Пользовательский поиск

Книга Жертва Киднеппинга. Содержание - Глава 15

Кол-во голосов: 0

Бритва! Нобелю самому не мешало побриться, вспомнил Рашид, а он оставил бритву на краю раковины, наполненной к тому же мыльной водой со сбритой щетиной. Даже слепому станет ясно, что у Нобеля Араг - заде кто-то был. А к этому моменту он наверняка уже заверил ментов в обратном, и сейчас его допрашивают с пристрастием.

Даже не глядя на спидометр, не спуская глаз с развертывавшейся перед ним дороги, Рашид жал и жал на газ. Он чувствовал, как машина набирает скорость. Туман был редким, но местами сгущался в сплошную серую стену, которую не мог пробить свет фар, и моментально обволакивал машину.

То и дело Рашиду приходилось резко тормозить и потом, когда туман немного рассеивался, снова разгоняться.

Вырисовывалась довольно мрачная перспектива. Его обвиняли в убийстве лучшего друга и человека, чьего имени он даже не знал; у него не было алиби, хуже того, полиция считала, что он попытался устроить себе алиби, в котором ему отказала Марьям. Марьям! Сучка! Ее-то он обязательно повидает, если доберется до Баку.

Кроме того, те тысячи долларов, которые Акпер якобы выиграл в "Хазаре", были найдены в комнате Рашида, а несколько сотенных купюр - в его бумажнике, когда менты схватили его.

"Хазар", мрачно думал Рашид. "Хазар" и его крутой, вечно ухмыляющийся хозяин Омар Бармагов. Еще один тип, которого ему непременно надо будет повидать.

Бармагов - один из тех всемогущих боссов, которых стронился Акпер": Марьям, азартные игры, мертвый кассир...

Рашид размышлял над другими уликами, которые убедили полицию в его виновности: взаимная страховка на магазин, объявление о продаже магазина, как если бы он готовил скорый отвал, кассир, избитый в драке, во время которой он оцарапал нападавшего, а у Рашида свежие царапины на щеке; и Акпер и кассир застрелены из одного пистолета, который проследили до магазина Рашида: пуговица от пиджака Рашида; зажатая в кулаке мертвого кассира...

Рашид резко дернул руль, с трудом вписываясь в S-об-разный изгиб дороги. У него не больше шансов, чем у снежка в аду. Ко всему прочему он совершил побег, скрывался от полиции, вломился в помещение редакции и увел машину. Теперь полиции было известно, что он вооружен.

Словно всего этого мало, менты знают еще и марку, и номера его машины. И одет он как бродяга, и лицо побрито только наполовину - одна щека покрыта жесткой черной щетиной.

В отчаянии Рашид затряс головой. Есть ли у него хоть малейший шанс выкарабкаться из этой передряги, опровергнуть обвинения и вернуться наконец к нормальной жизни?

О Аллах! Ведь он самый обычный парень, честно зарабатывал себе на жизнь и старался ладить с людьми. Как, блин, с ним могло приключиться такое?

У него промелькнула мысль: можно же свернуть на прибрежное шоссе и удариться в бега. Через пару часов, максимум три, он будет уже в Набране, Гусарах. Оттуда на попутке - в Дагестан.

Его всегда завораживала Россия матушка: Москва, Питер, Нижний Новгород, Краснодар... А там, глядишь, и Европа, Польша, Венгрия... Все годы, что он жил в Баку, его тянуло куда-нибудь в Европу - увидеть цивилизацию.

Но, нахмурился он, ему вовсе не улыбалось провести там остаток жизни. Да еще в качестве гонимого, беглеца: вздрагивать при виде каждого человека в форме, да и вообще любого, кто проявит к нему любопытство. К тому же он просто обязан прищучить убийцу Акпера.

Объехав ''восьмой километр'' с востока, он свернул на дорогу, огибающую этот поселок с той стороны, где он оказался после побега. Дольше ему нельзя было оставаться в машине - еще слава Аллаху, что его не остановили до сих пор.

Но въезжать в центр Баку тоже не годилось.

Сейчас он находился всего лишь в километре или двух от цели, и нечего дальше искушать судьбу. Свернув на ближайшем перекрестке, он нашел в стороне от дороги место, где машину можно было спрятать в рощице. Ее, наверное, найдут при свете дня, но к тому времени он будет уже далеко.

Оставив ключи в замке зажигания, он выбрался из машины и зашагал через поле в сторону городских огней. Солнце вот-вот должно взойти, и ему необходимо найти крышу на дневное время.

В Баку он знает только одного человека, которому может довериться, - Нюню. "Я снова иду к тебе, Нюня, - мысленно произнес он. - Как бы не надоесть тебе".

Если он доберется до ее квартиры и если ему повезет, день пройдет спокойно. А ночью он нанесет свои визиты - тогда у него будет больше шансов на успех. Ком застрял в горле при одной мысли, что ему в самом деле придется застрелить кого-нибудь, скажем, того, кто убил Акпера. А ночь для таких дел подходит все же лучше.

Глава 15

У двери квартиры Нюни Рашид постоял немного, прислушиваясь. Она не спала: было слышно, как она двигается внутри. Он негромко постучал и услышал быстрые шаги, приближающиеся к двери.

Нюня отперла и широко распахнула дверь; при виде беглеца она едва не зарыдала.

- Рашид! Я.., так волновалась.

Она взяла его за руку и втянула в комнату, потом прижалась к нему, положив голову ему на грудь.

- Я боялась, что вас уже убили. - Засмущавшись, она поспешно отступила в сторону, закрыла и заперла дверь.

- Пока еще нет, - отозвался Рашид. - К счастью. Помните, вы же поцеловали меня на счастье?

- Я помню, - еле слышно прошептала она. Ее ярко-голубые глаза вдруг широко распахнулись. - О Аллах! Что случилось с вашим лицом? И что это за наряд?

Он усмехнулся:

- Одолжил одежонку у приятеля. Даже начал бриться, но мне.., помешали.

С совершенно серьезным лицом она подвела его к дивану и усадила рядом с собой.

- Неприятности?

- Кое-какие. Но все норма - я же вернулся!

- Но как? Вы достали машину?

- Одну увел, а обратно приехал на тачке приятеля. Ее я припрятал, не доезжая до города, и добрался сюда пешком. Я веду просто очаровательную жизнь. Во всяком случае, в отдельные моменты.

Он передернулся, вспомнив долгую прогулку к дому Нюни, все возраставшее напряжение, свои попытки смотреть одновременно во все стороны и старания убраться с дороги немногих пешеходов, встреченных на темных улицах; заря загорелась, как раз когда он поравнялся с "Елки Палки".

- Вы достали то, за чем ездили? - поинтересовалась Нюня.

Он достал из-за пояса револьвер и показал ей. Рашид успел протереть его досуха еще в машине, и сейчас оружие тускло блестело в свете лампы.

При виде револьвера Нюня отшатнулась.

- Рашид, - жалобно простонала она, - уберите, пожалуйста, я не хочу его видеть. - Положив руку на его плечо, она спросила:

- Неужели вы не можете обойтись без оружия? Оно только приведет к новой беде. Пока вы никого не убили, но до этого может дойти, если вы будете расхаживать с пушкой.

- Вы правы, может и дойти. - Он заметил отвращение на ее лице и продолжил более спокойным тоном:

- Придется, Нюня, если меня вынудят. Я не имею в виду полицию или что-нибудь в этом духе. Я хочу сказать, если не будет другого выхода или если я найду убийцу Акпера.

Некоторое время она таращилась на него, потом спросила:

- Вы уверены? Вы думаете, что знаете, кто.., действительно виновен? Он кивнул:

- Думаю да. Сегодня ночью я постараюсь повидать Марьям Балыгову. Она лишила меня алиби, нагло солгав. Я хочу знать почему. И я хочу побеседовать по душам с большой шишкой, которая заправляет в "Хазаре".

- С Бармаговым?

- С самим Омаром Бармаговым.

- Он вызывает у меня дрожь. У вас есть какие-нибудь улики против него?

- Не то чтобы улики. Но я непременно навещу его.

И Марьям.

Нюня подобрала под себя стройные ножки и разгладила юбку, откинулась на спинку дивана и проговорила:

- Рашид, я не хочу, чтобы вы пострадали, чтобы вас ранили или даже убили. Вы должны быть осторожны.

- Можете не волноваться на этот счет.

- Но я.., волнуюсь.., из-за револьвера.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru