Пользовательский поиск

Книга Ибица круглые сутки. Содержание - Глава 22

Кол-во голосов: 0

— Я соберу вещи. Отвезете меня немедленно, — приказала Шинеад, ни к кому конкретно не обращаясь, и захромала в дом.

Остальные в молчании провожали ее взглядами. Шафф начал хихикать первым.

— Шшш, перестань, — прошептала Дениз, правда, не особенно сердито.

— А чего ты ждала? — запротестовал Шафф. — Она сама виновата, нечего было жадничать. Я думал, что оказываю ей услугу.

— Наверно, нужно помочь ей собрать вещи, — сказала Фиона. — Потом мы отвезем ее в больницу.

— Мы поедем с вами, если хотите, — сказал Шафф.

— Как это мило, — ответила Дениз. — Судя по всему, день сегодня будет чудный. Вы уверены, что хотите провести его в больнице? — Да на хуй это. Она будет там сто лет. Я имел в виду, что мы можем завезти Шинеад, а потом отправиться на пляж.

Дениз и Фиона переглянулись и пожали плечами.

— Тогда мы возьмем полотенца…

Коннор осторожно вытащил руку из-под головы спящей Марины, встал с кровати и пошлепал из ее комнаты на кухню. Было всего полвосьмого утра, вторник. На этой неделе он мог уже влиться в ряды преуспевающих бизнесменов, а вместо этого любовался морем и наблюдал, как пробуждается очередной замечательный день. Но сейчас он думал о другом.

Он был огорчен тем, что его боксерские трусы по-прежнему на нем. Еще больше его удручал тот факт, что на Марине была футболка, лифчик, трусики (вероятно) и шорты, несмотря на духоту и жару в комнате.

Если бы парой часов ранее она легла в постель в одних сексуальных трусиках, он расценил бы это как зеленый свет; трусики и футболка без лифчика — означали бы, вероятно, желтый; комплект из трусиков и лифчика плюс футболка — желтый/красный, но ложиться, предварительно нацепив больше одежды, чем было на ней днем… сомнений в том, какой это означает свет, не возникало.

Правда, Коннор все равно некоторое время лежал в ожидании, прислушиваясь к любым изменениям дыхания, молясь, чтобы она вздохнула, повернулась и оплела свою ногу вокруг его. Но нет, они даже не поцеловались, даже не обменялись парой игривых замечаний.

С другой стороны, Марина никогда не принадлежала к тем, кто легко расстается со своей честью. Раз она не кинулась в объятия к тому, с кем у нее когда-то были серьезные отношения, можно было предположить, что она вообще вела строгий образ жизни с тех пор, как они расстались.

Он взял из холодильника бутылку с водой. Выглянув в коридор, заметил, что дверь в комнату Холли закрыта. Он не слышал, как она вернулась. Интересно, Дэкс с ней?

Коннор глотнул воды и бездумно уставился на фотографию, прикнопленную к стене, с Холли и другими девочками на вечеринке «Вспышка». Казалось, что это было очень давно. Холли, конечно, замечательная девушка, но определенно не для него.

С другой стороны, Марина, без всякого сомнения, была создана для него, даже если лежала в постели закутанной до ушей. Он шагнул обратно в спальню. Как он может винить ее в том, что она не переспала с ним после первого за семь лет совместного ужина? Она, очевидно, просто хотела убедиться в серьезности его намерений. Он ждал этого семь лет. Если говорить о Большом Приключении — так и вовсе всю жизнь. Можно потерпеть еще пару дней.

Люк только заснул, когда его разбудил звук подъезжающей к дому машины. На часах было без четверти восемь. Он работал допоздна, потому что хозяин бара «Раффлз», Карлос, был недоволен результатами открытия сезона и основной удар обрушился на Люка.

Люк поклялся себе, что застрелит Шаффа и Гранта, если они притащили с собой кучу гостей.

Он прислушался, но не расслышал никаких признаков приближения шумной толпы, после чего предположил, что это Холли и Дэкс или Коннор. Интересно, как там у него с Мариной? Успокоившись, Люк натянул одеяло на голову и приготовился сладко заснуть.

БАХ!

Дверь в спальню с треском распахнулась. Люк едва приоткрыл глаза и увидел толпу людей в полицейской форме, они ввалились к нему с криками и топотом. Боль, которую он почувствовал, когда его бесцеремонно вытащили из кровати, была слишком реальной, чтобы счесть все это кошмарным сном. Он еще толком не проснулся, когда два довольных полицейских вынырнули из-под его шкафа со здоровым мешком таблеток, пакетами с белым порошком и весами.

Несмотря на протесты на испанском и английском, его стащили по ступеням и впихнули в полицейскую машину.

Удивленная соседка в доме напротив оставила свою стирку и закурила сигарету, наблюдая, как отъезжает вереница автомобилей.

Сидя в машине, припаркованной неподалеку, Рори тоже закурил сигарету, однако, судя по его довольной улыбке, он-то вовсе не был удивлен.

ЗНАКОМЫЕ ЛИЦА И ДРУЗЬЯ В ПОЛИЦИИ

Глава 22

В автобусе сто семьдесят первого маршрута Дэкс нажал на звонок, но с места встал не сразу. Машины двигались с черепашьей скоростью, и пассажиры привычно сидели в угрюмом молчании. Дэкс протер кружочек на стекле и посмотрел на серые облака, пучившиеся над Камберуэллом. Студия «Сканк FM» только что переехала в этот район Лондона.

Но урбанистический пейзаж вызвал у Дэкса не уныние, а скорее радость узнавания. Этому месту он принадлежал, здесь он вырос. Здесь людям было до него дело и он чувствовал себя уважаемым, популярным и защищенным.

Он был дома и был счастлив.

А что делало Дэкса еще счастливее, так это то, что Виктор Джеймс теперь продвигал его, назначил ведущим диджеем, послушался его совета относительно нового месторасположения студии, представил промоутерам и владельцам клубов. Сегодня, в пятницу, Дэкс собирался играть в новом клубе, недавно открывшемся в центре Лондона

К сожалению, его приподнятое настроение время от времени омрачали раздумья о судьбе Люка. В понедельник ночью никто больше не пришел домой, вот почему во вторник утром арестовали одного Люка. В тот момент Дэкс уже сидел в самолете, радуясь возвращению домой и печалясь, что так и не трахнул Холли, — каким незначительным это теперь казалось.

Сначала он думал, что полиция обнаружила товар Шаффа и Гранта, а его друг по несчастному стечению обстоятельств просто оказался дома один. Однако узнав, что одна тысяча двадцать четыре таблетки экстази, двадцать пять граммов кокаина и весы нашли в комнате Люка, он мог сказать только одно — все это не принадлежало его другу.

Дэкс выскочил из автобуса, закинул спортивную сумку на плечо и пошел к спортзалу — занятия помогали ему избавиться от злости, которую он испытывал, вспоминая Шаффа и Гранта.

То, что Люк оказался впутанным в их делишки, уже было плохо. Но хранить наркотики в комнате приятеля — более низкого поступка Дэкс не мог представить. Вот вам и американские ценности. Дэкс мечтал вернуться на Ибицу и выбить признание из Шаффа и Гранта, потому что они, разумеется, все отрицали.

В среду ему позвонил Коннор с известием об аресте Люка, потом перезвонил и сообщил подробности. Во время второго разговора промелькнулоимя Холли. Дэкс так много раз подкалывал Коннора после «Вспышки», когда Холли призналась, что ей нравится диджей. И теперь Коннор наверняка будет рад отыграться, если узнает, что Дэкс не переспал с ней и что она просто кинула его. Он был уверен, что Холли не из тех девушек, которые охотно делятся информацией о своей личной жизни, поэтому просто сказал Коннору, что они решили не торопиться, но будут поддерживать связь, возможно, продолжат встречаться в конце лета.

Дэкс нахлобучил бейсболку, чтобы защититься от моросящего дождя. Дождь полил сильнее, и последние пятьдесят метров до зала он пробежал, склонив голову. На пороге он столкнулся с кем-то, этот кто-то был таким большим и твердым, что с успехом мог играть роль временной двери.

— Прости, приятель, — извинился Дэкс, которому дождь заливал глаза. — А, это вы двое…

— Мы слышали, ты вернулся, — процедил Рик Серль, а его брат Бастер сгреб Дэкса за ремень и поволок к машине. — Очень вовремя, потому что мы как раз собираемся лететь на Ибицу завтра вечером. Но до этого, — он помог Бастеру затолкать Дэкса в машину, — мы немного покатаемся, а ты расскажешь нам интересную историю об одном шотландце и килограмме глюкозы.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru