просила без хохм, – обиделся Вадим.

– Ты – без, а я – с! Или тебе не нравится, когда у жены хорошее настроение? Больше не буду, продолжай.

Вадим улыбнулся. «Все-таки она прелесть!» – в очередной раз заверил сам себя и продолжил:

– Так вот, труп лежит. Над ним стоит, наклонившись, некто, его рука сжимает нож, торчащий из груди убитого. О чем говорит фотография? О том, что мы видим удачно сфотографированный момент убийства и доказательство того, что человек на фото убийца и есть?! Отнюдь! Может, это прохожий, который пытается вынуть нож, спасти человека! Задача адвоката – все подвергать сомнению, все, что против его подзащитного. Предлагать суду любые, пусть самые фантастические, но реальные объяснения событий в пользу его клиента…

– Реалистичные, – уточнила Лена.

– Что?! – не понял Вадим.

– Не реальные объяснения, а реалистичные, – учительским тоном поправила Лена.

– Слушай, ты не у себя в институте. Суть понятна?

– Суть понятна. Более того, понятно, что в этой ситуации – он точно не убийца!

– Почему?! – искренне заинтересовался Вадим.

– А потому что если он ударил ножом в сердце, то вряд ли он продолжал за нож держаться, пока труп падал.

– Ну ты и Шерлок Холмс! – искренне поразился Вадим.

Зазвонил телефон. Оба с удивлением посмотрели на часы – время без пяти час ночи, – друг на друга и потом на продолжавший звонить телефон.

Вадим схватил трубку. Ночные звонки при наличии немолодых родителей пугали и Лену, и Вадима.

– Слушаю! – Голос Вадима звучал напряженно.

– Вадик! Привет. Не разбудил? Это Слава Хандроев!

– Уф-ф, привет! Нет, не разбудил. Что-то случилось? – Видя напряженный взгляд Лены, Вадик, прикрыв трубку рукой, прошептал: – Славка Хан.

Лена успокоенно кивнула.

– Слушай, есть шанс вместе посидеть в интересном деле.

– Уголовном?

– Разумеется!

– Вообще-то я с уголовными потихоньку завязываю, к тому же ты – специалист, а я так.

– Не скромничай! Специалист ты у нас хороший, а главное, мне твои актерские способности нужны. И вообще, есть шанс порезвиться.

– Я спать пойду, – прошептала Лена. – Это, видно, надолго.

Вадим кивнул.

– Так об чем песня? – Вадим поерзал на стуле, пытаясь Устроиться поудобнее.

Первый вопрос, который Лена задала утром, был:

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru