Пользовательский поиск

Книга Клуб маньяков. Содержание - Глава 10. У каждого – своя трагедия. – В арабо-израильском конфликте на стороне верблюдов. – Девы, Львицы, Весы и Тельцы. – Ох, уж эта групповуха!

Кол-во голосов: 0

Чудеса. Похоже, у меня от переживаний крыша едет. Кошмары снятся, убийцы охотятся... Ну и жизнь пошла... Валеру убили, Руслана-племянника, бабу Фросю с мужем... Телевизор включишь – тоже самое. И во сне теперь покою нет... Надо на кухне поискать. Где-то там теща спирт медицинский для компрессов прячет...

Спирт нашелся в шкафчике за пакетами гречки. Выпил прямо из пузырька. Не разбавляя.

Люблю неразбавленный спирт. Как горчица ядреная согревает и мозги прочищает.

Закусил колбаской, послушал, как где-то в стороне Валентиновки палят из автоматов и пистолетов, почистил зубы и к Вере под бочок заткнулся. Засыпал уже, как она сказала четко: «Завтра без Наташи пойдем». Во сне, естественно, сказала. Значит, опять что-нибудь приснится. Хорошо, если та блондинка с голубыми глазами. Ноги длиннющие. Изнасилую ее всевозможными способами. Или нет... Она сама мне отдастся... отдастся... Вот, подходит, стройная, страстная, в черном спадающем пеньюаре, руки тянет. Ноготки длинные, алый призыв... Шепчет чуть слышно... Иди, ко мне, мой милый Женечка... мой милый Женечка... мой милый...

Глава 10. У каждого – своя трагедия. – В арабо-израильском конфликте на стороне верблюдов. – Девы, Львицы, Весы и Тельцы. – Ох, уж эта групповуха!

Блондинка мне не приснилась. И во сне я не маньячил. Наверное, положительно подействовал спирт. Что ж, лекарство – это лекарство. Жаль, конечно, что пузырек пустой не выкинул. Теща утром нашла и забухтела:

– Я его для твоей дочери принесла, алкоголик несчастный! Ей компрессы ставить нужно, чихает и кашляет, а ты все выпил!

– Водки куплю, не беспокойтесь. А, что, Наташу вы не увозите?

– Нет. Юрий Борисович ремонт затеял...

– А как же...

– Юрию Борисовичу утром рассказали, что сегодня ночью того мужчину с пистолетом милиционеры застрелили. Прямо на станции. У него жену с трехлетней дочерью бандиты убили, и он с ума сошел... Ходил, искал повсюду убийц. В нескольких человек стрелял, ранил двоих.

«Вот такие вот дела, – подумал я, почесывая затылок. – Как говорится, у каждого своя трагедия».

...К обеду с медкомиссией было покончено. Получив справку, поехал в охранное агентство. В отделе кадров сидел совсем другой человек. Не тот, молодой, из «братков», который давал мне направление, а средних лет, с цепким взглядом и явным чекистским прошлым.

– А где Анвар? – спросил я, чувствуя, что новая моя вольготная трехсотдолларовая жизнь ускользает, так и не наступив.

– Умер вчера, – ответил новый заведующий ОК.

Внимательно взглянув в его проникновенные чекистские глаза, я понял, что Анвар скоропостижно скончался, и скончался не от банального гриппа или несварения желудка. Охранные агентства – это охранные агентства, они занимаются многими серьезными делами.

– Вот справка... Меня Анвар на рынок грозился устроить...

– На рынок – это хорошо, – весело проговорил заведующий. И достав из выдвижного ящика стола мой личный листок, начал его с улыбкой рассматривать.

– Вы, наверное, кандидат наук? – наконец, спросил он, вперив в меня свои проникновенные черные глаза.

– Да, – поник я.

– А почему вы не указали это в личном листке?

– Дык...

– Утаили, значит...

– Да, утаил, – ответил я, понемногу свирепея. У меня уже не было никаких сомнений, что этот уважающий себя член племени кадровиков решил дать мне от ворот поворот. То ли счел человеком Анвара, то ли еще из-за чего-то. И значит, я зря просидел три дня в пропахших формалином коридорах поликлиники.

– А что вы еще утаили? – продолжал измываться кадровик.

– Правительственные награды и участие в арабо-израильском конфликте на стороне верблюдов! И еще я маньяк! И жена у меня маньячка! – выкрикнул я и бросился вон из комнаты.

Да, вот, убежал... Псих, что поделаешь? Да и на фиг мне их рынок? Уеду в Приморье. В тайгу. Там таких, как этот из ОК, отродясь не было. Климат влажный, и они быстро плесенью исходят.

Взял бутылку портвейна и домой пошел. На Плешке, – это площадка перед станцией, где леваки добычи дожидаются, – тестя встретил. Поговорили о том, о сем, покурили, потом его одна бабушка на кладбище ехать уговорила. На несколько километров за десятину моей зарплаты. И откуда только у бабушек такие деньги? И тесть поехал. Внушительный такой, вальяжный.

В частности, я Тельцам удивляюсь – внушительные они, себя уважают. Это в частности. А в общем меня астрология удивляет. Я ни в каких богов не верю, материалист до мозга костей, а знаки эти меня достают. Почему люди, рожденные примерно в одно и то же время, похожи? И почему они похожи чем-то на существа и вещи, давшие имена зодиакальным созвездиям? Ведь созвездия, это каждый знает, от фонаря называли? И в разных странах по-разному?

Но ведь похожи. На Овнов, Козерогов, на Весы похожи. Вот Тельцы-мужчины мне напоминают быков на лугу. Стоят, жуют себе, и почти все им до лампочки. Нет, они могут участие проявить, особенно к родственникам, но очень уж формальное это участие, без искорки, я бы сказал. Очень обстоятельные люди.

А Девы? Это вообще феномен, особенно женщины. Будь я учителем в мужской гимназии, я бы на каждом уроке советовал бы ученикам держаться от них подальше. А если не получиться, то гулять с ними подальше от загса. О, господи, какие они гордые, эти Девы! Порох, а не женщины. Чувство собственного достоинства, вкус, активность, пренебрежение к знаниям (часто вынужденное)! Пятьдесят процентов разведенок – это Девы. Но им на это наплевать. Замуж выскочить им делать нечего, потому как могут они мужика охмурить, так охмурить, что он от счастья жмуриться будет. Ох уж эти Девы! Глазки потупят, вкусненькое сготовят, в постельку сами затащат. А оттуда пинком, если не угодишь в области послушания. Порох, а не женщины.

О Весах и говорить нечего. Весы они и есть Весы. Вот Саша Свитнев. Мой коллега по институту. По лаборатории дешифрирования материалов аэрокосмических съемок. Говорит мало, его почти не видно. А как решить чего надо, головоломку какую-нибудь, все его зовут. Посидит, минуты две в стол внимательно глядя, подумает и выдает, чуть ли не специальную теорию относительности. И сразу всем ясно, что дело он говорит.

Женщины-Весы не совсем такие. Они тоже хорошо думают и рассчитывают, но иногда сбои у них происходят по поводу зажатого созвездием темперамента. Я так думаю, что мужчины-Весы персонифицируют весы обычные, рычажными, их еще называют. А женщины-Весы – весы пружинные. И пружинка их внутренняя иногда наружу от напряжения выскакивает.

От Львиц бы тоже подальше держаться. Но не всегда это удается. В частности, мне. Львицы – это Львицы. Мужику рядом с ними хорошо. Если, конечно, он политес соблюдает и гриву свою вовремя расчесывает. Львицы добычливы, завсегда мяску сожителю принесут. Но себе на уме. Их глазами надо есть, комплименты говорить, а на фиг это надо? За кусок мяса и еженедельный доступ к телу? Не, Львицы – это не то. Вера – Львица. Хороша была, пока я ей бананы чистил и больше ее получал. А как она с декрета вышла и работу себе хорошую нашла, так все. У нее свой бюджет, у меня свой. И собственность тоже. У меня зубная щетка, у нее дом и счет в банке. Но это к теме не относиться. Просто такой она человек. Не бесхитростный, мягко говоря. А практичный.

Козерогов еще знаю. Упрямы, честны, лесть за чистую монету принимают. Разъяряются часто и рогами бьют, куда не надо. И потому редко удачливы, хотя куда угодно забраться могут.

Рыбы... Рыб я хорошо знаю. Сам такой. Они двух видов бывают. Водолеистые И овнистые. Вы правильно улыбнулись. К последнему слову букву «г» запросто можно добавить. Ради красного словца не пожалеют и отца. Так охарактеризуют, что не отмоешься. Очень на Овнов похожи. Инертны как в покое, так и в движении. Если лежат, то фиг их поднимешь. Если бегут – лучше не останавливать. Себе дороже будет.

А водолеистые рыбы... Теща Светлана Анатольевна водолеистая. У нее вся жизнь из пустого в порожнее. Вроде муж есть, вроде квартира, вроде работала, вроде ездила куда-то. Вроде читает много. А наружу ничего не выходит. И ничего за десятки лет не меняется. И вода, которую она льет, какая-то не питательная, ничего из нее не вырастает. Цветы сохнут, попугаи дохнут. И супы не очень. Без души. Но это, как говориться, вид сбоку. А если изнутри... Если изнутри, то Рыбы, как водолеистые, так и овнистые в аквариуме живут. В глухой воде и за стеклом. И очень не любят, когда их трогают руками. Даже если гладят.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru